Судебники 1497 и 1550

Судебники 1497 и 1550 гг. как исторический источник

Образование Российского государства вызвало потребность в выработке правовых норм, обязательных для всей страны. Судебник 1497 г. был первым кодексом Российского государства. Он подводил итоги предшествующей законодательной деятельности в Московском княжестве и в других землях, сделал первый шаг по созданию общегосударственного законодательства.

Текст Судебника сохранился в единственном списке, обнаруженном П.М. Строевым в 1819 г. и тогда же опубликованном. Сохранившийся список по палеографическим признакам можно отнести к концу XV — началу XVI в. Текст Судебника в списке имеет внутреннее деление. Заголовок, названия отдельных разделов, а также инициалы, которыми начинались некоторые части, выполнены киноварью. Киноварные строки, фразы, буквы имеют большое значение для понимания всего текста, ибо они, видимо, отвечали представлениям составителей о группировке отдельных вопросов и статей Судебника. Длительное время киноварные выделения почти не учитывались исследователями. Так, М.Ф. Владимирский-Буданов в «Хрестоматии по истории русского права» — (1873) разделил Судебник на 68 статей, которые только частично соответствуют заголовкам и совершенно не учитывают инициалы. В настоящее время историки имеют возможность пользоваться фототипическим воспроизведением текста списка в публикации «Судебники XV — XVI веков» (1952).

Определенного источниковедческого анализа требует вопрос об авторстве. В самом Судебнике об авторе или авторах ничего не говорится. Однако Н. М. Карамзин, а вслед за ним и ряд других исследователей стали считать автором Судебника 1497 г. некоего дьяка Владимира Гусева. Это утверждение основывалось на записи Типографской летописи: «В лето 7006, февраля, князь великый Иван Васильевич посадил на княжение внука своего князя Дмитрия Ивановича. Того же лета князь великый Иван Васильевич и околничим и всем судям, а уложил суд судити бояром по Судебнику Володимира Гусева писати». Текст летописи не дает основания считать Владимира Гусева дьяком. Исследование Н.П. Лихачева о разрядных дьяках XVI в. установило, что такого дьяка не существовало. Как показал Я.С. Лурье, в рассматриваемом тексте 7006 г. (1497) слились два известия: о создании Судебника и о заговоре Владимира Гусева. Предполагают (Я. С. Лурье, Л. В. Черепнин), что слова «Володимира Гусева писати» не находились в том тексте, который послужил основой для составителя Типографской летописи. Их занесли на поля как напоминание о необходимости сделать запись о деле Владимира Гусева, а переписчик механически внес ее в текст после слов «по Судебнику». Такое толкование оспаривается А.А. Зиминым. Он замечает, что на полях могло быть в качестве пометы одно слово «писати» и тогда слова «суд судити бояром по Судебнику Володимира Гусева» могут указывать на автора. Видимо, текстологические объяснения записи летописи не проясняют вопроса об авторстве. Нужно учитывать личность самого Гусева, который был активным участником заговора против Ивана III и казнен в декабре 1497 г. Трудно предположить, чтобы Гусев одновременно выступал в качестве составителя Судебника.

В Судебнике имеется прямое указание на время его составления — 1497 год. Однако есть предположение, что окончательно он был доработан и введен в практику, судопроизводства после венчания на царство в 1498 г. внука Ивана III Дмитрия Ивановича.

Вопрос об источниках, которые использовали составители Судебника 1497 г. еще не решен полностью. Из 68 статей (в принятом делении) 25 статей восходят к Русской Правде, Псковской судной грамоте, к уставным грамотам. Большинство же статей возникло, возможно, из норм судебной практики, обычного права того времени или были составлены заново.

Содержание Судебника охватывает все наиболее важные вопросы защиты феодального правопорядка в условиях создания единого Российского государства. Одна из главных тенденций Судебника — установление центрального (боярского) и местного (наместничьего) суда и определение круга вопросов, подлежащих их рассмотрению. Ясно прослеживается стремление к централизации суда, что отвечало интересам дальнейшего укрепления феодального государства. Статьи, определяющие функции боярского суда, предусматривали контроль за его деятельностью путем участия в суде доверенных лиц великого князя — дьяков, определенного сужения судебных прав боярства. Эту же задачу имели статьи, ограничивавшие судебные полномочия наместников и волостелей.

Другим важным вопросом, рассмотренным в Судебнике, была защита — основ феодальных отношений — права земельной собственности. Ряд статей ограничивал интересы крестьянской общины в пользу феодалов, санкционировал правовую защиту захваченных феодалами земель, вводил тяжелые наказания за нарушение прав земельной собственности. В тесной связи с этим находился вопрос о закрепощении крестьян. Еще в середине XV в. по отдельным вотчинам крестьянский выход был ограничен неделей до и неделей после Юрьева дня осеннего (26 ноября по старому стилю). В ряде мест выход разрешался и в другие сроки. Статья Судебника «О христианском отказе» законодательно оформила и распространила на все Российское государство правило крестьянского выхода только в Юрьев день осенний. Срок этот был выбран как окончание цикла сельскохозяйственных работ и охранял интересы феодального владельца. Право крестьянина на выход в Юрьев день обусловливалось уплатой «пожилого» за пользование двором, размеры которого определялись «в полех за двор рубль, а в лесех полтина» и сроком проживания крестьянина за феодальным владельцем. Судебник сделал важный шаг по пути оформления крепостного права в России.

Значительное место в Судебнике было отведено наказаниям за преступления против феодального правопорядка: вводилась смертная казнь за целый ряд преступлений. В области судопроизводства Судебник продолжает развитие правовых норм, элементы которых можно отметить в судных и уставных грамотах. Одним из проявлений этого был переход от состязательного процесса к обыскному или розыскному.

Судебник 1497 г. более полстолетия являлся нормой действующего права и оказал огромное влияние на развитие правовой мысли не только в России, но и в странах Западной Европы, где в конце XVI в. единых общегосударственных судебников не было. Посол германского императора в Москве Сигизмунд Герберштейн, видимо, не случайна сделал перевод на латинский язык ряда статей Судебника; возможно, он был использован при подготовке в 1532 г. общегерманского свода законов.

Судебник 1550 г. в отличие от великокняжеского Судебника 1497 г. в исторической литературе иногда называют Царским. Подлинник Судебника не сохранился. Текст его был рассмотрен и принят Боярской думой в июне 1550 г. а затем представлен на утверждение Стоглавого собора 1551 г. Всего сохранилось 40 списков Судебника, из них 13 относятся к XVI в. Особенностью многих списков является оглавление, предшествующее основному тексту. Обычно указываются 99 или 100 статей. В некоторых списках нет последней статьи, которая, по мнению ряда исследователей, добавлена позже как особая статья «О суде с удельными князьями» и была направлена на ограничение судебных прав удельных князей.

Причины появления Судебника следует искать в обстоятельствах внутриполитических: борьба между отдельными боярскими группировками; попытки отдельных кругов сохранить привилегии времени феодальной раздробленности; обострение классовой борьбы. В этих условиях правительство Ивана Грозного серьезное внимание уделило составлению нового Судебника.

Тенденции дальнейшей централизации управления и судопроизводства в стране, намеченные Судебником 1497 г. получили свое развитие в статьях нового Судебника. При сохранении системы кормления вводилось ограничение власти наместников и волостелей. Для ограничения прав наместников большое значение имела передача дел «о ведомых разбойниках» в ведение губных старост. Тем самым губная реформа, проведенная ранее в ряде северных уездов, получила общегосударственное распространение. Немаловажным фактором было введение приказной системы. Правда, указаний о деятельности приказов мало. Это объясняется тем, что в момент создания Судебника перестройка центральных ведомств и учреждений, подчиненных им на местах, только начиналась.

Стремление оградить интересы дворянства зафиксировано в запрещении перехода служилых людей в кабальное холопство, что мотивировалось необходимостью сохранения их для государевой службы; Судебник 1550 г. повторяя, на первый взгляд, положение о праве перехода крестьян только один раз в году, более детально рассматривает взаимоотношения, которые могут быть между феодалом и зависимым крестьянином. Вводя некоторые ограничительные меры против выхода крестьян, Судебник еще не мог зафиксировать полного прикрепления крестьян к земле и владельцу.

Судебники 1497 и 1550
Главная | О нас | Обратная связь

Судебники 1497 и 1550 гг. Общая характеристика

В качестве основного источника права продолжает действовать Русская Правда. В условиях централизации всеобщее правовое значение приобретает законодательство великого князя (грамоты и указы), акты Боярской думы (приговоры), постановления Земских соборов.

Постепенно происходит переход от издания отдельных актов к составлению сборников законов. Первым кодифицированным актом является Судебник Ивана III 1497 г.Его принятие было обусловлено процессом централизации, который затрагивал развитие не только государства, но и права. Вместе с политическим происходит юридическое объединение путем составления общего сборника правовых норм для всего государства. Судебник составлен дьяком Владимиром Гусевым, одобрен царем и Боярской думой. В него вошли нормы Русской Правды, обычного права, судебной практики и литовского законодательства. В отличие от Русской Правды, которая содержала обычные нормы и судебные прецеденты и была своеобразным справочником для поиска правды, Судебник уделяет основное внимание организации судебного процесса — суда. Поэтому главное содержание Судебника — процессуальные постановления, перенятые из уставных грамот и объединенные в один акт. Уголовное право получило в Судебнике более широкое регулирование. Первая часть Судебника включает уголовные постановления, предположительно, Ивана III — о лихоимстве, об отказе в правосудии, о лжесвидетельствах и др. Вторая, меньшая часть Судебника состоит из норм гражданского права — о давности, о наследстве, о купле-продаже, о займе, о холопстве и др. Судебник является документом, который знаменует новую эпоху в истории государства и права России — становление единого Русского государства.

Судебник регулирует земельные отношения, которые характеризуются полным исчезновением самостоятельной собственности общины на землю и оформлением вотчинного и поместного землевладения. В Судебнике впервые используется термин поместье, для обозначения особого вида условного землевладения, есть нормы о поземельных спорах и способах их решения.

Обязательственному праву Судебник уделяет меньше внимания, чем Русская Правда. Выделяются обязательства из причинения вреда (за потраву), правонарушения, связанные с судебной деятельностью.

Нормы о наследовании предусматривали, что при наследовании по закону наследство получал сын, при отсутствии сыновей — дочери. Дочь получала не только движимое имущество, но и земли. За неимением дочерей наследство переходило ближайшему из родственников. В Судебнике 1497 отражались интересы феодалов-землевладельцев, поэтому в нем регламентируются правила перехода крестьян в Юрьев день (переходить можно было 26 ноября в Юрьев день, и в течение недели до и после этого дня, заплатив пожилое — ст.57), это был первый шаг к закрепощению крестьян. Источники холопства по Судебнику 1497 года: те же, что и в Русской правде, кроме городских ключников. Кроме того, холоп автоматически получал освобождение при совершении побега из татарского плена. Судебник 1497 года основывался на предшествующем законодательстве.

Источниками этого нормативно-правового акта явились:

1. Русская правда, включая её позднейшие редакции.

2. Псковская судная грамота

3. Уставные грамоты — нормативные документы, издаваемые верховной властью по вопросам местного управления.

4. Судные грамоты — постановления о судоустройстве, даруемые отдельным местностям и содержащие, кроме того, некоторые нормы гражданского и уголовного права.

5. Судебные решения по отдельным вопросам.

Появление Судебника 1550 года («царского судебника») связывают с деятельностью Земского собора 1549-1550 (однако ряд ученых сомневались, что в это время действительно проходил Земский собор). Во всяком случае, в его обсуждении принимали участие Боярская дума и Освященный собор.

Судебник 1497 и многочисленные грамоты легли в основу нового Судебника; в конечном счете, последний содержал более трети новых статей, не входивших в первый Судебник. Некоторые исследователи (Владимирский-Буданов) считали, что в состав Судебника 1550 вошли также статьи из некоего утраченного Судебника кн. Василия III Ивановича, отца Ивана IV Грозного.

Структура второго Судебника почти полностью повторяет структуру первого. В отличие от него, Судебник 1550 делит свой материал на статьи или главы (около 100) и не использует заголовков (которые в первом Судебнике часто не соответствовали содержанию). Второй Судебник подвергает материал более строгой систематизации: статьи по гражданскому праву сосредоточены в одном отделе (ст.ст.76-97), кодификатор специально предусматривает порядок пополнения Судебника новыми законодательными материалами (ст.98) и т.п.

Новых статей, по сравнению с Судебником 1497, в Судебнике 1550 насчитывается более 30, третья часть всего Судебника 1550. К наиболее важным нововведениям относились: запрет выдачи тарханных (освобождающих от уплаты налогов) грамот (ст.43); провозглашение принципа «закон не имеет обратной силы», выраженного в предписании впредь (но не назад) все дела судить по новому Судебнику (ст.&7); процедура дополнения Судебника 1550 новыми материалами (ст.98).

Новыми положениям, явно связанными с государственной политикой Ивана IV, были также: установление строгих уголовных наказаний судьям за злоупотребление властью и неправосудные приговоры (Судебник 1497 говорил об этом невнятно); подробная регламентация деятельности выборных старост и целовальников в суде наместников, «судных мужей» в процессе (ст.ст.62, 68-70).

Судебник 1550 конкретизирует виды наказаний (для Судебника 1497 в этом отношении была характерна неопределенность), вводя, между прочим, новое — тюремное заключение. Новый Судебник вводит также новые составы преступлений (например, подлог судебных актов, мошенничество и др.) и новые гражданско-правовые институты (подробно разработан вопрос о праве выкупа вотчины, уточнен порядок обращения в холопство — ст.ст.85, 76).

Вместе с тем, как и предшествовавший ему Судебник 1497, Судебник 1550 не полностью отражал тот уровень, которого достигло русское право XVIв. Отметив тенденции к государственной централизации и обратив основное внимание на развитие судебного процесса, Судебник 1550 довольно мало внимания уделил развитию гражданского права, в значительной мере базировавшегося на нормах обычного права и юридической практике.

В качестве основного законодательного акта Московского государства XIV – XV веков продолжала действовать Русская правда. Была создана новая редакция этого закона, так называемая Сокращенная из Пространной, приспособлявшая древнерусское право к московским условиям. Действовало также обычное право. Однако развитие феодальных отношений, образование централизованного государства требовали создания существенно новых законодательных актов.

В целях централизации государства, все большего подчинения мест власти московского князя издавались условные грамоты наместничьего управления, регламентирующие деятельность кормленщиков, ограничивавшие в какой-то мере их произвол.

Памятником финансового права является Белозерская таможенная грамота 1497 года, предусматривавшая сбор внутренних таможенных пошлин путем сдачи их на откуп. Но самым значительным памятником права был Судебник 1497 года. Он внес единообразие в судебную практику Русского государства. Судебник 1497 года имел и другую цель – закрепить новые общественные порядки, в частности постепенное выдвижение мелких и средних феодалов – дворян и детей боярских. В угоду этим социальным группам он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков, а главное, положил начало всеобщему закрепощению.

Судебник 1497 года в отличие от второго Судебника 1550 года называется первым или великокняжеским. В подлиннике Судебник Ивана III разделен киноварными заголовками на 36 статей, но для учебных целей принято деление Судебника на 68 статей. В состав Судебника входят статьи о центральном и областном (наместничьем) суде. В нем говорится и о тех пошлинах, которые полагается получать судьям с тяжущихся, о пошлинах с выданных грамот и т.д. Особенно интересны статьи о крестьянском отказе, т.е. о праве крестьян уходить от своего помещика. Судебник устанавливает один срок для крестьянского выхода – Юрьев день осенний (26 ноября). Крестьянин имел право уходить в течении одной недели до Юрьева дня и одной недели после него.

Главной целью Судебника было распространение юрисдикции великого князя на всю территорию централизованного государства, ликвидация правовых суверенитетов отдельных земель, уделов, областей. К моменту принятия Судебника далеко не все отношения регулировались централизованно. Учреждая свои судебные инстанции, московская власть некоторое время была вынуждена идти на компромиссы: наряду с центральными судебными учреждения и разъездными судами создавались смешанные суды, состоявшие из представителей центра и мест.

Если Русская Правда была сводом обычных норм и судебных прецедентов и своеобразным пособием для поиска нравственной и юридической истины («правды»), то Судебник стал прежде всего «инструкцией» для организации судебного процесса(«суда»).

Источниками Судебника 1497 года как Русская Правда, так и Псковская судная грамота и текущее законодательство московских князей. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал. Больше половины статей было написано заново, а старые нормы часто в корне переработаны. Судебник 1497 года содержал главным образом нормы уголовного уголовно-процессуального права. Хотя он знаменует собой новых шаг в развитии права, однако в нем некоторые вопросы регламентировались менее полно, чем в Русской Правде. Это относится к гражданскому, особенно к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство. Некоторые нормы Русской Правды действовали, очевидно, наряду с Судебником.

1. Особенности судебников 1497 и 1550 годов.

1.1. Особенности судебника 1497 года.

Судебник был принят в сентябре 1497 года Иваном III совместно с Боярской Думой. Практически выполнив задачу политического объединения земель в единое государство, которое с конца XV века все чаще стало называется Россией, московские великие князья нуждались в сборнике правовых норм, определявших права и обязанности должностных лиц, ответственность за преступления, порядок судопроизводства и пр. Основные тенденции развития российского права формировались в соответствии с политикой централизации: единому государству необходимо и единое право. Для этого требовалось провести систематизацию действовавших норм.

В Судебники юридические нормы были не только собраны, но и подверглись целенаправленной переработке и вошли в состав Судебника вместе с новыми статьями.

Процесс образования Русского централизованного государства сопровождался ростом феодальной эксплуатации крестьянства и усилением классовой борьбы, которая выражалась в форме бегства от своих господ, убийстве отдельных владельцев и их тиунов, нападения на усадьбы помещиков и т.д. Поэтому Московское законодательство XV – XVI вв. не только усиливает уголовную репрессию, но и перестраивает органы суда и форму процесса.

Судебник 1497 года дает новое понятие преступления, увеличивает число деяний, признаваемых господствующим классом уголовно наказуемыми. Под преступлением по Судебнику 1497 года понималось «лихое дело», т.е. деяние, нарушающее интересы господствующего класса и государства. При этом Судебник дает лишь примерное перечисление деяний, относимых к категории лихих дел, оставляя за господствующим классом право подводить под это понятие любое деяние, нарушающее интересы господствующего класса или посягающее на установленный в государстве порядок.

1.2. Виды преступлений и ответственность за них

Впервые в Судебнике выделяются виды преступлений.

Политические преступления. К ним относится крамола. Под крамолой закон предусматривал измену родине, заговор, призыв к восстанию. Статья 9 Судебника, говоря о крамоле, выделяет таких преступников, как «подымщик» (подметчик), «зажигальщик». Следовательно, статья 9 говорит о наказаниях за преступления против государства, церкви. В ней ярко выражена воля законодателя: карать тех представителей эксплуатируемых масс, которые выражали свой протест против угнетавшего их строя.

Имущественные преступления (разбой – как промысел, похищение чужого имущества (татьба), истребление или повреждение чужого имущества). Под разбоем в XV веке понималось открытое нападение, производимое обычно шапкой (статья 8). Точно понятия разбоя и грабежа Судебник 1497 года не дает. Часто под разбоем подразумевали хищение, сопровождающееся насилием и убийством.

Тяжким преступление считалось церковная тать – покушение на церковное имущество. Церковь требовала от феодального государства беспощадной расправы с любыми посягательствами на ее добро.

Похищение чужого имущества именуется Судебником татьбой. По Судебнику 1497 года татьба подразделялась на простую и квалифицированную. К квалифицированным видам кражи относилась кража церковная, головная, повторная кража, а также первая кража с поличным, совершенная «ведомым лихим человеку».

Под церковным татем понимается лицо, совершившее святотатство – деяние, так или иначе нарушающее права и интересы церкви, являющейся оплотом государства. Поэтому церковная татьба относилась к квалифицированным кражам и считалась одним из наиболее опасных преступлений.

Головная татьба относилась к наиболее опасным преступлениям, под этим термином понимали кражу холопов, воровство, сопровождавшееся убийством. Головник – убийца.

Перечень особо опасных преступлений замыкает поджог, имеется в виду поджог города с целью сдачи его врагу.

Все виды квалифицированных краж, как наиболее опасных преступлений, карались смертной казнью.

Судебник различал воровство, подтвержденное непосредственно уликой (поличным) и установленное оговором «добрых людей».

Простая кража – это кража, совершаемая впервые, за это преступление предусматривалось новое наказание – торговая казнь.

Статья 10 – 11 Судебника 1497 года относят к числу отягчающих признаков преступного деяния рецидив, который выражался в том, что если первая татьба наказывалась торговой казнью, то статья 11 за совершение повторной кражи предусматривала смертную казнь, т.к. имелось в виду, что она совершалась профессионалом.

Истребление или повреждение чужого имущества. По Судебнику 1497 года к этому виду преступления относились: поджог двора или имущества, повреждение межевых знаков и др. В статье 62 Судебника 1497 года проводится четкое различие между феодальными владениями и крестьянскими землями.

Преступления против личности. Убийство (душегубство) предусматривалось квалифицированное (убийство крестьянином своего господина).

Термин «государственный убийца» означает в данном случае не убийцу государя, а именно убийцу любого представителя господствующего класса. Введение этого понятия и установление высшей меры наказания для лиц, совершивших данное деяние, обусловливалось учащением случаев выступления против своих господ низшего сословия и необходимостью защиты предъявителей господствующего класса.

Простое убийство влекло за собой обязанность уплатить продажу (Судебник 1497 года вводит понятие «добрых» и «лихих людей» и, если совершивший убийство был «ведомым лихих человеком», то он как и «государственный убийца», подлежит смертной казни (ст. 7, 8 Судебника 1497 года).

Судебник 1497 года в отличие от «Русской Правды» закрепил: новый вид преступления – преступление против суда, впервые ввел ответственность должностных лиц за нарушение порядка судопроизводства. Так, ст. 19 устанавливала порядок отмены неправильного решения суда. Судья, виновный в разборе дела «не по суду», обязан был возместить сторонам понесенные ими расходы. Гарантируя судам отмену неправосудного решения, закон поднимал авторитет суда и тем самым боролся за укрепление государственной власти.

Статьи 33 – 34 запрещали представителям суда – надельщикам – брать посулы (взятки) за розыск преступника и за отпуск найденного преступника.

1.3. Субъекты преступления по Судебнику 1497 года

Развитие феодализма нашло свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления. По Судебнику ответственности подлежали все лица, совершившие преступления, в том числе и холопы.

По «Русской Правде» холопы отвечали за совершенные ими преступления и проступки перед своим господином. Убийство господином своего холопа не считалось преступлением, а убийство чужого раба рассматривалось как нанесение материального ущерба его владельцу и влекло обязанность возместить нанесенный ущерб и уплатить штраф за самовольное истребление частной собственности.

В связи с развитием феодализма и превращением холопов и крепостных.

Судебник признает холопов субъектами преступления, распространяя на них уголовную ответственность за совершенные преступления.

Судебник ничего не говорит о моментах, исключающих вменение, то есть об условиях, освобождающих лицо от ответственности за совершенное преступление в силу малолетства или преклонного возраста, тяжелой болезни, увечья и т.д.

В случаях, когда человек не мог сам вести дело, ему предоставлялось право нанять наймита, то есть человека ведущего процесс за него.

В судебнике 1497 года ярко проводит основной принцип феодального права – права-привилегии. Одно и то же преступление влекло за собой различную степень ответственности в зависимости от того, кем и по отношению к кому оно было совершено.

В соответствии с этим в статьях Судебника подчеркивается социальная принадлежность виновного или пострадавшего.

Судебник вводит понятие «добрых» «лихих» людей. К людям добрым Судебник относит наиболее зажиточных, благонамеренных представителей господствующего класса или черного крестьянства, зарекомендовавших себя рачительными хозяевами или особо ревностно проявлявших себя на службе. Им предоставлялось право «облиховать», то есть признать «ведомым лихим человеком» любого. Доказывать виновность оговоренного не требовалось. Человек, признанный добрыми людьми «ведомым лихим человеком», подлежал при обвинении его в совершении «лихого дела» смертной казни, а в остальных случаях был обязан удовлетворить требования истца вне зависимости от того, совершил он преступление или нет.

Судебники 1497 и 1550 гг

Издревле на Руси было принято решать важные вопросы всем миром, то есть «соборно». Объединение удельных княжеств в единое централизованное государство не искоренило этой традиции.

При Иване Грозном стали собираться первые земские соборы, прототипом которых можно считать городские советы, существовавшие в крупных городах. Они созывались московским правительством для решения наиболее значимых проблем.

Официально первый Земский собор был созван в 1549 году. Уже в то время власть царя была абсолютной, и он не был обязан выслушивать участников земских соборов. Однако дальновидный Иван Грозный понимал, что благодаря соборам можно было получить сведения о реальном состоянии дел в государстве. Важно и то, что царь пользовался поддержкой бояр и дворян, которые содействовали в принятии законов ослабляющих феодальную аристократию. Это была необходимая мера для укрепления абсолютной царской власти.

Изначально в состав первых земских соборов входили только представители господствующего класса всей русской земли. При Иване Грозном соборы еще не были выборными, таковыми они стали лишь в начале 17 века.

В состав каждого земского собора входили члены Боярской думы и Освященного собора, а также земские люди. Боярская дума состояла исключительно из представителей феодальной аристократии, а Освященный собор из представителей высшего духовенства. Оба этих органа власти обязаны были присутствовать на соборе в полном составе. Земские люди формировались из представителей разных групп населения из различных местностей.

Каждый собор по традиции открывался зачитыванием вступительного письма с перечнем вопросов для обсуждения. Земские соборы были уполномочены решать вопросы внутренней политики и финансов, а также вопросы внешней политики. Право открывать собор предоставлялось царю или дьяку. После этого все участники собора удалялись на совещание. Каждому сословию было принято заседать отдельно.

Наиболее важные вопросы решались с помощью голосования, которое проводилось в «каморах» — специально отведенных для этого комнатах. Часто земский собор оканчивался совместным заседанием всех его участников, а закрывался торжественным обедом.

За время царствования Ивана Грозного на первых земских соборах было принято немало важных решений. На соборе 1549 года был принят Судебник, утвержденный уже в 1551 году. Собор 1566 года был посвящен Ливонской войне. Иван Грозный выступал за ее продолжение, и участники собора поддержали его. В 1565 году собор собрался, чтобы выслушать послание Ивана Грозного, в котором сообщалось, что царь отбыл в Александровскую слободу и оставил свое государство вследствие «изменных дел». Становится понятно, что на соборах действительно обсуждались самые разные государственные дела.

Основные решения, принимаемые на земских соборах Ивана Грозного, были направлены на укрепление абсолютной царской власти. Участники соборов чаще всего не смели противоречить царю, предпочитая во всем оказывать ему поддержку. Несмотря на это, созыв земских соборов стал значимой вехой в совершенствовании государственной системы управления.

С прекращением династии Рюриковичей Земские соборы получили особенное значение: они избирали государей 1598 и 1606;

1612 Земский собор, находясь при ополчении Пожарского, составлял правительство государства;

1613 Земский собор избрал Михаила Романова на царство. Первые годы его правления один Земский собор сменял другой, пока государство не окрепло после Смуты. Выборные созывались посылкой грамот по городам, которые со своими уездами составляли избирательные округа. Выборы происходили по сословиям. Земские соборы носили характер совещательный, иногда с законодательной инициативой.

При Алексее Михайловиче Соборы созываются все реже и реже: за первую половину его царствования известны Собор 1645, подтвердивший своим избранием вступление царя на престол; 1648—1649, принимавший участие в выработке и утверждении Уложения; 1650, созванный по поводу волнений во Пскове, и 1651—1653, по делам о присоединении Малороссии. После этого полные Соборы больше не созывались.

В первом общероссийском Судебнике 1497 (эпоха правления Ивана III) нашли применение нормы Русской Правды, обычного права, судебной практики, литовского законодательства.

Главная цель Судебника – распространение юрисдикции великого князя на всю территорию централизованного государства, ликвидация правовых суверенитетов отдельных земель, уделов и областей. Судебник стал «инструкцией» для организации судебного процесса.

Норм процессуального права (ведение розыскного и судебного процесса) в Судебнике значительно больше, чем норм материального права (гражданского, уголовного).

Нормы права излагались без чёткой системы, казуально (то есть на каждый случай, вдаваясь в частности), открыто определяли привилегии господствующего слоя населения. Однако уже наметилась определённая систематизация материала, чего не знали предшествующие законы.

Процессуальных норм в Судебнике было большинство. Законодатель небезосновательно полагал, что имущественные, обязательственные и семейные отношения уже урегулированы силой обычая и традиции, поэтому не стоит включать в Судебник «общеизвестные истины». Таким образом, Судебник стал, прежде всего, инструкцией для проведения судебных заседаний.

Процесс в целом носил состязательный характер, то есть строился на началах процессуального равенства сторон и разделения функций между обвинителем, защитой и судом. При этом обвинитель нёс «бремя доказывания» виновности обвиняемого, а суд выступал как арбитр между сторонами.

Под преступлением понималась не «обида» (ущерб лицу или группе лиц ), как в Русской Правде, а «лихое дело» (деяние, направленным против существующего строя, против правопорядка).

— Против государства — корамола (то есть заговор, мятеж или иные действия, направленные против существующего режима). К ним же примыкают преступления против порядка управления.

— Против личности — убийство, «головная татьба» (похищение человека), оскорбление делом или словом.

— Имущественные преступления — татьба (кража), разбой, грабёж, поджог, конокрадство.

Судебник не содержит подробной регламентации права собственности. Утверждается принцип частной собственности. Однако упоминается земля и другое продаваемое имущество без специально оговорённых юридических последствий. В Судебнике 1497 года впервые был использован термин «поместье» для обозначения особого вида условного землевладения, выдаваемого за выполнение государственной службы.

Судебник 1497 года был первым законом, регламентирующим начавшееся закрепощение крестьян. Отныне крестьянин мог уйти от своего хозяина только в строго определённый срок (по неделе до и после Юрьева дня (26 ноября) — дата, с которой на Руси связывалось осуществление права перехода крестьян от феодала к феодалу, так как к этому времени завершался годовой цикл сельскохозяйственных работ и происходил расчет по денежным и натуральным обязанностям крестьян в пользу их владельцев).

В Судебнике 1550 («царском») (эпоха правления Ивана IV Грозного) закрепляется сословный принцип наказания и одновременно расширяется круг субъектов преступления – включаются холопы. Преступление – не только нанесение материального или морального ущерба, но и «обида»; это нарушение установленных норм, предписаний, воли государя, которая неразрывно связывалась с интересами государства. Практика выработала своеобразную форму судебного процесса – «облихование»: если подозреваемого обвиняли в том, что он «ведомо лихой человек», этого было достаточно для применения к нему пытки.

Система наказаний по судебникам усложняется, формируются новые цели наказания – устрашение и изоляция преступника. Цель властей – демонстрация их всесилия над обвиняемым, над его душой и телом. Высшая мера наказания – смертная казнь, которая могла быть отменена помилованием государя. Телесные наказания – основной или дополнительный вид. В качестве дополнительных наказаний часто применялись штрафы и денежные взыскания.

В судебном процессе различаются две формы:

1) состязательный процесс – при ведении гражданских и менее тяжких уголовных дел. Здесь широко применяются свидетельские показания, присяга, ордалии;

2) розыскной процесс – применялся в наиболее серьезных уголовных делах, дело начиналось по инициативе государственного органа или должностного лица, в ходе разбирательства особую роль играли такие доказательства, как поимка с поличным или собственное признание. Решенное дело не могло вторично рассматриваться в том же суде. В высшую инстанцию дело переходило «по докладу» или «по жалобе», допускался только апелляционный характер пересмотра (дело рассматривалось заново).

Судебная система включала:

1) суд наместников (волостей, воевод),

2) приказной суд,

3) суд Боярской думы или великого князя.

Параллельно действовали церковные и вотчинные суды, сохранялась практика «смешанных» судов.

Государственные судебные органы – царь, Боярская дума, путные бояре и др.

Приказы в качестве судебной инстанции выделяются уже в конце 15 в. а сер. 16 в. основной формой центрального суда, судьи закрепляются за определенными приказами. Судебные дела должны были решаться единогласно, а в случае отсутствия такового докладывались государю. Высшая судебная инстанция по гражданским делам – Судный приказ: вторая инстанция по решениям, вынесенным судами наместников, воевод и губных старост.

Наряду с государственными и вотчинными судами особняком стояла группа «данных», или третейских судов. Эти суды назначались властями, когда стороны просили об этом, а данное дело не относилось к числу «приказных», т.е. прямо входящих в компетенцию судебного органа.

188.123.231.15 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

Судебник 1497 года: общая характеристика. Правовое положение населения, гражданское и уголовное право по Судебникам 1497 и 1550 года

Рукопись Судебника 1497 года в единственном списке была обнаружена и опубликована в ХIХ веке. Он внес единообразие в судебную практику Русского государства. Судебник имел и другую цель — закрепить новые общественные порядки, в частности выдвижение мелких и средних феодалов — дворян и детей боярских. В угоду этим социальным группам он внес новые ограничения в судебную деятельность кормленщиков, а главное — положил начало всеобщему закрепощению крестьян.

Источники Судебника . РП, ПСГ, текущее законодательство московских князей (Белозерская, духовные, таможенные, судные грамоты), местное законодательство (земские и губные грамоты), церковное законодательство. Но он не просто обобщил накопившийся правовой материал, почти половина статей было написано заново (26 статей), а старые нормы часто в корне переработаны.

Судебник 1497 года был исправлен и переработан Василием III, но он до нас не дошел.

Судебник 1497 года является первым Кодексом русского централизованного государства:

· определил систему суда и администрации всего государства;

· установил надзор со стороны высших органов над местными административно-судебными органами.

· способствовал борьбе против феодального произвола, подрывавшем устои нового строя

· усилил эксплуатацию крестьян — ст. 57 положила начало юридическому оформлению крепостного права, установив один срок в году для выхода крестьян (Юрьев День).

· закрепил политический статус дворянства, заинтересованного в установлении крепостного строя.

· способствовал централизации государства

Судебник 1497 года содержал главным образом нормы уголовного и уголовно-процессуального права (главная задача кодекса состояла в унификации судебной деятельности и централизации суда в едином государстве). Хотя он знаменует собой новый шаг в развитии права, но некоторые вопросы в нем регламентировались менее полно, чем в РП, это относится особенно к обязательственному праву. Отсюда можно предположить, что Судебник не целиком заменил предшествующее законодательство. Некоторые нормы РП, очевидно, продолжали действовать наряду с Судебником.

Исследуя сохранившийся единственный список Судебника 1497 года, историки пришли к выводу, что его текст был переписан с подлинника или с другого списка не менее чем тремя сменявшими друг друга писцами. Рукопись Судебника не имеет постатейной нумерации, ее текст подразделяется с помощью киноварных заголовков на 36 разделов, внутри которых имеются более мелкие подразделения, систематизируя их, Владимирский-Буданов при публикации текста Судебника разделил его на 68 статей. Однако эта система деления искусственна, он также предложил выделить:

1. постановления о суде центральном, статьи 1-36;

2. постановления о суде местном, статьи 37-45 ;

3. материальное право, статьи 46-66 ;

4. дополнительные статьи 67-68.

Составителем Судебника был дьяк Владимир Гусев. Если это так, то на Руси существовали квалифицированные юристы, способные проделать масштабную кодификационную работу. Юридический уровень Судебника был достаточно высоким для того времени.

Для Судебника 1497 года не характерны толкования, содержащиеся в них нормы изложены четко и подробно, правда, многословно. При чтении иногда возникает ощущение растянутости, но это объясняется стремлением законодателя к предельной ясности. Максимально подробное изложение юридических норм в Судебниках также связано с попыткой законодателя обеспечивать феодальную законность. Она рассматривалась как состояние социальной реальности, позволяющее всем сословиям сохранить или несколько улучшить свой правовой статус. Именно этим обусловлена почти уникальная ситуация в России, где почти каждое царствование ознаменовано составлением нового кодекса. Имеются данные о существовании Судебника Василия III, судебники 1550, 1589, 1606-1670, 1649 года. Такого обилия законодательного материала в других странах не было.

Правовое положение населения по судебникам.

Изменяется класс феодалов. По мере углубления процесса государственной консолидации класс феодалов распадался на: служилых князей, бояр, слуг вольных и детей боярских, «слуг под дворским».

Служилые князья составляли верхушку класса феодалов, это бывшие удельные князья, которые после присоединения их уделов к Москве потеряли самостоятельность, но сохранили право собственности на землю. Они занимали руководящие посты в войске, позже слились с верхушкой бояр.

Бояре, или княжата. составляли экономически господствующую группу внутри класса феодалов. Средними и мелкими феодалами были слуги вольные и дети боярские — несли службу великому князю.

Феодалы обладали правом отъезда, то есть они вправе были выбирать себе сюзерена по своему усмотрению. Поскольку в XIV-XV веках княжеств существовало много, у феодалов были довольно широкие возможности для выбора. Отъезжающий вассал не терял своей вотчины. Поэтому случалось, что земли у боярина были в одном княжестве, а служил он в другом, иногда враждующим с первым. Бояре стремились служить наиболее влиятельному князю, способному защитить их интересы.

В XIV — начале XV веке право отъезда было выгодно московским князям, так как способствовало собиранию русских земель. Но по мере укрепления централизованного государства оно стало мешать им: этим правом пытались воспользоваться служилые князья и верхушка боярства с целью воспрепятствовать дальнейшей централизации и добиться прежней самостоятельности. Поэтому московские князья стараются ограничить право отъезда, а затем и вовсе его отменить. Способом борьбы с отъезжающими боярами было лишение вотчин. Позже на отъезд начали смотреть уже как на измену.

Низшую группу феодалов составляли«слуги под дворским », которые набирались из княжеских холопов. Со временем некоторые из них стали занимать высокие посты в дворцовом и государственном управлении. При этом они получали от князя землю и становились настоящими феодалами. «Слуги под дворским» существовали как при великокняжеском дворе, так и при дворах удельных князей.

В XV веке в положении феодалов происходят изменения, связанные с усилением процесса централизации. Изменился состав и положение боярства. Во 2 половине века число бояр при московском дворе выросло в 4 раза за счет удельных князей, пришедших на службу к московскому князю вместе с боярами. Княжата оттеснили старинное московское боярство. В результате меняется смысл термина «боярин». Если раньше он означал лишь принадлежность к определенной социальной группе — крупным феодалам, то теперь боярство становится придворным чином, который жаловал великий князь (введенные бояре ). Этот чин присваивался преимущественно служилым князьям. Вторым придворным чином стал чин окольничего. Его получила основная масса прежнего боярства. Бояре, не имевшие придворных чинов, слились с детьми боярскими и слугами вольными.

Изменение природы боярства повлияло на его отношение к великому князю. Прежнее московское боярство связывало свою судьбу с успехами князя и поэтому всемерно помогало ему. Теперешние же бояре — вчерашние удельные князья — были настроены оппозиционно. Великие князья начинают искать опору в новой группе класса феодалов — дворянстве. Дворяне формировались из «слуг под дворским» при дворе князя. Кроме того, великие князья, особенно Иван III, давали землю на правах поместья многим, и даже холопам при условии несения военной службы. Дворянство целиком зависело от великого князя, а потому являлось его верной опорой. За свою службу дворянство надеялось получить новые земли, крестьян. Влияние дворянства росло по мере уменьшения влияния боярства. Последнее со второй половины XV в. сильно пошатнулось в своих экономических позициях, не будучи в состоянии приспособиться к новой социально-экономической обстановке.

Крупным феодалом оставалась церковь. В центральных районах монастырское землевладение расширяется за счет пожалований князей и бояр, а также в силу завещаний. На северо-востоке монастыри захватывают неосвоенные, а часто и черносошные земли. Великие князья, обеспокоенные оскудением боярских родов, принимают меры к ограничению перехода их земель монастырям. Делается и попытка отобрать их землю, чтобы раздать помещикам, но попытка терпит крах.

Сельское феодально-зависимое население именовалось сиротами. В XIV веке этот термин постепенно вытесняется новым — крестьяне (от «христиане»), хотя наряду с ним употребляется и такой, как «смерды». Крестьяне делились на 2 категории— чернотяглых и владельческих.

Владельческие крестьяне жили на землях, принадлежавших помещикам и вотчинникам, чернотяглые — на остальных землях, эта категория земель считалась принадлежащей непосредственно князю. В XV веке происходит прикрепление чернотяглых крестьян к земле и закрепощение владельческих.

Установление феодальной зависимости предполагает экономическое принуждение крестьянина к труду на феодала, захватившего основное средство производства — землю. С развитием феодализма требуются уже меры политического, правового принуждения. Но крестьяне имеют еще право перехода от одного владельца к другому (от таких переходов страдали мелкие феодалы, они и стремились к закрепощению крестьян). Организованное закрепощение началось с особых грамот князей.

Форма феодальной зависимости позволяет делить частновладельческих крестьян на разряды:

· старожильцы — крестьяне, исстари жившие на черных землях или в частных владениях, имевшие свое хозяйство и несшие государево тягло или повинность феодалу;

· новоподрядчики (новоприходцы) — потерявшие возможность самостоятельно вести хозяйство, были вынуждены брать земли феодалов, переходить в другие места (через 5-6 лет становились старожильцев);

· серебряники — крестьяне, задолжавшие деньги под проценты или под погашение долга работой;

· должники-серебряники — давшие долговую записку («кабальная запись») становились кабальными;

· половники — обедневшие крестьяне, исполу (до 50%) обрабатывающие феодальную землю;

· бобыли — обедневшие люди (земледельцы и ремесленники), обязанные повинностями перед феодалом или денежным оброком перед государством;

· страдники-холопы — холопы, посаженные на землю и несшие барщину.

· монастырские крестьяне (монастырские детеныши, подсуседники).

На низшей стадии общественной лестницы находились холопы. работавшие во дворах князей и феодалов (ключники, тиуны). Их число заметно сократилось, так как часть их сажали ни землю. К тому же Судебник 1497 ограничивает источники холопства . Ими могли стать, женившиеся на рабе, при самопродаже, поступив в сельское тиунство (члены семьи оставались свободными). В городах положение было иное — поступление в услужение «по городскому ключу» не влекло холопства.Судебник 1497 положил начало всеобщему закрепощению крестьян, он установил единое время перехода — неделя до и неделя после Юрьева день (26.11.), крестьянин должен был уплатить пожилое. Судебник 1550 еще более ограничивает источники холопства: тиунство не влечет холопства (ст.76 ).

Факторами, усиливающими эксплуатацию были:

· стремление феодалов и государства извлечь максимальную прибыль из крестьянского труда;

· необходимость средств для уплаты дани;

· раздача государственных (общинных) земель дворянскому войску;

· рутинное состояние феодальной техники.

Холопы. Татаро-монгольское иго привело к сокращению численности холопов на Руси. Плен как источник холопства потерял значение. Холопы подразделялись на несколько категории:

§ Большие холопы — это верхушка холопства, княжеские и боярские слуги, иногда занимавшие высокие посты. В XV веке некоторые холопы получают за службу князю землю.

§ Полные и докладные холопы работали в хозяйстве феодала в качестве прислуги, ремесленников и землепашцев. Все более очевидной становится экономическая невыгодность холопского труда. Поэтому наблюдается тенденция к сокращению холопства.

По С.1497, в отличие от РП, свободный человек, поступивший в ключники в городе, не считался холопом. Отменялось и превращение феодально-зависимого крестьянина в холопа за бегство от господина. Количество холопов сокращалось также за счет отпуска их на волю (по завещанию, так же поступали и монастыри).

В данный период развивается процесс стирания грани между холопами и крестьянами . начавшийся еще в Древней Руси. Холопы получают имущественные права, а закрепощенные крестьяне все больше их теряют. Среди холопов различалисьстрадники, то есть холопы, посаженные на землю.

Наряду с относительным сокращением числа холопов возникает новый разряд людей, сходных с ними по положению, — кабальи люди (кабала – из долговой зависимости). Должник должен был отрабатывать проценты. Чаще всего кабала становилась пожизненной.

Городское население. Города делились на две части: город. то есть огороженное стеной место, крепость и окружающий городские стены посад. Соответственно этому делилось и население. В крепости жили представители княжеской власти, гарнизон и слуги феодалов. На посаде селились ремесленники и торговцы. Первая часть городского населения была свободна от налогов и государственных повинностей, вторая относилась к «черному» люду. Промежуточную категорию составляло население слобод и дворов, принадлежавших отдельным феодалам и расположенных в городской черте. Эти люди, хозяйственными интересами связанные с посадом, были свободны от городского тягла и несли повинности только в пользу своего господина. Экономический подъем в XV веке, развитие ремесла и торговли укрепляли положение городов, а, следовательно, поднимали и значение посадских людей. В городах выделяются наиболее состоятельные круги купечества — гости, ведущие иноземную торговлю. Появилась особая категория гостей — сурожане, ведущие торговлю с Крымом (с Сурожем — Судаком). Несколько ниже стояли суконщики — торговцы сукном.

Правовое регулирование имущественных отношений по С.1479 и 1550.

Изменения форм собственности . Обрабатываемые земли уже принадлежат субъекту (феодалу, крестьянину, корпорации) и их правовое положение стало более четким. Все еще сохраняются царский домен, феодальные вотчины, но вассалитет сменился отношениями подданства царю, разнообразие владений в XVI веке сводится к двум основным формам вотчине (наследственное землевладение) ипоместью (условное земельное держание). Церковное землевладение начинает ограничиваться (особенно при Иване IV) запретами на приобретения новых земель и на завещание в пользу церкви, но остается достаточно обширным. Постепенно ограничиваются иммунитетные права феодалов (изымаются судебные и фискальные функции). На всех феодальных землях существуют повинности, главным их плательщиком являются крестьяне. При сохранении права переходов в Юрьев день они продолжают оставаться собственниками земли с правом отчуждения.

В конце XVI века запреты переходов и установление крепостного права приводят к тому, что земля вместе с личностью крестьянина оказывается под контролем феодала. В среде черносошных крестьян сделки на землю даже при установлении запретов на выход являются обычной практикой.

Право собственности в С. 1497 и 1550 . С. 1497 подробной регламентации права собственности не содержит, и, хотя в нем упоминается различное продаваемое имущество и земля, никаких специально оговоренных юридических последствий из этого не следует. Тем не менее, законодатель, осознавая значение земельных споров, предписывает устанавливать «загороды» между селами, деревнями и земельными участками, чтобы облегчить разбирательство о принадлежности собственности (ст.61,62 )

Утверждается принцип частной собственности на землю: иски по поводу собственности могут предъявляться феодалами, монастырями, помещиками, крестьянами, администрацией князя (ст.63 ). В этой же статье устанавливается два срока давности, чего не знал ни один прежний закон (давность впервые появилась в Правосудье Митрополичьем (XIII век)) – три года для принятия земельных исков.

Статус вотчин и поместий не регламентирован. Все это свидетельствует о некотором упадке теоретической юриспруденции, однако это объясняется тем, что законодательство было, так сказать, смещено в область практического судопроизводства.

С. 1550 повторяет выше приведенные выше положения С. 1497, но дает более подробную регламентацию правового статуса земельных объектов.

В С. 1550 подробно говорится о вотчинах. которые, как объект частной собственности, испытывали влияние торгово-денежных отношений, отношения между феодалами и с центральной властью. В ст. 85 различаются две категории вотчин: родовые — были объектом собственности внутри рода (государство предпринимало меры против оскудения фамилий путем установления права родового выкупа, в течение 40 лет родственники могли выкупить родовые имения обратно, если они не давали согласия на продажу. В режиме вотчин сказывались типично феодальные отношения. Право родового выкупа имеет сходство с залогом. Именно поэтому Судебник говорит о нем в этой же статье. Вотчину можно закладывать как родственникам, так и посторонним лицам, закон только оговаривает размеры залога. Сумма заклада не должна была превышать цены вотчины. Купленные вотчины могли свободно продаваться и отчуждаться владельцам, как товар. Кроме того, существовали жалованные вотчины, пожалованные государем за службу пожизненно или в собственность.

Приговором 1580 года Иван IV запретил выкуп принадлежащих крупным собственникам родовых вотчин, заложенных в монастыри, и наложил запрет на новые вклады церкви. Эта мера была выгодна государству и позволяла взять запрещенные к выкупу земли в казну. Такое вторжение государства в частное право феодалов сопровождалось образованием поместного землевладения.

Обязательственное право по Судебникам. К концу XV в. оформились основные виды обязательств, большинство договоров, связанных с недвижимостью, требовало письменной формы, и государство совершенствовало делопроизводство в этой области. В XVI в. наблюдается активизация договорных отношений, которая способствовала усилению договорных связей. В XVI веке споры о земле становятся подавляющими во всех сословиях. Известна масса актов о продаже, пожаловании, обмене и аренде земельных наделов.

В С. 1497 договоры представлены не полно. Купля-продажа упоминается в ст. 46, 47. условия ее не раскрыты, главное внимание уделяется присутствию свидетелей, которые могли бы подтвердить ее.

Чаще всего говорится о договоре займа (ст. 6, 38, 48, 55 ), но его совершение также не закреплено. Указывается на возможность назначения судебного поединка при спорах, при рассмотрении дел о займах присутствуют в суде «лучшие люди». В ст. 36 упоминается долг с кабалой и без нее. Повторяется формула РП о займах разорившегося купца: при злостном банкротстве он мог продаваться в рабство, а при «бесхитростном» получал специальную грамоту о рассрочке выплаты долга от администрации. По договору найма, человек, покинувший хозяина раньше срока, терпит убытки (ст. 54 )

Кроме того, указано на возможность участия в договорах женщин, стариков и детей (ст. 52 ), отпуск холопов на волю предстает как особая договорная форма представленная документами (ст. 18 ). Иски о земле (ст. 61-62 ) базируются на строго определенных границах между земельными владениями. Устанавливается давность (3-6 лет) по земельным спорам. И это все, что сказано об обязательственном праве, тогда как в практической жизни земельные сделки и аренда имели масштабный характер. Ситуацию конкретизирует ст. 2. которая обязывает судей «никакого жалобщика не отсылать», а «давать ему суд». Т.о. суды принимали любые иски по любым делам.

При заключении любых сделок выделяются два главных момента: документальное оформление любого договора для возможности обращения в суд (отсутствие документов было причиной назначения судебного поединка); свободное волеизъявление сторон (любых сословий) при определении содержания большинства условия сделок. Сделка оформлялась письменно в нужном количестве копий, датировалось, на документе ставили подписи свидетели, указывалось имя дьяка, скрепившего грамоту печатью; в нем перечислялись все условия сделки, подробно описывались земельные границы участка. Практически вся земля в обжитых районах была документально описана, и судам лишь оставалось решать дела на основе содержания предъявленных документов.

С. 1497 более четко, чем РП, выделял обязательства из причинения вреда. правда, лишь в одном случае: ст. 61 предусматривала имущественную ответственность за потраву. Как своеобразные обязательства из причинения вреда рассматривает С. некоторые правонарушения связанные с судебной деятельностью. Судья, вынесший неправое решение обязан был возместить сторонам происшедшие от того убытки. Такая же мера применялась к лжесвидетелям. Закон прямо указывает, что судья наказанию за свой проступок не подлежит (ст. 19 ).

С. 1550 сохранил суть и принципы С. 1497. Изменения коснулись договора займа, он мог заключаться «с кабалой на услужение» и без «кабалы» с обычными %. Во втором случае лицо оставалось полностью свободным и отвечало лишь имуществом (ст. 36 ). Займ с «кабалой», то есть обращение в «кабальное холопство», был разновидностью феодального найма и оформлялся соответствующим документом. Поэтому Судебник запрещал обращать в холопы детей феодалов (детей боярских) – они предназначались для службы государю (ст. 81 ). Услужение в городах в любом случае не вело к зависимости. Кроме того, Судебник запрещал сделки с «родовыми вотчинами» (ст.85 ) и злостный купец-банкрот уже не обращался в рабство, а отрабатывал долг до погашения (ст. 85, 90 ). Таким образом, имущественная ответственность по обязательствам в Судебнике укрепляется с появлением феодального варианта зависимости должника в виде долговой кабалы и отработки долга до искупа

Семейно-наследственное право в Судебниках. На развитие семейно-наследственных отношений заметное влияние оказывали специфические факторы. В условиях владычества Орды роль мужчины-воина повысилась; формировалось затворничество женщин из-за опасности. Закреплялись особые правила Домостроя, выразившиеся в подчиненности женщин в быту, запрете увеселений. Обремененное военными заботами государство консервировало правило Домостроя, облегчающие повиновение семьи жесткому государственному порядку. В крестьянской среде подчиненность женщин была особенно ощутима.

С присоединением Новгорода и Пскова к Москве угасли наметившиеся там ориентиры наследования. Воля наследователя уже не была абсолютным критерием, С. 1497 и 1550 годов для новых форм (вотчин и поместий) установили наследственные ограничения. Женщины допускались к наследованию (ст. 60 С.1497 и ст. 92 С.1550). Родовые вотчины оставались в роду, их не имели права завещать по своей воле. Поместья также не могли отчуждаться «на сторону», они переходили к детям с условием службы. Женщины получали из состава поместий законную долю на «прожиток». В крестьянской среде практиковалось наследование по обычному праву.

Наследники по завещанию могли предъявить иск или отвечать по обязательствам наследодателя только при наличии оформленного завещания («доклады» и «записи»).

В целом ко времени С. 1550 вопрос о соотношении завещания и закона не всегда достаточно ясно регламентировался нормами права. Более четко обозначены права первоочередных наследников – жены и детей, лишь при их отсутствии призывались к наследованию другие родственники. Внебрачные дети не имели прав на наследство как плод «блуда».

УГОЛОВНОЕ ПРАВО МОСКОВСКОЙ РУСИ. В Русском государстве понятия преступления как «обиды» уже не существовало. К XVI веку имела место известная неотделенность уголовно наказуемых деяний от гражданско-правовой сферы и процессуальной деятельности, хотя и оформилось деление уголовного права как бы на два направления: одно – для обычных правонарушений, другое – для «лихого дела».

Субъект преступления . Возраст преступника не был четко определен. Преступление рассматривалось как грех, а в религиозной теории считалось, что человек может грешить с 7 лет (минимальный порог привлечения к ответственности). Полную ответственность несли женщины, достигшие 12-летнего возраста, и мужчины — с 14 лет (возраст вступления в брак по церковным законам, приобретения всех имущественных и семейных прав).

Сословная принадлежность субъекта преступления в Судебниках, по всей видимости, не влияла на наступление ответственности. Более древние документы признавали субъектами всех свободных людей, не включая в этот перечень холопов. За свой проступок холоп отвечал перед господином. Преступлением не считалось убийство господином своего холопа, а убийство чужого рассматривалось как нанесение материального ущерба. Развитие феодализма и превращение холопов в крепостных людей, нашли свое отражение в некотором изменении взгляда на субъект преступления, по Судебнику 1497 г. рассматривал холопа уже как субъект преступления и считал его способным самостоятельно отвечать за свои поступки и преступления.

Для обозначения преступника-профессионала (разбои, грабежи, убийства) использовался термин «лихой человек». Признание преступника лихим автоматически порождало возможность применения смертной казни. Применялись и специальные термины: тать, зажигальник, душегубец, крамольник, вор.

В Судебнике не указываются ни случаи исключения вменения, ни отягчающие или смягчающие вину обстоятельства, нет также данных . говорящих о том, что преступления различались по стадиям совершения .

Одно и то же преступление влекло различную ответственность в зависимости от того, какое положение на социальной лестнице занимал правонарушитель, и какое положение занимал пострадавший. По Судебнику все население делится на «добрых» и «лихих» людей. «Добрыми» признавались представители господствующего класса и не попавшие в зависимость крестьяне — держатели «крепкого» хозяйства.

infopedia.su не принадлежат авторские права, размещенных материалов. Все права принадлежать их авторам. В случае нарушения авторского права напишите сюда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *