Теории девиантного поведения

Теории девиантного поведения

Самыми первыми теориями девиантного поведения были биологические теории. В их основе лежало предположение, что некоторые люди плохи от рождения, имеют врожденные личностные изъяны, которые обусловливают их антиобщественное поведение.

Итальянский психолог Чезаре Ломброзо (1835–1909) предложил теорию врожденного преступника. Он был убежден, что вследствие генетических особенностей врожденные преступники не могут обуздать свои инстинкты. Исправить этих людей практически невозможно.

Американский врач Уильям Шелдон (1898–1977) подчеркивал важность изучения строения тела человека для прогнозирования его поведения, поскольку определенное строение тела означает определенные личностные качества.

В основе психоаналитических теорий лежит изучение конфликтов, происходящих в сознании личности. Согласно теории Фрейда, у каждой личности под слоем активного сознания находится область бессознательного – это наша психическая энергия, в которой сосредоточено все природное, первобытное. Человек способен защититься от собственного природного «беззаконного» состояния путем формирования собственного Я, а также так называемого сверх-Я, определяемого исключительно культурой общества. Однако может возникнуть состояние, когда внутренние конфликты между Я и бесознательным, а также между сверх-Я и бессознательным разрушают защиту и наружу прорывается наше внутреннее, не знающее культуры содержание. В этом случае может произойти отклонение от культурных норм, выработанных социальным окружением индивида.

В соответствии с социологическими, или культурными, теориями индивиды становятся девиантами, так как процессы проходимой ими социализации в группе бывают неудачными по отношению к некоторым вполне определенным нормам, причем эти неудачи сказываются на внутренней структуре личности. Когда процессы социализации успешны, индивид сначала адаптируется к окружающим его культурным нормам, затем воспринимает их так, что одобряемые нормы и ценности общества или группы становятся его эмоциональной потребностью, а запреты культуры частью его сознания. Он воспринимает нормы культуры таким образом, что автоматически действует в ожидаемой манере поведения большую часть времени. Ошибки индивида редки, и всем окружающим известно, что они не являются его обычным поведением.

Интеракционистское направление в рамках социологического подхода представляют Танненбаум, Беккер, Лемерт, Гофман, Хофнагель и др. Они объясняют девиантное поведение негативной социальной реакцией, стигматизацией (клеймением), «наклеиванием ярлыков» на лиц, чье поведение отклоняется от норм.

Конфликтологический подход к проблеме девиации представлен «радикальными криминологами». Они отвергают все теории преступности, трактующие девиацию как нарушение общепринятых законов. Некоторые конфликтологи утверждают, что законы и деятельность правоохранительных органов – это орудие, которое правящие классы используют против тех, кто лишен власти. Отсюда следует, что «радикальная криминология» не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы.

Основные формы девиантного поведения:

Самоубийства. Одной из главных причин, влияющих на самоубийство, Владимир Бехтерев называл систему образования, которая развивает в школьниках пессимизм, неврастению, попирает «лучшие общественные и человеческие идеалы». Российские исследователи обращали большое внимание на дефекты нравственного развития личности в генезисе суицидального поведения, связывали эпидемии самоубийств с кризисом нравственности и утратой смысла жизни. Они же обращали внимание на необходимость общественных усилий для предупреждения суицидального поведения.

Проституция. Исследования по истории проституции, ставшие классическими, были предприняты такими авторами, как Блох, Дубошинский, Тарновский, Обозненко, Клевцов и др. В результате опросов были получены сведения о мотивах занятия проституцией, возрасте первых половых контактов проституток, заболеваемости среди них, а также о коррумпированности полицейских чинов, закрывающих глаза на всевозможные нарушения нормативной регламентации занятия проституцией и содержания публичных домов.

Гомосексуализм. Хотя природа гомосексуальной ориентации до сих пор остается предметом дискуссий, гомосексуализм традиционно рассматривается и как вид девиантного поведения. Очевидно, что хотя бы ситуационный гомосексуализм (в местах лишения свободы, в закрытых учебных заведениях, в армии и на флоте) не безразличен к социальным факторам. Тарновский предложил различать гомосексуализм врожденный и приобретенный в результате внешних влияний.

Наркотизм. Первые отечественные исследования наркотизма относятся к концу XIX (Моравицкий) и началу XX в. (Левитов, Сикорский). Моравицкий делит потребителей наркотиков на привычных и случайных. Тесную связь наркотизации населения с социально-бытовыми условиями подчеркивает Шоломович.

Преступность. Преступность всегда считалась самым опасным видом «социальной патологии». Российские исследователи в начале XX века пришли к мнению, что причины преступления коренятся не только в личности преступника, но и в обществе, поэтому нельзя считать преступление исключительно актом «свободной воли» преступника (постулат классической школы уголовного права), рассчитывать на наказание как единственное или главное средство контроля над преступностью. По классификации Жижиленко, криминогенные факторы находятся в окружающей природе, в индивидуальных особенностях личности, в условиях социальной среды. Другое направление криминологической мысли начала прошлого века – клиническое, сосредоточивавшее внимание на индивидуальных, личностных факторах преступности (Браиловский, Бруханский, Познышев). В те годы было проведено много прикладных, эмпирических исследований с использованием разнообразных методов. В результате были созданы «портреты» детоубийц (Гернет), насильников (Бруханский), хулиганов и поджигателей (Сегалов) и др.

5.Массовое сознание и массовые действия

Для социологии представляет познавательный интерес массовое сознание и такое его состояние как общественное мнение. — важнейший регулятор социального взаимодействия и коммуникации, фактор социализации и образования личности.

Это отношение к социальным событиям, к деятельности общностей, организаций, отдельных личностей. Общественное мнение способно не только отражать объективную действительность, но и воздействовать на практическую деятельность людей через механизм социальных норм и контроля.

«Британская энциклопедия» определяет общественное мнение как совокупность индивидуальных взглядов, отношений, мнений относительно какого-либо конкретного вопроса, выражаемых значительной частью общества. В общественном мнении проявляется комплекс предпочтений, выражаемых значительным числом людей по общезначимому вопросу. К его признакам можно отнести :

публичность высказывания мнения,

· широкая распространенность в массах,

· выступает как продукт взаимодействия людей,

· затрагивает общие интересы,

· формируется по общественно значимым вопросам в процессе борьбы мнений.

Выразителями его могут выступать любые объединения людей, организации, средства массовой информации, отдельный человек.

Выразители общественного мнения выступают и лидерами мнения. Лидерами мнения является та часть его выразителя, которая обладает возможностью не только высказывать существующее мнение, но и оказывать реальное воздействие на его функционирование.

К основным факторам формирования общественного мнения относят: экономические и социально–политические условия, уровень культурного развития, образовательный уровень населения, утвердившийся образ жизни, средства формальной и неформальной, массовой и межличностной коммуникации. Общественное мнение формируется как стихийно, так и сознательно через внушение, убеждение, подражание .

Условия оптимального формирования и функционирования общественного мнения:

· возможность получения информации, соответствующей основным требованиям, предъявляемым к социальной информации (т. е. систематизированность, комплексность, полнота, объективность, оптимальность, оперативность);

· возможность обмениваться мнениями внутри данной общности в целом и значимых ее групп;

· право и реальная возможность публично выражать весь диапазон мнений по данной проблеме.

Американский социолог У. Липпман в книге «Общественное мнение» высказал мысль, что теперь общественное мнение, особенно по политическим вопросам, формируется средствами массовой информации. Общественное мнение обладает ограниченными возможностями, так как не способно адекватно отражать социальную реальность, а в некоторых случаях может оказаться даже ошибочным. Этот вывод Липпмана был подкреплен теорией стереотипизации массового сознания. согласно которой в повседневной жизнедеятельности люди, как правило, оценивают ситуацию и поступают шаблонно в соответствии с имеющимися у них стереотипами. Социальный стереотип – это упрощенный, схематизированный образ какого-либо социального объекта, который обладает значительной устойчивостью.

Таким образом, можно сказать, что общественное мнение в современном обществе выступает как индикатор социальных процессов и явлений.

Массовое поведение представляет собой стихийную реакцию людей на социальную ситуацию, затрагивающую их интересы. К формам массового поведения относят действия толпы и людских масс, панику, погромы, бунты, мятежи и т. д.

Социологические исследования этих вопросов начались с разработки теории толпы. Наибольшую известность в данной области получила концепция французского социального психолога и социолога Г. Лебона (1841–1931). В соответствии с этой концепцией толпа обладает собственной коллективной психикой, в которой как бы растворяется психика отдельных людей. В толпе человек теряет свой индивидуальный облик и начинает вести себя непредсказуемо. Г. Лебон выделил три фактора, определяющих поведение толпы:

безликость толпы, порождающую чувство безответственности и вседозволенности у принимающих участие в коллективных действиях;

склонность к подражанию и восприятию «заразительных» эмоций, способствующих сохранению единства социальной массы;

повышенную внушаемость толпы, ее готовность подчиняться фанатичным лидерам, следовать их призывам и лозунгам.

Толпа часто становится объектом манипулирования со стороны экстремистских партий и организаций, которые используют бессознательные иррациональные мотивационные механизмы участников массовых действий. Роль этих механизмов тем больше, чем меньше человек понимает суть происходящих событий. Кроме того, в определенных условиях бессознательно-иррациональные побуждения могут вообще вытеснить все другие формы регуляции поведения. Например, голод и страх способны стать такими психологическими доминантами, которые будут вызывать панику, погромы, массовые волнения, бунты, мятежи, восстания и т. д.

Несколько иной тип массового поведения представляют социальные движения, под которыми принято понимать коллективные действия, способствующие или препятствующие социальным изменениям.

Социологические теории девиантного поведения

Первые попытки объяснения причин девиаций были предприняты в рамках биологических и психологических теорий, которые искали причину девиантного и преступного поведения в природных и психических отклонениях индивидов. И хотя такого рода объяснения полностью пока не опровергнуты – они имеют сегодня очень мало сторонников.

Биологические теории девиантного поведения в изобилии возникали на рубеже ХIХ и ХХ вв. Ч. Ломброзо и Х. Шелдон пытались доказать связь криминального поведения с определенным физическим строением тела. Позднее, уже в 70-е гг. ХХ в. ряд ученых-генетиков пытались увязать предрасположенность к агрессии с наличием у индивида дополнительной хромосомы «Х» или «Y». Несмотря на то, что в отдельных случаях названные теории подтверждались, до сих пор не удалось найти ни одного универсального физического или генетического признака, который бы отвечал за девиантное поведение. Такая же судьба постигла и психологические теории девиации- здесь тоже не удалось найти ни одной психопатической черты, которая была бы характерна для всех нарушителей общественного спокойствия.

Слабое место биологических и психологических теорий девиации состоит в том, что, сосредоточивая все внимание на личности девианта, они упускают из вида социальный контекст его поведения. А ведь именно этот контекст определяет, почему один и тот же поступок считается нормой в одной культуре, а в другой расценивается как отклонение.

Социальные институты задают точку отсчета для квалификации поведения как девиантного, но индивиды из разных общественных классов по-разному относятся к одним и тем же социальным нормам и даже по-разному их нарушают. Так, мелкие кражи или кражи со взломом совершают в основном люди из малообеспеченных слоев населения, а финансовые махинации, растраты и уклонение от налогов – это уже дело людей состоятельных.

Девиантное поведение – это продукт общества. Следуя известному принципу Э. Дюркгейма, согласно которому «социальное надо объяснять социальным», — главные причины девиантного поведения следует искать с помощью социологической теории.

Наиболее известными на сегодняшний день социологическими теориями девиантного поведения являются теории социальной аномии, теории субкультур, теории конфликта, теория стигматизации и теория рационального выбора.

Теория социальной аномии берет начало от Э. Дюркгейма, который считал, что причиной девиантного поведения является распад системы общественных ценностей. В периоды общественных кризисов, когда рушатся привычные нормы, а новые еще не устоялись, люди теряют ориентиры — начинают испытывать тревогу, страх перед неопределенностью, перестают понимать, чего ждет от них общество, — все это ведет к возрастанию числа случаев девиантного поведения.

Р. Мертон модифицировал понятие социальной аномии и стал использовать его для обозначения напряженности, которая возникает вследствие конфликта между стремлением индивида следовать общепризнанным жизненным стандартам и ограниченностью официально одобренных средств их достижения.

Современное индустриальное общество провозглашает единые для всех слоев населения жизненные ценности – высокий социальный статус, карьеру, богатство и т.п. Предполагается, что средствами достижения жизненного успеха являются интенсивный труд и самодисциплина, вне зависимости от стартовой жизненной позиции индивида.

В действительности значительная часть населения оказывается в неблагоприятном положении, поскольку не обладает достаточными экономическими ресурсами, ни для получения хорошего образования, ни для начала собственного дела. И здесь возникает искушение – добиться жизненного успеха любыми доступными средствами, невзирая на закон и тем более на мораль.

Р. Мертон назвал такую ситуацию «структурной социальной аномией» и обозначил пять возможных поведенческих реакций индивида на предлагаемую обществом дилемму «жизненных целей и средств их достижения».

Конформизм имеет место тогда, когда индивид придерживается общепринятых ценностей и социально одобренных средств их достижения, независимо от того, удается ему добиться жизненного успеха или нет. Конформное поведение типично для большинства населения и обеспечивает стабильность общества.

Инновация наблюдается тогда, когда индивиды принимают жизненные стандарты общества, но используют осуждаемые обществом средства их достижения. Стремясь добиться жизненного успеха любой ценой люди начинают торговать наркотиками, подделы­вать чеки, мошенничать, присваивать чужое имущество, воровать, участвовать в кражах со взломом и в разбой­ных ограблениях или заниматься проституцией, вымога­тельством и покупать символы успеха.

Ритуализм встречается там, где люди утратили ощущение смысла жизненных ценностей, но продолжают механически следовать принятым правилам, стандартам, инструкциям. Ритуалисты заняты обычно утомительной и неинтересной работой, без перспектив и с незначительным вознаграждением.

Ретритизм – уход, бегство от действительности — имеет место тогда, когда индивиды отвергают и жизненные стандарты современного общества и средства их достижения, ничего не предлагая при этом взамен. Алкоголики, наркоманы, бродяги представляют данный тип поведения. Отказываясь о борьбы за жизненный успех и от самой борьбы за существование они постепенно опускаются на дно общества.

Бунт – это такой тип поведения, при котором индивиды отвергают существующие в обществе жизненные ценности вместе со средствами их достижения, но при этом выдвигают на их место новые и активно стремятся утвердить их на практике. Такое поведение обычно характерно для представителей радикальных политических и религиозных группировок, революционеров и реформаторов, которые хотят осчастливить все человечество вопреки его собственному желанию.

Приведенная типология Р. Мертона отражает реальности современного общества, но ее не следует применять механически.

Во-первых, обозначенные Р. Мертоном типы поведения представляют собой именно типы адаптации, адаптивной поведенческой реакции, а не типы личности. Личность, в зависимости от изменения жизненных обстоятельств может переходить от одного типа адаптивного поведения к другому или одновременно сочетать несколько типов адаптации.

Во-вторых, противоречие между жизненными стандартами и средствами их достижения у различных классов и слоев общества будет выглядеть по-разному, в силу их различного уровня жизни и разных жизненных стандартов.

В-третьих, несоответствие жизненных стремлений и возможностей характерно не только для малообеспеченных слоев населения – оно также наблюдается среди представителей среднего и высшего класса. С одной стороны, «богатые тоже плачут» (ретритизм, разочарование в жизненных ценностях), а с другой, — у «богатых» гораздо больше возможностей для инновационного типа поведения, чем они широко пользуются, нарушая все нормы морали и права.

Теории субкультур образуют следующую группу социологических теорий девиации, которые дополняют и уточняют теорию социальной аномии. В разработке этих теорий принимали участие такие социологи как Эдвин Х. Сазерленд, Альберт Коэн, Ричард А. Кловард, Ллойд Е. Олин, Вальтер Б. Миллер и др.

Суть концепции субкультур достаточно проста. В современном обществе сосуществует и взаимодействует множество дифференцированных ассоциаций или субкультур самой различной направленности, — от социально позитивных субкультур до делинквентных и криминальных.

Тип субкультуры, к которому приобщается личность, зависит от ее социального окружения. Механизм приобщения личности к субкультуре – это обычный механизм социализации, который включает в себя общение, подражание, идентификацию, обучение.

Общаясь с законопослушным окружением – личность приобретает навыки законопослушного поведения. Общаясь с правонарушителями – она усваивает навыки криминальной субкультуры. Наиболее сильное воздействие на личность оказывает субкультура ее первичных социальных групп – семья, учебный, трудовой коллектив, кампания друзей, сверстников.

Теории субкультур показывают, что между нормативным (конформным) и девиантным (преступным) поведением не существует непроходимой пропасти – и тот и другой тип поведения формируется на основе одних и тех же механизмов социализации личности. Зная социальное окружение личности и круг ее общения, можно с определенной долей вероятности прогнозировать характер поведения личности и ее предрасположенность к совершению девиантных поступков. В то же время эти теории не могут объяснить массовые случаи преступных деяний, совершаемых «непрофессионалами» — людьми, не имевшими никаких контактов с криминальными субкультурами, сообществами, и казалось бы, лишенными какого бы то ни было криминального опыта и навыков.

Теории конфликта предлагают несколько необычную трактовку причин девиации, делая основной упор не на нарушителях социальных и правовых норм, а на самих нормах, а точнее, на связи действующих социальных норм с интересами «власть-имущих».

Теории конфликта ведут свое происхождение от ортодоксальной марксистской теории, согласно которой законы буржуазного общества выражают исключительно интересы господствующего класса и трудящиеся в борьбе за выживание вынуждены нарушать эти законы. При таком подходе «девианты» оказываются уже не нарушителями общепринятых правил, а революционерами, бунтарями, выступающими против капиталистического угнетения.

Американский социолог Ричард Квинни пришел к выводу, что правовая система США в большей степени привязана к интересам и системе ценностей правящего класса, чем к интересам населения страны в целом. Если взять преступления против собственности, то более суровые санкции предусмотрены в США за кражи со взломом, грабеж, угон автомобилей, которые совершаются, как правило, представителями малоимущих слоев населения. В то же время, большинство правонарушений в сфере бизнеса, которые наносят гораздо больший ущерб собственности, отнесены к разряду административных и наказываются только денежным штрафом.

Дальнейшее развитие политическая трактовка девиации получила в теории стигматизации (т.е. наклеивании ярлыков или клеймении). Сторонники этой теории обращают основное внимание не на особенности личности девианта или его социального окружения, а на процесс навязывания статуса девианта со стороны влиятельных групп общества (законодателей, судей, руководителей, воспитателей, старших).

Основные положения теории стигматизации были разработаны Эдвином Лемертом, Говардом Бекером и Каем Эриксоном и выглядят следующим образом:

1. Ни один поступок сам по себе не является девиантным – девиация есть следствие общественной оценки поступка.

2. Все люди когда-либо нарушают социальные нормы (по неопытности, неосторожности, из озорства, из простого любопытства, в поисках острых ощущений, под давлением жизненных обстоятельств, под чужим влиянием и т.п.). Эти нарушения относятся к первичной девиации, ускользают от внимания окружающих и остаются без санкций со стороны общества.

3. Навешивание ярлыка девианта производится не на всех нарушителей, а лишь на некоторых, в зависимости от особенностей личности нарушителя, конкретной ситуации и тех, кто квалифицирует сам факт нарушения. Представители менее защищенных и обеспеченных слоев населения получают такие ярлыки гораздо чаще, чем представители среднего класса.

4. Полученное клеймо девианта (бездельника, хулигана, вора, извращенца, наркомана, преступника и т.д.) и ожидания со стороны окружающих провоцируют индивида на действия, подтверждающие его новый статус – происходит вторичная девиация.

5. Носитель ярлыка девианта, чувствуя отчуждение со стороны окружающих, начинает искать общество себе подобных и делает внутри него девиантную карьеру, переходя от слабых форм девиации к более сильным.

6. Таким образом, навешивание ярлыка на виновника часто незначительного и неопасного для общества проступка запускает механизм цепной реакции, который через сравнительно короткий промежуток времени может превратить недавнего незрелого и неопытного девианта в полноценного представителя криминального мира.

Теория стигматизации помогает понять, какую роль играют оценки и мнение окружающих в формировании девиантного поведения и почему один и тот же поступок в одних случаях рассматривается окружающими как девиантный, а в других нет. Вместе с тем, эта теория оставляет без внимания процессы, которые вызвали к жизни само девиантное поведение и, переоценивает роль стигматизации как главного фактора движения индивида по пути девиантной карьеры. Люди обладают разной степенью чувствительности к мнению окружающих и по-разному реагируют на это мнение, а в процесс приобщения индивида к криминальной культуре, помимо стигматизации, включено много других, не менее весомых факторов (приобретение криминального опыта, альтернативного статуса, новых возможностей, недоступных при законопослушном стиле поведения и т.п.).

Теория рационального выбора закрывает еще одно «белое пятно» в понимании девиантного поведения. Дело в том, что рассмотренные выше теории не анализируют действия самого индивида. Девиантное поведение выступает в них или как следствие давления обязательных жизненных стандартов, или как результат взаимодействия с соответствующими субкультурами, или как форма протеста против несправедливых общественных порядков, или как результат принудительного навешивания ярлыка девианта. Однако люди, совершающие противоправные действия не являются механическими роботами или марионетками и, видимо, должны осознавать то, что они делают. Вот эта сторона девиантного поведения и подвергается анализу в теории рационального выбора.

Суть данной теории состоит в том, что даже при наличии неблагоприятных внешних обстоятельств люди всегда сами осуществляют конечный выбор в пользу девиантного или преступного поведения — они, так или иначе, оценивают ситуацию и принимают решение, — причем, некоторые преступают границы нормы и при отсутствии каких бы то ни было негативных внешних влияний, просто полагая, что в данной ситуации можно пойти на риск. Исследования показывают, что значительная доля преступных действий, включая даже разбойные нападения, не планируются заранее, а совершаются экспромтом, если ситуация предоставляет такую возможность, а индивид внутренне готов переступить границы социальной нормы[30].

Теория рационального (ситуационного) выбора показывает, что структура преступного действия – выбор цели, оценка обстоятельств, возможных последствий, принятие решения — мало чем отличается от структуры обычного повседневного поведения. Между преступным и законопослушным поведением не существует пропасти – они легко сочетаются в образе жизни определенной части граждан, для которых эпизодические кражи и даже грабежи становятся приятным довеском к основному источнику дохода, получаемому на законных основаниях по месту работы.

Итак, на сегодняшний день существует целый ряд социологических концепций, объясняющих причины возникновения девиантного поведения. Каждая из них освещает какой-то один аспект девиации и лишь все вместе в совокупности они дают полную картину происхождения девиантного поведения. Однако, как бы ни расходились взгляды ученых по этому вопросу, в одном они солидарны – в современном обществе существуют определенные социальные группы риска или, определенные девиантные субкультуры, которые являются основными источниками, поставщиками противоправного поведения. К рассмотрению этих субкультур мы сейчас и переходим.

/ Лекция № 6 Девиантное поведение

Лекция № 6. Социология девиантного поведения

Изучение девиации — отклоняющегося поведения людей — одна из самых интересных исследовательских областей социологии. Это теория среднего уровня. Любое общество не может нормально функционировать без разработанной и принятой большинством системы норм и правил. Поведение людей практически в любом обществе направляется таким образом, что основная часть социальных ролей исполняются ими бессознательно, естественно, в силу привычек, обычаев, традиций и предпочтений.

Каждый человек включен в самые различные социальные группы: семья, учебный или производственный коллектив, соседское сообщество, круг друзей и товарищей по совместным увлечениям и т. п. Необходимым условием принадлежности индивида к той или иной социальной группе является соблюдение им определенных культурных норм, принятых этой группой и составляющих своего рода кодекс поведения. В зависимости от важности нарушаемой нормы возможны различные реакции по отношению к нарушителю. Вплоть до изгнания из группы.

Санкции — любая реакция со стороны остальных на ненормативное поведение индивида или группы. Цель такой реакции — гарантировать выполнение, соблюдение определенных социальных норм и ценностей. Санкции могут быть позитивными или негативными, формальными и неформальными. Формальная санкция имеет место там, где существуют группы или организации, задачей которых (например, милиции) является гарантированное соблюдение установленных норм. Неформальные санкции — менее организованные и более спонтанные реакции, например, на действия нарушителей общественного порядка со стороны соседского сообщества. Они могут выражаться в похвале, аплодисментах, одобрительной улыбке, объятиях, поцелуях и т. п. или в оскорбительном тоне, свисте, ругани. Неформальные санкции имеют фундаментальное значение для создания комфортности, соблюдения социальных норм. Потребность сохранить расположение друзей, семьи, стремление избежать насмешек, стыда, отторжения часто определяют поведение людей в значительно большей степени, чем даже формальные поощрения и наказания.

В современных условиях вряд ли может существовать общество, в котором все его члены вели бы себя в соответствии с нормативными требованиями. Английский социолог Н. Смелзер замечает: «Пока существуют правила, люди будут их нарушать».

Когда человек нарушает нормы, правила, законы, то его поведение, в зависимости от характера нарушения, называется отклоняющимся (девиантным), криминальным (деликвентным), уголовным и т. п. Реакция окружающих людей на отклоняющееся поведение показывает, насколько оно серьезно. Некоторые акции рассматриваются как правонарушения только в определенных обществах, другие — во всех без исключения. К примеру, не существует общества, прощающего убийство своих членов. Употребление алкоголя — серьезное нарушение во многих исламских странах. А отказ выпить спиртное в определенных обстоятельствах в России или Франции считается нарушением принятой нормы поведения.

Серьезность противоправных действий зависит не только от значимости нарушенной нормы, но и от частоты такого нарушения. Если, к примеру, студент выйдет из аудитории задом наперед, то это вызовет лишь улыбку. Но если он будет делать это каждый день, то потребуется вмешательство психиатра. Человеку, не имевшему ранее дел с милицией, могут простить даже серьезное нарушение закона, тогда как тому, у кого есть судимость, грозит строгое наказание за небольшой проступок.

Цель социологии девиантного поведения — понять причины роста преступлений, выработать теории, объясняющие эти процессы.

Основные теории девиантного поведения

Биологические теории.Самые первые теории девиации носили биологический характер: считалось, что некоторые люди плохи от рождения, имеют врожденные личностные изъяны, которые стимулируют их антиобщественное поведение, не дают возможности сдерживать низменные потребности. В конце прошлого века итальянский психолог Чезаре Ломброзо предложил теорию врожденного преступника.

Годы тщательных наблюдений и измерений в тюрьмах убедили ученого, что наиболее серьезные, злобные и упорствующие преступники (по его оценке, до одной трети) были врожденными преступниками, то есть недоразвитыми людьми, напрямую связанными с нашими примитивными предками. Врожденный преступник — атавистическое существо, которое репродуцирует в своей личности свирепые инстинкты примитивного человека, например убийство себе подобных, каннибализм. Ч. Ломброзо был убежден, что вследствие генетических особенностей врожденные преступники не могут обуздать свои инстинкты. Исправить их практически невозможно. Общество может защититься от этих людей, лишь только изолировав их. Ч. Ломброзо и его ученики утверждали, что уголовники имеют тенденцию больше походить на обезьяну, у них ненормальная челюсть, плоский нос, реденькая бородка, пониженная чувствительность к боли, длинные руки. Но ошибка Ч. Ломброзо заключалась в том, что он не произвел обмеры обычных людей. Это сделал британский врач Чарльз Горинг и нашел такие же физические отклонения у людей, которые никогда не были преступниками.

Попытки подвести биологическую основу под общую теорию преступности продолжались в течение практически всего ХХ столетия. Американский врач Уильям Шелдон подчеркивал важность изучения строения тела человека для прогнозирования его поведения. Он считал, что у собак отдельных пород имеется склонность следовать определенному типу поведения: такса, борзая, лайка. Так же и у людей — определенное строение тела означает определенные личностные качества. Эндоморф — умеренная полнота, округлое тело, такому человеку свойственны общительность, умение ладить с людьми. Мезоморф — тело отличается силой и стройностью, человек проявляет склонность к беспокойству, активен и не очень чувствителен к боли. Эктоморф отличается тонкостью и хрупкостью тела, склонен к самоанализу, наделен повышенной чувствительностью и нервозностью. У. Шелдон сделал вывод, что наиболее склонны к девиантному поведению, нарушению законов люди со строением мезоморфов.

Предпринимались попытки оценить влияние наследственности на различные формы поведения людей. В Дании изучалось поведение 3500 близнецов мужского пола. Были исследованы уголовные дела каждой пары. Результаты оказались более чем впечатляющими. Если один из моноклеточных близнецов с абсолютно одинаковым набором хромосом совершил серьезное уголовное преступление, то в 50% случаев и другой совершал подобное. У двухклеточных двойняшек шансы для другого совершить аналогичное преступление снижались до 21%. Следовательно, можно сделать вывод: чем больше генетическое сходство, тем больше сходен тип правонарушения. Есть такие наблюдения в отношении усыновления. Поведение усыновленных детей, совершивших впоследствии уголовные преступления, больше напоминает поведение их биологических родителей, чем тех, кто их усыновил.

Однако большинство социологов и психологов не поддерживают идею о том, что тенденция к отклоняющемуся девиантному поведению, совершению преступлений коренится в генетике. Паук может быть запрограммирован на плетение паутины, но ни один человек не рождается с инстинктами взломщика или убийцы. Скорее, генетика нервной системы может играть некоторую роль: вспыльчивость, импульсивность и т. п. Другое дело, что есть половые и возрастные различия в структуре преступного поведения.

В последнее время биологические объяснения девиантного поведения фокусируются на аномалиях половых хромосом. Известно, что нормальная женщина обладает хромосомами типа ХХ, а мужчины — ХУ. Но у отдельных людей обнаруживаются дополнительные Х или У хромосомы. У мужчин, имеющих дополнительную хромосому типа У, наблюдается тяжелая психопатичность, для них характерна повышенная девиантность. Все они отличаются относительно низким интеллектуальным уровнем. (Может быть, именно поэтому они чаще попадаются, чем имеющие нормальный набор хромосом и более сообразительные преступники).

Уолтер Гоув разработал теорию половых и возрастных факторов. По его наблюдениям, большинство нарушений, включающих серьезный риск или требующих физических сил, совершаются молодыми людьми. Число таких преступлений резко снижается после 30 лет. Возраст арестованных за убийства, изнасилования, разбойные нападения чаще всего составляет 18–24 года, на втором месте стоит возрастная группа 13–17 лет, а лишь на третьем месте — 25–30 лет.

Чаще всего правонарушения являются импульсивными актами. Однако биологические теории мало помогают, когда речь идет о преступлениях, предполагающих сознательный выбор.

Социально-психологические теории девиантного поведения. Важное место в объяснении причин девиантного поведения занимает теория аномии (разрегулированности). Эмиль Дюркгейм использовал такой подход в своем классическом исследовании сущности самоубийств. Он считал главной причиной самоубийств явление, названное им аномией. Э. Дюркгейм подчеркивал, что социальные правила играют основную роль в регулировании жизни людей. Нормы управляют их поведением, люди знают, что можно ожидать от других и чего ждут от них. Во время кризисов, войн, радикальных социальных изменений жизненный опыт мало помогает. Люди испытывают состояние запутанности и дезорганизованности. Сложившиеся социальные связи разрушаются, социальные нормы и ценности девальвируются, и многие люди теряют ориентиры, отказываются от некоторых социальных ценностей — все это в конечном счете способствует девиантному поведению. Его основная мысль о том, что социальная дезорганизация является в значительной мере причиной девиантного поведения. Кризис, безработица — все подобные социально-экономические явления почти автоматически ведут к повышению уровня преступности.

Нарастание социальной дезорганизации не обязательно связано с экономическим кризисом, инфляцией. Оно может наблюдаться при высоком уровне миграции населения, поскольку приводит к разрушению социальных связей. Уровень преступности всегда выше там, где существует высокая миграция населения, например, в новых городах Крайнего Севера

Существует много классификаций девиации, но, на наш взгляд, одной из самых интересных является типология Р. Мертона. Автор использует концепцию Дюркгейма, но несколько расширяет объяснение — девиация возникает в результате аномии, разрыва между культурными целями и социально одобряемыми способами их достижения.

Мертон считает единственным типом недевиантного поведения конформность — согласие с целями и средствами их достижения. Он выделяет четыре возможных типа девиации:

инновация — предполагает согласие с целями общества, но отрицание общепринятых способов их достижения. К «инноваторам» относятся проститутки, шантажисты, создатели «финансовых пирамид». Но к ним можно отнести и великих ученых;

ритуализм — связан с принижением целей данного общества и абсурдным преувеличением значения способов их достижения, стремлением избежать разочарования и опасностей. (если невеста ушла к другому, то неизвестно кому повезло). Так, бюрократ требует, чтобы каждый документ был тщательно заполнен, дважды проверен, подшит в четырех экземплярах. Но при этом цель забывается — а для чего все это?

ретретизм (или бегство от действительности) выражается в отказе и от социально одобренных целей и от способов их достижения. К ретретистам относятся пропойцы, наркоманы, бомжи, и т. п.

бунт — отрицает и цели и способы, но стремится к их замене на новые. Например, большевики стремились к уничтожению капитализма, частной собственности и замене их социализмом и общественной собственностью на средства производства.

Теория стигмации, илинаклеивания ярлыков Гэрри Беккера . — это способность влиятельных групп общества ставить клеймо девиантов некоторым социальным или национальным группам. В нашей действительности к ним относятся цыгане, ведущие традиционный образ жизни, бродяги, лица без определенного места жительства (бомжи), наркоманы, алкоголики. Если на человеке ставят клеймо девианта, то он начинает себя вести соответствующим образом, ему уже нечего терять. Различают первичное и вторичное девиантное поведение. Первичное — поведение личности, которое позволяет навесить на человека ярлык преступника. Вторичное — поведение, которое является реакцией на ярлык. Будучи заклейменными как правонарушители, преступники, люди часто сознательно подтверждают это. Ярлык девианта — преступник, алкоголик, проститутка — всегда ограничивает официальные возможности человека. Ему труднее устроиться на работу, установить межличностные отношения. Он оказывает влияние на представление человека о самом себе. Мы часто видим себя такими, какими видят нас другие, и поступаем соответствующим образом.

Теория ярлыка многое прояснила в понимании причин преступности. Она позволяет понять: нормы поведения не являются абсолютом, а созданы людьми, причем в определенных условиях и с определенной целью. Статья 88 УК РСФСР — смертная казнь за валютные спекуляции — была принята по инициативе Н. Хрущева под конкретных людей в 1960 году после его визита в Берлин, где ему западные журналисты задали вопрос о московских валютчиках, и была отменена только в 1994 году. Или эксперимент с тюрьмами Милгрэма в Стэнфорде в 1971 г.

Теоретики ярлыка подчеркивают, что чем выше статус личности, тем меньше у нее шансов получить ярлык девианта, преступника (вспомним руководителей финансовых пирамид типа С. Мавроди, который после своих финансовых спекуляций избирался депутатом Госдумы).

Основное влияние на рост преступности в современной России оказывают общая нестабильность и разбалансированность экономики, прогрессирующий рост цен, падение жизненного уровня, рост безработицы. В 1989 году в России было зарегистрировано 485 организованных преступных групп, в 1995-м их было уже 8222.

Нормы поведения и социального контроля

Любое общество для самосохранения устанавливает определенные нормы, правила поведения и соответствующий контроль за их исполнением. Основные формы контроля:

• Профилактическая работа с социальными группами в предкриминальном состоянии.

• Изоляция — отлучение от общества закоренелых преступников.

• Обособление — ограничение контактов, неполная изоляция, например колония, психбольница.

• Реабилитация — подготовка к возвращению к нормальной жизни правонарушителей.

Тюремное заключение является способом наказания правонарушителей и защиты остальных членов общества от них. Но все же официально провозглашенными принципами системы тюремного заключения является исправление индивида. Но достигают ли тюрьмы такого эффекта в действительности или, наоборот, формируют преступника-рецидивиста?

Жизнь в тюремных условиях, в колонии строгого режима скорее вбивает клин между обитателями тюрьмы или колонии и остальным обществом. Заключенные в перенаселенных помещениях, со строгими предписаниями и регламентацией имеют дело с окружением, чрезвычайно отличающимся от внешнего мира. Привычки и способы поведения, которые они усваивают здесь, субкультура заключенных часто прямо противоположны тому, что от них ожидается. К примеру, у них развивается зависть к остальным гражданам, отношение к насилию как к норме, контакты с преступниками-рецидивистами, сохраняющиеся и после освобождения, навыки криминального поведения. Поэтому неудивительно, что уровень рецидивной преступности очень велик. Более 60% всех освобожденных в России в течение четырех лет снова попадают за решетку.

Итак, всякое поведение, которое вызывает неодобрение общественного мнения, называется девиантным. Это чрезвычайно широкий класс явлений — от безбилетного проезда до вандализма. При такой постановке вопроса следует говорить о формах и размерах отклонения.

Девиация значительно более широко распространена, чем свидетельствуют официальные статистические данные. Общество, по сути, на 99% состоит из девиантов. Большая часть их — умеренные девианты. Но, по подсчетам социологов, 30% членов общества составляют ярко выраженные девианты с негативным или позитивным отклонением. Контроль над ними несимметричен. Максимально одобряются отклонения национальных героев, выдающихся ученых, артистов, спортсменов, художников, писателей, политических лидеров, передовиков труда. Крайне не одобряется поведение террористов, предателей, преступников, циников, бродяг, наркоманов и т. д.

Актуальность исследования в настоящее время проявляется в повышенном интересе к проблеме девиантного поведения. Научное изучение отклонений проводится в социологии, психологии, криминологии, а так же в психопатологии. [4]

Девиацией является отклонение параметров от норм. Данное отклонение определено социальными причинами. Главной задачей девиации является определить причину отклоняющегося поведения.

Так же, девиации близко по понятию определение делинквентного поведения. Все серьезные нарушения, сознательные они или нет, подпадающие под категорию противоправного действия, относятся к делинквентному поведению. Алкоголизм — типичный вид девиантного поведения. Алкоголик — не только больной человек, но и девиант, он не способен нормально выполнять социальные роли. Наркоман — преступник, так как употребление наркотиков квалифицируется законом как преступное деяние. Самоубийство, т. е. свободное и намеренное прекращение своей жизни, — девиация. Но убийство другого человека — преступление. К преступлениям относятся мошенничество, хищения, изготовление фальшивых документов, взятки. Так же к делинквентному поведению можно отнести промышленный шпионаж, вандализм, воровство, взлом, автокражи, поджоги, проституция, азартные игры и другие разновидности противоправных действий.

Различие двух данных терминов заключается лишь в том, что девиация относительна, а делинквенция абсолютна.

Имеется всего лишь несколько теорий возникновения девиации.

Первые попытки объяснить девиантное поведение имели биологические характеристики. Предрасположенность к различным девиациям предписывали к природным особенностям человека, таким образом, физические теории всех типов говорят о том, что поступки человека, в том числе и отклоняющиеся, зависят целиком от его природных данных.

Так же, как и теории, основанные на физических данных личности, психологическая теория искала объяснение отклоняющегося поведения не в обществе, а в самом индивидууме. Основой данной теории является возникновение конфликта, который происходит в сознании самой личности.

Социологическая теория отклоняющегося поведения

Аномия — это коллективно-социальное состояние, которое характеризуется аммонификацией системы ценностей, являющиеся следствием упада всего общества в целом, разноречием между обнародованными намерениями и недостижимостью их реализации для большей части этого общества. [5]

Термин anomie использовался Эмилем Дюркгеймом для толкования состояния социальной безнормности по отношению, как к большим, так и к малым общностям.

При этом Эмиль Дюркгейм не считал, что современное общество не имеет норм, напротив, он считал, что общество обладает многими системами норм, в которых отдельному индивиду трудно ориентироваться. Таким образом, по Дюркгейму, аномия — это состояние, при котором личность не имеет твердого чувства принадлежности, не имеет никакой надежности и стабильности в выборе линии нормативного поведения.

Так же, Дюркгейм использовал понятие аномии в своих основополагающих работах «О разделении общественного труда», (написанного в 1893 году) и «Самоубийство. Социологический этюд» (написанного в 1897 году).

Большое значение аномия играет в таких трудах Эмиля Дюркгейма, как «Самоубийство. Социологический этюд», в которых на первое место выведет процесс абразии суицида. Именно в его работе и работе его последователей были вскрыты главные социальные и социально-психологические причины самоубийства, а именно: утрата социальных связей, депрессия, потеря социального статуса, семейные неурядицы, разочарование в жизненных перспективах, то есть то, что образуется в результате формирования аномии.

В данном состоянии у людей проявляется затрудненность в координировании своего поведения в соответствии с нормами, которые в данный момент ослабляются, становятся неясными и противоречивыми. Именно в периоды быстрых общественных модификаций люди перестают понимать, чего ждет от них общество, они испытывают трудности в согласовании своих поступков с действующими нормами. В этот момент времени прежние нормы уже не представляются достойными, а новые, зарождающиеся нормы еще слишком туманны и нечетко сформулированы, чтобы служить эффективными и значимыми ориентирами в поведении. Обычно в такие периоды происходит резкое возрастание количества случаев девиации в обществе.

Единомышленники теории стигматизации брали за основу первенствующую идею конфликтологии, исходя из которой, личность часто не может поладить с другим лицом, так как расходятся в своих потребностях и взглядах на жизнь; при этом те, кто стоят у власти, имеют возможность выражать свои взгляды и принципы в нормах, которые управляют институциональной жизнью, и с успехом особо тщательно пытаются выделить нарушителей этих норм. Исследователей интересует процесс, в результате которого отдельные индивиды получают клеймо девиантов, начинают рассматривать свое поведение как девиантное.

Согласно марксистской теории, правящий класс капиталистов эксплуатирует и грабит народ, при этом ему удается избегать наказания за свои действия. Трудящиеся – являются жертвами капиталистического угнетения. В своей борьбе за выживание вынуждены совершать действия, которые правящий класс клеймит как преступление. Другие виды девиации — алкоголизм, злоупотребление наркотическими средствами, проституция — продукты моральной деградации, базирующиеся на погоне за наживой и угнетении бедняков, женщин, представителей национальных меньшинств.

Объяснения, которые исходят из понятий субкультур.

В теории аномии, которая развита Мертоном, в детерминизации асоциального поведения, большое внимание было предназначено нормам культуры и ее идеалам. Следствием ухода от данных ценностей могло явиться асоциальное поведение. Теория говорит о том, что аномия приводит большие группы индивидов, в первую очередь молодое поколение, еще не сформировавшиеся, к поиску новых норм (форм поведения), которые не соответствуют определенным ценностям данной культуры общества. В следствие создаются определенные субкультуры, отклонение от прежних социальных норм в которых — не является девиацией, а вполне отвечающее новым ценностям поведение, которое провозглашается нормами новой культуры. В новых, так называемых субкультурах все, что осуждается и запрещается главной культурой, а именно: агрессивность, мелкие кражи сексуальная распущенность, вандализм и так далее, — является нормальными средствами самовыражения, так же, вызывает уважения со стороны других членов общества, по крайней мере, членов данной социальной группы, примером может явиться группа хиппи.

Обобщая данную тему, можно увидеть несколько основных выводов;

1) Проход меж авторитетностью определенной культуры общества и самим социальным устройством

2) Углубляющееся разногласие между главной в обществе культурой и разнообразными субкультурами, чье поведение является антиобщественное и противоправное, примером могут служить субкультуры преступных групп, или группы людей, отбывающих тюремное заключение;

3) Широко распространенный в трансформирующемся обществе переходного типа разрыв между социальным статусом личности и ее социальными ожиданиями, который может подтолкнуть не нашедших достойного применения своим способностям, профессиональному, культурному уровню индивидов, к различным видам девиантного поведения.

4) Отказ личности от ценностей и норм, существующей в обществе, т.е. Когда официальные и признанные цели и ценности становятся недосягаемыми, таким образом гражданин не может достичь реализации своих целей законным путём.

5) Потеря морально-ценностных ориентиров личности. В данный момент происходит потеря определения аморального и морального определения, исчезает давление на определенные ценности. Личность уже не имеет определенного понятия добра и зла, не различает дозволенное и недозволенное. В данном случае чаще всего происходит нравственный кризис личности, так как создается ощущение вседозволенности;

6) Исходя из того, что у личности происходит распад эталонов и ценностей, что происходит в действительности, индивид ощущает своё существование бессмысленным, такое самочувствие и состояние приводит зачастую к самоубийству;

7) Из этого следует, что аномией является скарификация моральных и правовых предписанных норм, законов и т.д. которые в кризисных для общества условиях могут превратиться из личностных форм поведения в сплошные.

СПИСОК ИСПОЛЬЗУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Кара-Мурза С.Г Аномия в России: причины и проявления Издательство: Научный эксперт Год: 2013

Маркин А.В. Функции отклоняющегося поведения в условиях информационной аномии (2006)

Социология. Хрестоматия Книгопечатная продукция (2003)

Теории девиантного поведения

Основные подходы к объяснению девиантного поведения представляют собой не столько конкурирующие теории, сколько описание совокупности факторов, влияющих на склонность к девиантному поведению, и вызывающих различные формы девиации.

Многие теории, пытаясь объяснить склонность определенных категорий людей к девиантному (преступному) поведению, обращаются к физиологическим факторам. прежде всего к физическому типу (Ч.Ламброзо, У.Шелдон) .

Предпринимались попытки объяснить склонность к девиантному (деликвентному) поведению с помощью психологических факторов. Так, З.Фрейд выдвинул концепцию, согласно которой люди, принадлежащие к некоторым психологическим типам, склонны к девиантному поведению и сами как бы стремятся к тому, чтобы их оценивали как потенциальных преступников.

Однако эмпирические исследования не дали надежных результатов, подтверждающих эти теории. Большей достоверностью отличаются социологические концепции. Основные социологические теории, объясняющие девиантное поведение распадаются на две группы:

I. Теории, рассматривающие девиацию как отклонение от норм, признаваемых всем обществом (функционалистский подход)

1. Теория аномии. Согласно Э.Дюркгейму, основной причиной девиантного поведения является разрушение системы общественных ценностей в периоды быстрых социальных перемен. Таким образом, рост преступности связан с определенными этапами развития общества.

В отличие от этого, Р. Мертон считал аномию внутренне присущей современному ему буржуазному обществу, так как она возникает в результате рассогласования терминальных и инструментальных ценностей. Возникает парадокс — отклоняющееся поведение является следствием стремления следовать общепризнанным целям. Из 5 выделенных Мертоном типов поведения 4 являются разновидностями девиации (все, кроме конформизма).

Типология отклоняющегося поведения Р. Мертона

Тип поведения Терминальные Инструментальные

2. Теория деликвентных культур. Согласно этой теории (Селлин, Миллер, Сазерленд), девиантные (деликвентные) группы и субкультуры, однажды возникнув, имеют тенденцию к самовоспроизводству. Молодежь втягивается в эти субкультуры, поскольку не может противостоять их социализирующему воздействию.

II. Теории, объясняющие возникновение и поддержание девиантных субкультур тем, что правящие группировки общества сами определяют некоторые виды поведения как девиации, и тем самым способствуют формированию девиантных и деликвентных субкультур (конфликтологический и марксистский подход).

1. Концепция стигматизации (приклеивание ярлыков). Автор — Говард Беккер. Основа концепции — понятие «первичной9quot; и «вторичной9quot; девиации. Согласно этой концепции, многие люди могут совершить аморальные и даже противоправные поступки достаточно случайно. Но после этого они получают от общества «метку9quot; («стигму9quot;) преступника, и, отбыв наказание за первый проступок, уже вынуждены вливаться в криминальную среду.

При этом правила, которые определяют норму в данном обществе, создаются относительно узкими кругами влиятельных лиц, решающих, какие формы поведения правомочны, а какие — нет, в соответствии со своими представлениями и нормами, принятыми в их кругу.

2. Еще дальше в отрицании наличия целостной нормативной системы общества пошли сторонники так называемой «радикальной криминологии». Как пишет Н. Смелзер, «радикальная криминология» не интересуется, почему люди нарушают законы, а занимается анализом сущности самой законодательной системы.

Законодательные акты рассматриваются как результат классовой борьбы, стремления правящих классов закрепить свое господство и подавить сопротивление угнетенных классов. В этом отношении радикальная криминология перекликается с классическим марксизмом.

Тема 5. Личность как субъект общественной жизни. Социализация и воспитание личности. Социализация как процесс усвоения культуры. Современные концепции социализации. Особенности социализации в современном и традиционном обществах. Понятие первичной и вторичной социализации. Роль референтных групп в процессе социализации. Саморегуляция личности. Свобода и ответственность личности. Общая характеристика межличностных отношений. Конфликтные ситуации и способы их разрешения.

5.1. Социализация— совокупность способов формирования навыков и социальных установок индивидов, соответствующих их социальным ролям (Смелзер).

Социализация включает две стороны. Во-первых — это процесс усвоения культуры. групповых норм и ценностей; во-вторых — формирование «Я9quot; – личности человека.

Понятие «личность9quot; отличается от понятия «индивид9quot;. Под «личностью9quot; (personality) понимается конкретный человек во всем богатстве его биологических и социальных черт. Таким образом «личность9quot; — одно из самых содержательных понятий социологии, в то время как «индивид9quot; — понятие бедное, не предполагающее никаких или почти никаких предварительных знаний по психологии, социобиологии, социологии.

Теоретические основания изучения личности заложил З.Фрейд (1856-1939), впервые выделивший два компонента личности — «бессознательное9quot; (id) и социальное ценностно-нормативное начало («superego9quot;). Собственно личность как совокупность индивидуальных типологических особенностей человека (ego), согласно Фрейду, формируется на пересечении этих двух компонентов.

Нередко социализация рассматривается исключительно как процесс воспитания и обучения в молодости и детстве. Однако такое понимание односторонне. Человек проходит процесс социализации в течение всей жизни, поскольку на каждом этапе ему приходится осваивать культуру новых социальных групп и слоев, в которые он «перемещается9quot; по мере прохождения жизненного пути.

Кроме нормального процесса социализации, при котором человек усваивает культуру новой группы, опираясь на багаж усвоенных ранее норм и ценностей, существует так называемая «ресоциализация9quot;. когда новое социальное окружение ломает, в корне меняет все сложившиеся ранее представления человека о жизни.

Вплоть до конца XIX в. в европейской и американской науке преобладали теории воспитания, берущие начало от работ просветителей (человеческая психика как «табула раза» — чистая доска, которую необходимо заполнить содержанием через воспитание) или от этического учения И. Канта (моральные принципы, единые для всего человечества, изначально присущи человеческой психике, и задача воспитания состоит в том, чтобы дать возможность проявиться этим принципам). При всех различиях, существовавших между этими подходами, они не могли объяснить реальных процессов, происходивших в человеческом обществе. Почему столь различны нормы и ценности, управляющие поведением людей? Почему молодые люди, которым в школе прививались одни и те же моральные принципы, так сильно различаются и по характеру и по жизненному пути?

Эти вопросы не случайно возникли в конце XIX в.; именно в этот период происходит окончательная трансформация традиционного европейского общества в индустриальное, а затем — в постиндустриальное.

Возникает несколько фундаментальных теорий социализации, составляющих основу современного понимания этого процесса.

5.2.1. Теория З. Фрейда. Ее задача — объяснить причины психологических конфликтов, возникающих у современного Фрейду европейца, как в процессе первичной социализации (в детстве), так и в зрелом возрасте. Суть его теории состоит в том, что человек в процессе взросления преодолевает противоречия между id и superego, то есть между физиологическими (в первую очередь эротическими) влечениями и ограничивающими их социальными нормами. В ходе социализации он проходит 4 стадии: оральную, анальную, генитальную и фаллическую, в зависимости от того, от каких именно органов своего тела он получает наибольшее удовольствие и разрядку. Последняя стадия совпадает с формированием устойчивого влечения к лицам противоположного пола. Разные люди проходят эти стадии по-разному; зачастую это связано с неконтролируемой свободой, либо, наоборот, с чрезмерным подавлением их естественных потребностей. В зависимости от этого, формируются психологические особенности личности — крайний эгоизм или наоборот альтруизм, всевозможные психологические комплексы (которые сам Фрейд считал нормой; лишь крайние проявления комплексов можно считать аномальными). Наиболее распространенные комплексы — Эдипов (скрытое влечение мальчика к матери и конкуренция с отцом) и комплекс Электры (влечение девочек к отцу и конкуренция с матерью).

5.2.2. В отличие от школы Фрейда (психоанализ), направление, названное впоследствие Х. Блумером символическим интеракционизмом (Ч. Кули, Дж. Мид, А. Халлер), интересовалось не психологическими конфликтами, а отражением нормального процесса социализации, и прежде всего — почему система общественного образования и воспитания приводит к тому, что разные группы учащихся воспринимают разные ценности, зачастую прямо противоположные тем, которые предлагаются обществом. Они отметили, что формирование личности идет не только под влиянием школьных программ и СМИ, но главным образом под влиянием тех социальных групп, в которые включен ребенок с самого рождения. Наиболее разработан этот подход у американского философа Дж.Мида (1863-1931) .

Основная идея Мида состояла в том, что социализация в раннем возрасте происходит через постепенное освоение ребенком социальных ролей в группах. При этом, в детстве человек последовательно проходит три стадии: стадию имитации. на которой ребенок повторяет отдельные действия, присущие той или иной роли (например, шлепает игрушки, или прикладывает к ним стетоскоп); стадию индивидуального играния роли. на которой ребенок играет целостную роль, но в «социальной группе» своих игрушек (папа, мама, врач, и т.д.); наконец, стадию коллективного играния ролей. когда группы детей (5-8 лет) распределяют роли между собой («дочки-матери9quot;, «казаки-разбойники9quot;, «Штирлиц-Мюллер9quot;).

Структура личности. по Миду, при внешней схожести с гипотезами Фрейда, в корне отличается от последних. Личность включает два уровня: «I9quot; и «Me9quot;, которые на русский язык не совсем точно переводятся как «Я9quot; и «Меня9quot;. Оба эти местоимения должны переводиться как «Я9quot;, но в разных значениях этого слова. «I9quot; — это то, что я думаю о других и о себе, это мой внутренний мир. «Me9quot; — это то, что, по моему мнению, обо мне думают другие, это моя внешняя социальная оболочка, как я ее себе представляю. Таким образом, если «Ме9quot; в целом идентично «Superego9quot;, то «I9quot; отличается и от «Id9quot;, и от «Ego9quot; поскольку не предполагает бессознательного.

5.2.3. Теории Фрейда и Мида призваны объяснить эмоционально-нормативный срез личности. Однако не меньшее значение имеет развитие познавательных возможностей (Ж.Пиаже, А.Н.Леонтьев).

Швейцарский психолог Ж.Пиаже (1896-1980) разработал теорию стадий когнитивного (познавательного) развития. Суть его теории состоит в том, что ребенок в процессе социализации воспринимает информацию не пассивно. а в соответствии со своими потребностями и устремлениями. Пиаже выделял четыре стадии интеллектуального развития ребенка:

сенсомоторную (до 2 лет), на которой ребенок не отделяет себя от окружения;

дооперациональную (эгоцентрическую — до 7 лет), на которой мир воспринимается исключительно через призму своих эгоистических потребностей;

стадию конкретных операций (7-11 лет), характеризующуюся тем, что ребенок осваивает отдельные физические и логические операции, становится менее эгоцентричным, но не способен посмотреть на себя глазами других людей;

стадию формальных операций (11-15 лет), когда юноша или девушка не только научаются пользоваться всем богатством логики, начинают выбирать оптимальное решение из множества, но, самое главное, начинают, выражаясь языком Дж. Мида, формировать образ «обобщенного другого». то есть общественного мнения, оценивающего их собственное поведение.

Близкую концепцию развивали советские психологи, предложившие так называемый деятельностный подход к анализу психологических процессов, в том числе и процесса социализации (С.Л.Рубинштейн, А.Н.Леонтьев). Согласно этому подходу, суть обучения вообще, социализации в частности, состоит в постепенном переносе операций с предметного уровня (игра, конструирование) на психологический уровень (логические операции, образное мышление). Школа Рубинштейна-Леонтьева также как Дж.Мид и Ж.Пиаже выступила против понимания социализации как пассивного усвоения набора «вечных истин». В отличие от Пиаже, советские психологи подчеркивали значение культурно-исторического компонента в процессе социализации – социализация проходит по-разному в обществах разного типа, обладающих разной культурой.

Таким образом, между теориями социализации нет существенных противоречий; они скорее рассматривают различные ее стороны.

Экономическая сущность инвестиций — Экономическая сущность инвестиций – долгосрочные вложения экономических ресурсов сроком более 1 года для получения прибыли путем.
Тема: Федеральный закон от 26.07.2006 N 135-ФЗ — На основании изучения ФЗ № 135, дайте максимально короткое определение следующих понятий с указанием статей и пунктов закона.
Сущность, функции и виды управления в телекоммуникациях — Цели достигаются с помощью различных принципов, функций и методов социально-экономического менеджмента.
Схема построения базисных индексов — Индекс (лат. INDEX – указатель, показатель) — относительная величина, показывающая, во сколько раз уровень изучаемого явления.
Тема 11. Международное космическое право — Правовой режим космического пространства и небесных тел. Принципы деятельности государств по исследованию.

©2015- 2017 pdnr.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *