Мышление и язык

Мышление и язык

Язык и мышление

Язык — главная из знаковых систем человека, важнейшее средство человеческого общения, способ осуществления мышления. К. Маркс, например, назвал язык “непосредственной действительностью мысли”. Знак — это внешнее выражение внутреннего содержания предметов и явлений — их значение. Человек — единственное существо, моделирующее внешний мир при помощи знаковых систем. Знаки — это символы таблицы Менделеева, музыкальные ноты, рисунки, имена и т.д. В любом человеческом сообществе люди реагируют на те или иные знаки в соответствии с культурными традициями, ибо формирование знаковой картины мира и восприятие мира в знаковой системе всегда опосредованно культурой. Знаки, выражающие значения явлений могут иметь либо условный, либо реальный характер (например, местные особенности одежды). Условные знаки, в свою очередь, делятся на специальные и неспециальные. Роль неспециального знака может сыграть, скажем, дерево, используемое как ориентир; специальные знаки — это жесты, знаки уличного движения, знаки различия, ритуалы и т.д.

Важнейшие условные знаки человеческой культуры — это слова. Предметы и явления окружающей действительности редко полностью подвластны человеку, а слова — знаки, которыми мы их обозначаем, подчиняются нашей воле, соединяясь в смысловые цепочки — фразы. Со знаками, со значениями, которые им придаются, оперировать легче, чем с самими явлениями. С помощью слов можно интерпретировать другие знаковые системы (например, можно описать картину). Язык — универсальный материал, который используется людьми при объяснении мира и формировании той или иной его модели. Хотя художник может это сделать и при помощи зрительных образов, а музыкант — при помощи звуков, но все они вооружены, прежде всего, знаками универсального кода — языка.

Язык — это особая знаковая система. Любой язык состоит из различных слов, то есть условных звуковых знаков, обозначающих различные предметы и процессы, а также из правил, позволяющих строить из этих слов предложения. Именно предложения являются средством выражения мысли. С помощью вопросительных предложений люди спрашивают, выражают свое недоумение или незнание, с помощью повелительных — отдают приказы, повествовательные предложения служат для описания окружающего мира, для передачи и выражения знаний о нем. Совокупность слов того или иного языка образует его словарь. Словари наиболее развитых современных языков насчитывают десятки тысяч слов. С их помощью благодаря правилам комбинирования и объединения слов в предложения можно написать и произнести неограниченное количество осмысленных фраз, заполнив ими сотни миллионов статей, книг и файлов. В силу этого язык позволяет выражать самые разные мысли, описывать чувства и переживания людей, формулировать математические теоремы и т.д.

Важно отметить, что связи мыслительных процессов с лингвистическими структурами, широко обсуждается сегодня представителями различных школ и учений философии — структурализмом, постпозитивизмом (лингвистический позитивизм). герменевтикой и др. Представители постпозитивизма обсуждают, как правило, отношения между мышлением и языком в рамках проблемы духовного и телесного (“ментального” и “физического”). Одним из наиболее активных защитников идеи “экстралингвистического знания” является К.Хуккер. Он исходит из того, что лингвистические структуры — это подкласс информационных структур, поэтому недопустимо, по его мнению, отождествлять мысль и речь. Справедливо отмечая, более широкий характер информационных структур по сравнению с лингвистическими К.Хуккер склонен к абсолютизации их, придания им статуса бытийности. Из этой идеи исходит и другая идея постпозитивизма — о тождестве “ментального” и “физического”, эту идею пропагандируют “элининативные материалисты”. Они полагают, что “ментальные термины” теории языка и мышления должны быть элиминированы, как ненаучные и заменены терминами нейрофизиологии. Чтобы решить эту задачу, нужно, прежде всего, как они полагают, отвергнуть “миф данного”, т.е. утверждение о том, что мы располагаем некоторым непосредственным и мгновенным знанием о собственных “ментальных” процессах. Пожалуй, самым решительным образом отрицает “непосредственно данное” П.Фейерабент. По его убеждению, “непосредственно данное” является вовсе не фактом природы, а “результатом того способа, которым любой род занятий (или мнения) относительно сознания воплощен и воплощается в языке”. Этот “якобы факт природы” есть типичная кажимость, обусловленная “бедностью содержания ментальных терминов по сравнению с физическими терминами”/

Заметим, что отрицание “непосредственного данного” означает, что знание существует только тогда, когда оно вербализовано, т.е. выражено словами. Если этот факт “непосредственно данного” признается, то вопрос о его отношении языку и речи решается по-разному. Встречается точка зрения, что непосредственное знание о собственных сознательных состояниях всегда так или иначе вербализовано. Например, Г.Фейгл говорит о наличии сугубо личного языка, с помощью которого субъект выражает для себя указанное знание. Непосредственное знание, прямой опыт он называет “сырыми чувствами”. Последние и выступают в форме “личного языка”, который в процессе общения переводится на интерсубъективный, обыденный язык. Эти примеры свидетельствуют о междисциплинарном характере проблемы соотношения языка и мышления и возможности различных трактовок этого взаимодействия.

Можно разделить два способа существования мысли при помощи языка: “живую мысль”, т.е. актуально переживаемую данным человеком в данном интервале времени и пространства и “отчужденную мысль”, зафиксированную в тексте и т.п. “Живая мысль” — это собственно и есть мышление, реальное онтологическое его развертывание. Оно никогда не бывает абстрактным мышлением, т.е. тем, с которым имеет дело наука. Последнее возможно только в отчужденной от человека форме, например, в компьютере. Реальный процесс мышления, осуществляемый индивидом, есть сложное и динамичное образование, в котором интегрированы многие составляющие: абстрактно-дискурсивные, чувственно-образные, эмоциональные, интуитивные. К этому следует добавить непременную включенность в процесс мышления целеобразующих, волевых и санкционирующих факторов, которые исследованы пока крайне слабо. Как видно, реальный процесс мышления и мышление, как предмет логики, как логический процесс сильно отличаются друг от друга.

Мышление как реальный процесс представляет собой одну из важных форм активности сознания. Поэтому оно не может быть адекватно описано и понято вне содержательно-ценностных и структурных характеристик сознания. Будучи сознательной деятельностью, мышление органически связано с информационными процессами, протекающими на бессознательно-психическом уровне. По-видимому, правильнее было бы даже сказать, что реальный процесс мышления осуществляется в едином сознательно-бессознательно-сознательном психическом контуре, анализ которого является специальной и весьма сложной задачей. Поэтому мы ограничиваемся уровнем сознания, включая рассмотрение тех его периферийных областей, где постепенно меркнет свет рефлексии.

Мышление как активный, целенаправленный процесс осуществляется сознательно, является формой деятельностного сознания. А это указывает на факт оценочной регуляции (саморегуляции) мыслительного процесса. Всякий сознательный процесс, в том числе и мышление, есть в той или иной степени общение. Естественно, что общение невозможно без языка. Однако язык является главным, решающим, но не единственным средством общения. а это позволяет думать, что коммуникативность мышления не ограничивается его вербализуемость.

Следует различать общении с другими и общение с собой. Особенность общения с собой состоит в том, что оно протекает в интроспективном плане и существенно отличается по характеру вербализации от общения с другими. Характерно, что общение с другими включает множество невербальных средств коммуникации и понимания (жест, пауза, ритм, мимика, выражение глаз и т.д.). Не исключено, что развитие человеческой коммуникации пойдет по линии увеличения удельного веса этих элементов в общении и со временем, следуя предсказаниям писателей-фантастов, мы станем телепатировать. Но пока язык остается уникальным всеобщим способом коммуникации.

Логично предположить, что общение с самим собой осуществляется через использование средств невербальной коммуникации. Каждый знает это состояние — “знаю, понимаю, а сказать не могу”. А вот как это состояние выразил Фет: Как беден наш язык! — Хочу и не могу

Не передать того ни другу, ни врагу,

Что буйствует в груди прозрачною волною.

Напрасно вечное томление сердец,

И клонит голову маститую мудрец

Пред этой ложью роковою.

Целесообразно выделить два уровня внутреннего говорения — еще не вербализованный и уже вербализованный — именно его принято именовать внутренней речью. Внутренняя речь включает различные степени словесной оформленности мысли и. следовательно, она всегда характеризуется, по крайней мере, первичной словесной оформленностью, затем преобразуется, достигая большей адекватности.

Несовпадение “живой мысли” с внутренней речью, сложность процесса вербализации мысли и др. позволяет подвергнуть сомнению общепринятую трактовку языка как прародителя мышления. Исследования психологов, физиологов, лингвистов, языковедов и философов подтверждают тот факт, что язык и мышление связаны тысячами нитей и взаимопереходов. Они не могут существовать друг без друга. Речь без мысли — пуста, мысль без речи — нема, а, следовательно, не понята. Но было бы ошибкой отождествлять одно с другим, ибо мыслить не значит говорить, а говорить не всегда значит мыслить, хотя речь была и остается главным условием и способом осуществления мышления.

Мышление и язык

Мышление есть высшая форма активного отражения объективной реальности, состоящая в целенаправленном, опосредствованном и обобщенном познании субъектом существенных связей и отношений предметов и явлений, в творческом созидании новых идей, в прогнозировании событий и действий. Возникает и реализуется в процессе постановки и решения практических и теоретических проблем.

Мышление можно определить так же как процесс оперирования конкретно-чувственными и понятийными образами предметов. Мышление – это процесс, но мышление также и способность, имеющаяся уже при чувственном отражении действительности. Эта способность включена в чувственно-сенситивную способность, обеспечивая ее трансформацию в способность к абстрактному мышлению.

Биологическим субстратом мышления является высокий уровень развития головного мозга, исторически сформировавшегося в процессе становления человека, общества, материальной и духовной культуры. Мышление протекает в различных формах и структурах (понятиях, категориях, теориях), в которых закреплен и обобщен познавательный и социально-исторический опыт человечества. Отправляясь от чувственного опыта, мышление преобразует его, дает возможность получать знания о таких свойствах и отношениях объектов, которые недоступны непосредственному эмпирическому познанию. Орудием мышления является язык, а также другие системы знаков (как абстрактных, так и конкретно-образных).

Язык – система знаков, служащая средством человеческого общения, мышления и выражения. С помощью языка осуществляется познание мира, в нем объективируется самосознание личности. Язык является специфически социальным средством хранения и передачи информации, а также управления человеческим поведением.

Сначала рассмотрим язык как систему знаков, а затем опишем его особенности и функции.

Знак – материальный предмет (явление, событие), выступающий в качестве представителя некоторого другого предмета, свойства или отношения и используемый для приобретения, хранения, переработки и передачи сообщений (информации, знаний). Различают языковые и неязыковые знаки. Среди последних можно выделить знаки-копии, знаки-признаки и знаки-символы.

Знаки-копии – это воспроизведения, репродукции, более или менее сходные с обозначаемым (фотографии, пиктограммы, иконические модели).

Знаки-признаки связаны с обозначаемыми предметами как действия со своими причинами (симптомы, приметы).

Знаки-символы в силу заключенного в них наглядного образа используются для выражения некоторого, часто весьма значительного и отвлеченного, содержания.

Языковые знаки не функционируют независимо друг от друга, а образуют систему, правила которой определяют закономерности их построения, осмысления и употребления. Знаки, входящие в состав языков как средств коммуникации в обществе – знаки общения. Знаки общения делятся на знаки естественных языков и искусственных знаковых систем. Знаки естественных языков состоят из звуковых знаков, а также соответствующих им рукописных, типографских и иных знаков. Неязыковые знаки играют в коммуникации вспомогательную роль.

Различают предметное, смысловое и экспрессивное значение знака. Предмет, обозначаемый знаком называется его предметным значением. Смысловое значение знака – это его свойство представлять, фиксировать определенные характеристики обозначаемого объекта, определяющие область приложения знака; это то, что понимает человек, воспринимающий или воспроизводящий данный знак. В науке смысловое значение знака приобретает форму понятия, причем в ряде областей предметы, обозначаемые знаком, представляют собой идеализированные объекты. Под экспрессивным значением знака понимаются выражаемые с помощью данного знака чувства и желания человека, употребляющего его.

Язык участвует в осуществлении практически всех высших психических функций, будучи наиболее тесно связан с мышлением. Связь эта нередко трактуется как параллелизм речевых и мыслительных процессов (соответственно устанавливается взаимоотношение единиц языка и мышления – чаще всего слова и понятия, предложения и суждения), что связано с упрощенным толкованием языкового значения как непосредственного отражения объекта в зеркале языка. Значение же есть система констант речевой деятельности, обеспечивающих относительное постоянство отнесения ее структуры к тому или иному классу; тем самым значение, поскольку оно полностью усвоено носителем языка, есть как бы потенциальный заместитель всех тех деятельностей, которые оно опосредует для человека. Язык участвует в процессе предметного восприятия, является основой памяти в ее специфически человеческой (опосредствованной) форме, выступает как орудие идентификации эмоций и в этом плане опосредует эмоциональное поведение человека.

Звуковой язык, как и пластика человеческого тела, является естественной системой знаков – в отличие от искусственных языков, специально создаваемых в науке и искусстве. Специфической особенностью человеческого языка является наличие в нем высказываний о самом языке, обусловливающей способность языка к самоописанию и описанию других знаковых систем. Другая особенность языка – его членораздельность, внутренняя расчлененность высказывания на единицы разных уровней (словосочетания, слова, морфемы, фонемы). Это связано с аналитизмом языка – дискретностью смысла его единиц и способностью их к комбинированию в речи по известным правилам. Аналитизм языка позволяет ему строить тексты – сложные знаки, обладающие развитой системы модальности, временной мерой и выражением лица. Все эти особенности языковых значений обусловливают универсальность языка по сравнению с другими знаковыми системами, позволяют языку описывать мир как целое, называть предметы мира, описывать поведение людей и давать личные имена людям и коллективам, определяя тем самым строение коллективов людей.

  • Вы здесь:  
  • Главная Мышление и язык
  • Ответы на вопросы по теории философии Мышление и язык
  • Мышление и язык

/ Общее языкознание / 5. Язык и мышление

Вопрос о соотношении слова и мысли волнует людей очень давно.

Мышление – это духовная деятельность человека, которая состоит в отражении объективной действительности, а также процесс этого отражения и результат этого отражения. Это отражение активно. Человек классифицирует опыт, структурирует его и как бы моделирует реальность – сначала с опорой на ощущения. Способ моделирования действительности определяется жизнью человека, его нуждами.

Базовая активность мышления – классификация и обобщение (язык в ней участвует). Дерево – дерево вообще (как понятие).

На взаимоотношения языка и мышления существуют две крайние точки зрения:

Язык и мышление независимы. Язык – внешняя оболочка мысли. Человек формулирует мысль без участия языка, только передает ее с помощью языка. Аргументы: глухонемые от рождения люди или дети с задержкой в развитии не говорят, но в мире ориентируются; при тотальной афазии мыслительные функции сохраняются; животные лишены языка, но не мышления и пр.

Язык и мышление взаимозависимы (Гумбольдт, Сепир, Уорф). Мышление человека определяется языком, на котором он говорит. Люди думают и действуют так, как они говорят.

Обе эти гипотезы – крайности. Ни отождествлять язык и мышление, ни полностью отрывать их друг от друга нельзя.

Существуют биологические способы получения и обработки информации: зрение, слух, обоняние, осязание, вкус. Они существуют и у животных. Человек разработал еще один способ адаптации – социальный. Это язык – способ передачи полученной информации, другому человеку. Человек ее заново кодифицирует, классифицирует, делает доступной для передачи.

Мышление шире того, что человек обрабатывает языком. Мышление включает и осознанные, и неосознанные процессы – язык только осознанные; оно направлено на разные формы действия – язык только на социальную (коммуникативную).

Нельзя отождествлять картину мира человека с его мышлением. но у человека существует как минимум две картины мира: логическая (научная) – анализ реальной информации, которая поступает из внешнего пространства (в т.ч. с помощью языковой формы). Это наше представление об устройстве мира. + языковая картина мира. которая (часто в образной форме) представляет те же явления. Устройство Солнечной системы (Солнце, 9 планет) ≈ солнце садится, солнце встает. Языковые формы зачастую сохраняют древние представления. Языковая картина мира – фиксирование давних представлений, метафорических выражений, и она не оказывает существенного влияния на бытовое поведение и мышление людей.

Язык связан только с некоторыми из них или со всеми, но не в полной мере. Выделяют следующие типы мышления:

образное (доязыковое) – чувственный образ, который становится заместителем предмета в мышлении. Имеются в виду любые образы, получаемые с помощью любых органов чувств. Наиболее различаются у разных людей. Основа для развития дальнейших форм мышления.

логическое (языковое) – абстрактный знак, формируемый с опорой на язык. Одно и то же слово может быть связано с разными понятиями; одно понятие – с разными словами. Отсюда в дальнейшем развивается теория концепта.

абстрактное (надъязыковое) – универсальный предметный код. Заместитель предмета – не понятие и не чувственный образ, а сложная схема, состоящая из определенных понятий и чувственных образов. Это свертывание нескольких мыслительных операций в одну. Этому можно только научить. Интериоризация («сворачивание», автоматизация процессов ходьбы, чтения и пр.). Типичный пример – мышление шахматиста, физика, химика.

Психофизиологическая основа связи языка и мышления – мозг. В ходе эволюции происходила спецификация участков мозга (функциональная симметрия головного мозга). Левое полушарие – доминантное, речевое; зона Брокá (нижнелобная область) – порождение речи; зона Вéрнике (височная область) – восприятие речи. Связи между полушариями очень насыщенные и быстрые.

Левое полушарие отвечает за анализ, детали и различение фонем и букв. Правое – за синтез, контроль, интонацию и иероглифы.

Якобсон рассматривает функции языка, исходя из коммуникативного акта:

основные – присутствуют в любом коммуникативном акте:

— гносеологическая (мыслеобразующая). Но: мысль существует не только в языковой форме; центральная функция – коммуникативная, а гносеологическая вытекает из нее, т.к. чтобы передать информацию, мы должны ее сначала сформулировать.

— факультативные – проявляются в определенных условиях:

— когнитивная (познавательная, аккумулятивная) – познание мира с помощью языка;

— эмотивная (экспрессивная) – выражение отношения к сообщаемой информации;

-конативная (волюнтативная) – воздействие на слушателя с помощью передачи информации (звательные формы и падежи, формы повелительного наклонения и пр.);

-эстетическая (поэтическая) – использование языка как объекта эстетического воздействия, средства художественного творчества;

— аксиологическая – функция оценки (не информации, а вообще всего, часто с точки зрения полезности);

— магическая (омадативная) – воздействие на мир с помощью языка, находит выражение в божественных гипотезах, поговорках, пословицах, молитвах, заговорах и т.д.;

— метаязыковая – способность языка выступать в качестве описания себя самого;

Функции единиц языка:

— номинативная – способность давать имена;

— перцептивная – способность единиц языка быть воспринятыми;

— сигнификативная (смыслоразличительная, дистинктивная) – позволяет ЕЯ различаться между собой;

— конститутивная – способность строить более сложные конструкции;

— грамматическая – способность связи в высказывании;

— фатическая – установление контакта м/у людьми.

МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫК это:

МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫК

МЫШЛЕ́НИЕ И ЯЗЫК

неразрывно связанные между собой явления – первое как высшая форма отражения действительности, а второе – как материальная форма осуществления мыслит. деятельности. Посредством языка мысли отд. людей превращаются из их личного достояния в обществ. достояние, в духовное богатство всего общества. Человек может выражать свои мысли многими способами (мимикой, жестами, поступками, музыкальными звуками, рисунками и красками, чертежами, формулами и т.д.), однако универсальным средством выражения мысли является язык. В языке человек фиксирует свою мысль и благодаря этому имеет возможность подвергать ее анализу как вне его лежащий объект. Он служит средством понимания не только чужих, но и своих собств. мыслей. Выражая свои мысли, человек тем самым отчетливее уясняет их сам. Слово существенно для мышления и в силу того, что оно является материальной формой существования знания, что в нем откладываются, объективируются и через него актуализируются знания, посредством к-рых человек во все возрастающей мере осознает окружающую действительность и самого себя. Посредством языка происходит переход от восприятия к понятиям, осуществляется формирование обобщенной мысли, протекает процесс оперирования понятиями. Без обобщающей роли языка человек не мог бы приобрести способность обозревать бесконечное многообразие отдельных вещей окружающего мира. «. В языке есть только общее. Всякое слово (речь ) уже о б о б щ а е т. Чувства показывают реальность ; мысль и слово – общее» (Ленин В. И. Соч. т. 38, с. 272, 269). Связь между мышлением и языком не механическая, а органическая: их нельзя отделить друг от друга, не разрушая того и другого. Не только язык не существует вне мышления, но и мысли, «идеи не существуют оторванно от языка» (Архив Маркса и Энгельса, т. 4, 1935, с. 99). См. Мышление. Язык и библиографию при этих статьях.

А. Спиркин. Москва.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М. Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970.

Смотреть что такое «МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫК» в других словарях:

МЫШЛЕНИЕ — направленный процесс переработки информации в когнитивной системе живых существ. М. реализуется в актах манипулирования (оперирования) внутренними ментальными репрезентациями, подчиняющимися определенной стратегии и приводящими к возникновению… … Философская энциклопедия

Язык и мышление — Язык и мышление два неразрывно связанных вида общественной деятельности, отличающихся друг от друга по своей сущности и специфическим признакам. «Мышление высшая форма активного отражения объективной реальности, целенаправленное,… … Лингвистический энциклопедический словарь

ЯЗЫК — знаковая система хранения и передачи информации, выполняющая сознательную и коммуникативную функцию в процессе человеческой деятельности. Сознание существует для другого через язык, в нем оно находит свое материальное выражение. Мышление и язык… … Тематический философский словарь

ЯЗЫК — знаковая система, используемая для целей коммуникации и познания. Системность Я. выражается в наличии в каждом Я. помимо словаря, также с и н таксиса и семантики. Синтаксис определяет правила образования выражений Я. и их преобразования,… … Философская энциклопедия

Язык (средство общения) — Язык, стихийно возникшая в человеческом обществе и развивающаяся система дискретных (членораздельных) звуковых знаков (см. Знак языковой), предназначенная для целей коммуникации и способная выразить всю совокупность знаний и представлений… … Большая советская энциклопедия

мышление — процесс познавательной деятельности индивида, характеризующийся обобщенным и опосредствованным отражением действительности. Различают следующие виды М. словесно логическое, наглядно образное, наглядно действенное. Выделяют также М. теоретическое … Большая психологическая энциклопедия

ЯЗЫК — сложная развивающаяся семиотическая система, являющаяся специфическим и универсальным средством объективации содержания как индивидуального сознания, так и культурной традиции, обеспечивая возможность его интерсубъективности, процессуального… … История Философии: Энциклопедия

ЯЗЫК — сложная развивающаяся семиотическая система, являющаяся специфическим и универсальным средством объективации содержания как индивидуального сознания, так и культурной традиции, обеспечивая возможность его интерсубъективности, процессуального… … Новейший философский словарь

Язык — система знаков, служащая средством человеческого общения, развития культуры и способная выразить всю совокупность знаний, представлений и верований человека о мире и о самом себе. Как факт духовной культуры, язык в своем развитии и… … Энциклопедия культурологии

Язык — I Язык (lingua, или glossa) непарный вырост дна ротовой полости у позвоночных животных и человека. Я. рыб образован складкой слизистой оболочки; не имеет мускулатуры (за исключением двоякодышащих) и движется вместе со всем висцеральным… … Большая советская энциклопедия

  • Язык, мышление и действительность в философии Бхартрихари. Евгения Десницкая. Бхартрихари — прославленный индийский философ и грамматист V века н. э. основоположник индийской лингвофилософии. Представленные в данном сборнике статьи посвящены отдельным аспектам… Подробнее Купить за 2385 грн (только Украина)
  • Английский язык для государственного управления. Учебник и практикум (+ CD-ROM). И. Б. Короткина. Учебник разработан в соответствии с актуальными требованиями Федерального государственного образовательного стандарта высшего образования. Методологически курс относится к направлению ESAP… Подробнее Купить за 916 руб
  • Английский язык для государственного управления. Учебник и практикум / English for Public Policy, Administration and Management (+ CD-ROM). И. Б. Короткина. Учебник разработан в соответствии с актуальными требованиями Федерального государственного образовательного стандарта высшего образования. Методологически курс относится к направлению ESAP… Подробнее Купить за 655 руб

Другие книги по запросу «МЫШЛЕНИЕ И ЯЗЫК» >>

Мышление как активный, целенаправленный процесс осуществляется сознательно, является формой деятельностного сознания. А это указывает на факт оценочной регуляции (саморегуляции) мыслительного процесса. Всякий сознательный процесс, в том числе и мышление, есть в той или иной степени общение. Естественно, что общение невозможно без языка. Однако язык является главным, решающим, но не единственным средством общения. а это позволяет думать, что коммуникативность мышления не ограничивается его вербализуемость. [7, с.91]

Целесообразно выделить два уровня внутреннего говорения — еще не вербализованный и уже вербализованный — именно его принято именовать внутренней речью. Внутренняя речь включает различные степени словесной оформленности мысли и. следовательно, она всегда характеризуется, по крайней мере, первичной словесной оформленностью, затем преобразуется, достигая большей адекватности.

Несовпадение “живой мысли” с внутренней речью, сложность процесса вербализации мысли и др. позволяет подвергнуть сомнению общепринятую трактовку языка как прародителя мышления. Исследования психологов, физиологов, лингвистов, языковедов и философов подтверждают тот факт, что язык и мышление связаны тысячами нитей и взаимопереходов. Они не могут существовать друг без друга. Речь без мысли — пуста, мысль без речи — нема, а, следовательно, не понята. Но было бы ошибкой отождествлять одно с другим, ибо мыслить не значит говорить, а говорить не всегда значит мыслить, хотя речь была и остается главным условием и способом осуществления мышления.

Связь языка и мышления. Соотношение поняти

В истории философии и лингвистики вопрос о соотношении языка и мышления всегда привлекал пристальное внимание ученых.

Гиаотиза Сэпира-Уорфа: «Мы видим, слышим и воспринимаем так или иначе те или другие явления главным образом благодаря тому, что языковые нормы нашего общества предлагают данную форму выражения». [15, с184]

Одной из наиболее существенных проблем является проблема отношения языка и мышления. Этот момент рассматривается языкознанием в тесном взаимодействии с психологией. Психолингвистика или менталингвистика — раздел общего языкознания, который изучает взаимоотношение языка и мышления. Теория языковых значений, связь языка и мышления являются важнейшим аспектом лингвистических знаний.

В рамках психологии мышление как высшая форма психической деятельности изучается на протяжении многих веков. При этом всякий раз, когда говорят о природе языка, обязательно вовлекают в сферу рассуждений и феномен языка. Поэтому, в языкознании проблематика соотнесения языка и мышления составляет наряду с происхождением языка «вечную проблему» [8, с.35].

Мышление — это активный процесс отражения объективной действительности в формах представлений, понятий, суждений, умозаключений. Мышление является частью сознания, т. е. всего процесса отображения действительности нервно мозговой системой человека. Будучи связанным с понятийными аспектами именно мышление ответственно за осмысливание, переработку и трансформацию языкового знака в то, что он означает — в понятие. [2, с.56]

В термин мышление обычно вкладывают следующие значения:

1) способность отображать действительность в форме понятий, суждений, умозаключений;

2)сам процесс отображения жизни в этих формах. [2, с.57]

Мышление главным образом оперирует понятиями как логическими значениями языковых знаков. Строго говоря, проблема значения слова связана не только с мышлением но и с сознанием. Ведь кроме логических значений языковых знаков существуют также эмоциональные и эстетические. А семантика языка это как раз и есть сочетания всех значений. [4, с.19]

2.Гипотезы о соотношении мышления и языка.

Гипотеза I. Язык есть мышление. Подразумевается, что эти понятия тождественны, хотя удобнее говорить о их синонимичности: ибо ничто не есть язык, только язык есть язык. Но это была бы тавтологическая характеристика. Все же по этой формуле не может быть языка без мышления и мышления без языка. Говорение (речевая деятельность) приравнивается к озвученному мышлению, невыраженное мышление — к внутреннему говорению. [9, с.75]

Сознание не только выявляется, но и формируется с помощью языка… Связь между сознанием и языком не механическая. а органическя. Их нельзя отделить друг от друга, не разрушая того или другого.

Один из авторов учебного пособия Столяренко Л.Д. пишет о связи языка и мышления: «Отрыв мышления от языка неизбежно приводит, с одной стороны, к мистификации мышления, к лишению его материальных средств вормирования реализации, а с другой стороны, к трактовке языка как какой-то замкнутой в себе сущности, отторгнутой от жизни общества, от развития культуры. …Не только язык не существуевне мышления, но и мысли, идеи не сужествуют оторванно от языка». [14, с.74]

Иванов А.В. заявлял: «Язык есть мышление в звуке, как и наоборот, мышление есть беззвучная речь». [6, с.37] «Без речи, — писал Леонтьев Л.Б. — элементы чувствительного мышления, лишенные образа и формы, не имели бы возможности фиксироваться в сознании: она и придает им объективность, род реальности (конечно фиктивной), и составляет поэтому основное условие мышления нечувственными образами». [11, с.84]

Отвергая такое мнение, критики утверждают, что, во первых, возможно говорение без мышления. Во вторых, часто для уже готовых мыслей подыскивают слова, а иногда так и не находят. В практике говорения имеются также примеры ложных высказываний (при правильных мыслях).

В своемшироко известном учебнике «Введение в языковедение» А.А.Реформатский пишет: «Язык и мышление образуют единство, так как без мышления не может быть языка и мышление без языка невозможно». «Без языка мышление – это не та ясная, отчетливая мысль…»[12, с.572] Непонятно одновременно допускаемое признание мышления без языка и отрицание мышления без языка, что само по себе противоречит закону формальной логики. Вновь всплывает тезис об отсутствии отчётливых мыслей у человека вне языка, приводящий к утверждению о потере ясности восприятия мира с потерей языка или его неразвитостью.

Гипотеза II. Язык есть мышление, но мышление не есть язык. В первой гипотезе возможна была перестановка элементов равенства без ущерба для этого равенства (язык есть мышление, мышление есть язык). Согласно данной гипотезе говорение и мышление не одно и то же, а разные стороны одного процесса. Язык и интеллект развиваются в тесной связи, но ни один из них не является результатом другого.

Мы можем мыслить без языка, но мы не можем говорить (осмысленно) без мышления. Речевая деятельность меняет состояние сознания, но это изменение может протекать и без участия языковых знаков, например, под воздействием сигналов, получаемых от органов зрения, осязания и т. п. «Следовательно, речевая деятельность всегда сопровождается мыслительными процессами, но мышление может протекать независимо от языковых процессов. Именно поэтому одно и то же понятийное содержание может быть выражено различными языковыми средствами». [5, с.345]

Чувственной основой мышления является отнюдь не язык, а окружающая человека действительность. Язык как конвенциональная знаковая система ничего общего с предметами реального мира не имеет, а возбуждает в сознании людей индивидуальные представления об этих предметах и явлениях, совподающие в общих чертах у всех носителей языка данного социума. [10, с.36]

Гипотеза III. Язык не есть мышление, но мышление есть язык. Согласно этому тезису, все, что высказано и реализовано в чувственно воспринимаемых структурах (звукоряды, графические знаки и т. п.), никак не может быть приравнено к мышлению и элементов такого не содержит. Однако мышление как процесс протекает в формах собственного языка. Психологи называют этот процесс внутренней речью, имеющей предикативную структуру, которая преобразуется во внешнюю — речь.

В этой группе можно выделить две разновидности:

1. язык и мышление не имеют ничего общего. Подлинное понимание мира может быть осуществлено только в мышлении свободном от языка, хотя не исключено, что язык в состоянии сделать мышление более экономичным, послужить ему опорой, однако в этой роли способна выступать и другая знаковая система; [9, с.287]

2. язык не имеет никакого положительного влияния на мышление. Так называемые вспомогательные средства для обозначения и фиксации мышления служат помехой. Точно также и передача познанного осуществляется в языке весьма несовершенным образом. [9, с.288]

Гипотеза IV. Язык — это не мышление, и мышление — это не язык. Согласно данному положению, язык и мышление — разные типы поведения. Сначала человек думает, затем говорит. Даже если он говорит про себя, он сначала обдумывает. Интеллект и речь, интеллектуальная и языковая способности человека совершенно самостоятельны и друг от друга не зависят. [9, с.291]

Оказывается, что мы выполняя любую занимающую нас деятельность, не связанную с её словестным оформлением ( играем ли в спортивную игру, вытачиваем ли деталь на станке, одеваемся ли по утрам и т.п.), очень смутно и неясно представляем себе всё то, что мы делаем. Но ведь дело обстоит отнюдь не так. Тем более, когда речь заходит о чувствах, где язык либо неуместен, либо является их бледной тенью.

Но все же зависимость данных феноменов при относительной автономности подтверждается большинством исследователей. Так, в общих чертах представляется совокупность существующих мнений относительно связей мышления и языка.

Все четыре гипотезы небезосновательны и имеют право на существование. Однако в любом случае невозможно отрицать наличие тесной связи между процессами мышления и функционированием языка.

Отношение мысли к языку проявляется в том, что человек изобретает и создает те или иные формы речи, формы и способы языкового выражения. Мысль, обращенную на речь и язык, т. е. мысль о языке, называют языковым мышлением [4, с.39]

Мысль воплощается в слове не стихийно, а осознанно. В слове наша мысль делает значащими все более тонкие структуры. Осмысление, осознание, ощущение своей речи человеком как процесса языкового мышления развивается, затрагивая все новые детали строя языка. [6, с.47]

Осмысление речи принято делить на распознавание речи и понимание речи. Распознаванием называют узнавание материальной формы речи (знака). Пониманием называют тот или иной тип осознания смысла сказанного и того, каким образом он выражен.

Тесная связь между языком и мышлением может быть обоснована и тем. Что структурное и понятийное значения тесно связаны между собой. Дж. Ферс полагал, что значение может быть раскрыто при помощи контекста ситуации, которая включает в себя не только саму обстановку речи и собеседников, но и окружающие предметы, социальный и культурный опыт говорящих.

«Содержание, — пишет Сэпир в работе «Техника семантики», — вне его структуры не поддается какому либо обобщению. Субстанцию содержания составляет, несомненно, вся совокупность человеческого опыта» [15, с.45]

Между понятиями и образами в речи и лексическими понятиями устанавливаются сложные и многоаспектные связи. В этих связях, несомненно участвуют как и другие семиотические системы, так и предметный мир, отражаемый сознанием. Связи составляют суть отношений между процессом мышления в языковой форме и языковым мышлением, когда возникает осмысление языкового выражения.

Прежде чем мы поставим точку в нашей курсовой работе, попытаемся обобщить и подытожить полученные данные.

Вот те задачи, которые нам удалось выполнить в рамках курсовой:

1. Исследовали работы различных ученых по поводу отношения языка и мышления.

2. Показали различные точки зрения на проблему связи языка и мышления, в частности, является ли мысль и слово одним и тем же или это разные субстанции, а также возможно ли существование мышления без языка.

3. Рассказали о точке зрения по поводу того, что язык обуславливает мышление (гипотеза Сепира — Уорфа), а также привели возражения представителей психологии и психолингвистики (Выготский, Леонтьев).

Какое бы явление, касающееся языка и сознания, мы не взялись объяснять, обнаруживалось наличие нескольких теорий, каждую из которых как трудно опровергнуть, так и доказать. Однако все изученные нами теории имеют и нечто общее. Все они говорят о взаимозависимости мышления и языка.

Ни в одной из гипотез, с которыми нам пришлось столкнуться нет мысли о том, что мышление и язык — это две субстанции, существующие параллельно и не связанные друг с другом. В некоторых из вышеприведенных теорий наличествуют предположения о том, что мышление может существовать без языка. Но ни в одной из них нет указаний на то, что язык может существовать без мышления. Следовательно, мы можем сделать вывод, что, разнясь в оценке степени взаимного влияния мышления и языка, все вышеперечисленные исследователи едины в одном — разрозненные звуки становятся языком, только в том случае, если они исполняют функцию передачи (получения, отображения) информации носителем сознания (мышления).

Таким образом, мышление является сложным психолого-логическим феноменом, имеющим свои основания как в физиологии, так и в социальности человека. Мышление изучается многими науками — теорией познания (в плане соотношения субъективного и объективного, чувственного и рационального и т.д.); логикой (правило, операции и формы мышления); кибернетикой (“искусственный интеллект”); языкознанием (соотношение мышления и языка); эстетикой (образное мышление); нейрофизиологией (мозговой субстрат и физиологические основания мышления); этологией (предпосылки возникновения мышления в животном мире) и. конечно же, психологией. Рассмотренные в реферате аспекты проблемы мышления, далеко не исчерпывают всех наработок психологии по этому вопросу — за пределами анализа остались такие проблемы, как мотивационные основания мышления, его целеполагающая природа, связь с аффекторной стороной человеческой психики, различие субъективных и объективных характеристик мышления и многие другие. В данной работе мы пытались проследить основные этапы становления и функционирования мышления, как фактора психо-физиологического развития человека как вида, HOMO SAPIENS, и показать, что само мышление является его родовидовым отличием.

Список использованных источников

1.Бахтин, М.М. Под маской / М.М.Бахтин. – Москва: Издательство “Лабиринт”, 2000.- 157с.

Виттиг, М. Прямое мышление и другие эссэ / Моника Виттинг. – Москва: Идея пресс, 2002.- 107с.

Волчек, Е.З. Филисофия. 2-е изд. испр. – Минск: НПЖ «Плюсминус», 1995.- 295с.

Выготский, Л.С. Мышление и речь / Л.С.Выготский. — Москва: Издательство “Лабиринт”, 1999. – 43с.

Головин, Б.Н. Введение в языкознание / Б.Н.Головин. – Москва: Высш.шк. 1983. —

Иванов, А.В. Сознание и мышление / А.В.Иванов. – Москва: Издательство Моск. ун-та, 1994. – 130с.

Ительсон, Л.Б. Лекции по общей психологии. Учебное пособие / Л.Б. Ительсон. — Минск: “Издательство АСТ”, 2000. – 76с.

Кассирер, Э. Философия символических форм / Э. Кассирер. – Москва: Язык, 1995. – 270с.

Коровкин, М.М. Язык и мышление / М.М.Коровкин. – Рязань: Рязан. гос. пед. ун-т, 1993.-356с.

Леонтьев, А.А. Что такое язык / А.А.Леонтьев. — Москва: “Педагогика”, 1976. – 296с.

Леонтьев, А.А. Основы психолингвистики / А.А.Леонтьев. — Москва: “Смысл”, 1999. – 265с.

Реформатский А.А. Введение в языкознание / А.А.Реформатский. – Москва: Просвещение, 1967. – 385с.

Соссюр, Ф. Курс общей лингвистики / Ф.Соссюр.- Минск: Издательство “Логос”, 1998. – 261с.

Столяренко, Л.Д. Основы психологии / Л.Д.Столякенко.- Ростов- на- Дону: “Феникс”, 2000. – 176с.

Сэпир, Э. Язык / Э.Сэпир. – Москва: Гос. Соц.-эк. Изд-во, 1934. – 65-194с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *