Проблема универсалий в средневековой философии

Проблема универсалий в средневековой философии

Универсалии — это то общее. что присуще всем конкретным объек­там определенного вида или рода. Например, как уже было сказано, все конкретные лошади, несмотря на множество индивидуальных разли­чий, обладают некой общей «лошадностью9raquo;, благодаря чему они, соб­ственно говоря, и являются лошадьми.

Средневековое понятие универсалий возникло на базе учения Пла­тона об идеях, которые, будучи «присущи9raquo; конкретным вещам некото­рого вида, определяют их природу, являясь их идеальной моделью, а кроме того — причиной и целью этих вещей; близко к этому и учение Аристотеля о формах.

В том виде, в котором она обсуждалась в Средневековье, проблема универсалий впервые была поставлена в работах неоплатоника Пор­фирия, хотя в средневековую схоластику она вошла через Боэция и его комментарии к работам Порфирия.

1. Существуют ли универсалии (т.е. роды и виды: животное, чело­век, лошадь и т.д.) самостоятельно (т.е. вне конкретных вещей)?

2. Если да, то являются ли они в таком случае телесными или бесте­лесными?

3. Если они бестелесны, то имеют ли они единую природу с чув­ственными вещами?

Сам Порфирий не дал на них никаких ответов. но эти три вопроса и особенно первый из них стали предметом ожесточенных споров в эпо­ху Средневековья. В решении вопроса «существуют ли универсалии самостоятельно?» все философы поделились на два больших лагеря: реалисты и номиналисты.

Реалистыэто философы, считавшие универсалии существую­щими реально вне конкретных вещей.

Номиналисты (от лат. «nomen9raquo; — «имя9raquo;) — это философы, счи­тавшие, что вне конкретных вещей общее (универсалии) существует только в словах (именах), которыми называются вещи определенного вида.

Так, с точки зрения реалистов. кроме конкретных лошадей и вне их Реально существует «лошадность9raquo;, присущая всем лошадям как тако­вым, вне конкретных быков — «быковость9raquo;, вне любых четвероногих животных — «четвероногость9raquo; и т.д. А с точки зрения номиналистов, вне конкретных объектов нет никакой «лошадности9raquo;, «быковости9raquo; и «четвероногости9raquo;, а есть только слова (имена) «лошадь9raquo;, «бык9raquo;, «четве9shy;роногое9raquo;, применимые, соответственно, к любой лошади, быку, четверо­ногому.

Борьба шла не только между реалистами и номиналистами, но и внутри каждого этого лагеря, среди и тех и других можно выделить «крайних9raquo; и «умеренных9raquo;.

К крайнему реализму можно отнести многих представителей ранней схоластики IX—XII вв. Эриугену, членов Шартрской и Сен-Викторской школ, а также Ансельма Кентерберийского. Для сторон­ников крайнего реализма, опирающихся прежде всего на Платона и неоплатоников, характерно не просто признание реального существо­вания универсалий вне и до конкретных вещей, универсалии пони­маются еще как опосредствующие звенья между Богом-Творцом и конкретными сотворенными вещами.

Универсалии понимались как содержащиеся в уме Бога образцы, соответствии с которыми создаются конкретные вещи; при этом бо­лее общие — родовые — универсалии содержатся в менее общих — видовых (например, универсалия «четвероногое9raquo; содержится в уни­версалиях «лошадь9raquo;, «бык9raquo;, «собака9raquo;), а видовые универсалии содер­жатся в конкретных предметах (универсалия «лошадь9raquo; во всех конк­ретных лошадях). При этом универсалии считаются сущностями бо­лее высокого порядка и в некотором смысле более реальными, нежели отдельные объекты.

Умеренный реализм ближе к учению Аристотеля и перипате­тиков . у которых общее (форма) понимается как содержащееся в конкретных вещах (так как любая конкретная вещь есть соеди­нение материи и формы). Соответственно, сторонники умеренного реализма считали, что универсалии существуют только в конкрет­ных вещах.

Своеобразный вариант умеренного реализма представляет собой позиция Фомы Аквинского, который, как и Ибн-Сина, признавал троя­кое существование универсалий:

1) до конкретных вещей (ante rem) — в уме Бога;

2) в конкретных вещах (in re);

3) после конкретных вещей (post rem) — в уме человека (как впе­чатления от них).

Основоположником крайнего номинализма был Росцеллин (ок. 1050—1110). Он утверждал, что существуют только конкретные вещи, а все, что есть вне их — в виде общего, присущего этим ве­щам, — так это только слова, последовательности звуков («дунове9shy;ние звука»).

Сторонники умеренного номинализма чаще всего признавали существование универсалий в человеческом уме (после конкрет­ных вещей). Свой вариант умеренного номинализма — концептуа­лизм — предложил Пьер Абеляр . универсалии обладают опреде­ленным существованием как понятия (концепты) в уме человека, возникая на базе чувственного восприятия единичных вещей благо­даря абстрагирующей деятельности ума. Однако Абеляр признавал, что в чистом виде эти понятия существуют в Божественном уме, т.е. строго говоря, эта позиция может расцениваться и как умерен­ный реализм или как промежуточная между реализмом и номина­лизмом.

Важнейшие представители умеренного номинализма — Дунс Скот и Уильям Оккам. Наиболее интересно учение Оккама, получившее на­звание «терминизм9raquo;. Оккам считал, что реально существуют только конкретные индивидуальные объекты. Так как могущество Творца бесконечно, то Он не нуждается ни в каких опосредствующих звеньях в виде универсалий, а способен создать множество конкретных вещей непосредственным актом своей Божественной воли. Универсалий нет в вещах и до вещей, они представляют собой лишь термины, знаки вещей, фиксирующие посредством слов сходство между всеми объек­тами, называемыми одним и тем же термином. Однако эти термины не случайны, им соответствуют определенные состояния человеческого ума (души), и рождаются они как некие сократительные знаки (аббре­виатуры) при проведении ментальных операций над сходными предме­тами.

Особую остроту проблеме универсалий в Средневековье придавало то, что она обсуждалась не как чисто философская проблема соотно­шения общего и отдельного (частного, индивидуального), а в связи с определенными богословскими проблемами. Для учения католической церкви одинаковую опасность представлял как крайний реализм, так и крайний номинализм — особенно в связи с догматом о триединстве Бога. Так, крайний номинализм вел к отказу от идеи единства трех ипостасей Бога, а крайний реализм — от идеи троичности единого Бога.

5.189.137.82 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

Проблема общих понятий (универсалий) как центральная философская проблема средневековой философии (схоластики).

Основная проблема средневековой философии вырастает, быть может, из одного случайного остроумного замечания киника Диогена. Слушая однажды, как Платон философствовал по поводу идей, употребляя при этом такие слова, как «стельность» и «чашность», Диоген возразил:

«Что касается меня, Платон, то стол и чашу я вижу, а вот стельность и чашность нет». На что Платон не менее остроумно ответил: «В этом нет ничего удивительного. У тебя есть глаза, чтобы увидеть стол и чашу, но не хватает ума, чтобы узреть стольность и чашность».

Подобное замечание приписывают еще одному кинику — Антисфену, якобы утверждавшему, что общие понятия и идеи Платона — голая выдумка. «Лошадь я вижу, а лошадности нет», — говорил Антисфен. Основной проблемой средневековой философии как раз и стала проблема общих понятий — универсалий (от лат. universalis — общий): существуют ли они самостоятельно, «до вещей» и независимо от них, или они существуют только как понятия и слова в рамках мышления

и языка? Проблема универсалий уходит своими корнями в платоновскую теорию идей и аристотелевское учение о форме и материи. Согласно Платону, общим понятиям присуще истинное бытие, которое он определил как «мир идей» — совершенных образцов и форм. Единичные же вещи чувственного мира — это только бледные копии и тени идей,

результат дробления и ограничения общего при взаимодействии с материей.

Аристотель же полагал, что общее не существует в отрыве от единичного и может проявиться только в единстве с ним. Истинное бытие, по Аристотелю, есть бытие отдельной вещи, выступающее как единство формы (общего) и материи (единичного).

В средневековую философию проблема универсалий вошла через неоплатоника Порфирия и «первого схоласта» Боэция. Порфирий во «Введении» к аристотелевским «Категориям» поставил предельные вопросы:

• Существуют ли самостоятельно роды и виды или нет? Например, существует ли само по себе «животное» -как общее родовое понятие и «человек» как общее понятие вида живых разумных существ?

• Если существуют, то телесны они или бестелесны?

•Если не существуют сами по себе, а только в мышлении, то обособлены ли они или находятся в самих чувственных вещах? Комментируя Порфирия, Боэций попытался ответить на эти вопросы, инициировав тем самым средневековый спор об универсалиях. В целом в схоластике сложилось два основных способа решения проблемы универсалий. Первый исходил из того, что общие понятия существуют реально (universalia sunt realia). Философы, придерживающиеся этого тезиса, вошли в историю под именем реалистов, а само направление получило название «реализм».

При этом сами реалисты разделились на крайних и умеренных. Первые считали, что общие понятия предшествуют вещам, существуют «до вещей» (ante res), вторые — что универсалии существуют в самих вещах (in rebus), проявляясь в единстве с ними. Первые, тем самым, следовали Платону, вторые — Аристотелю.

К крайним реалистам можно отнести таких схоластов, как Иоанн Скот Эриугена, учивший о реальном существовании в Логосе «архетипов всех вещей»; Гилъом из Шампо, утверждавший, что единый, вечный человек реальнее, чем отдельный, случайный индивид; Ансельм Кентерберийский, выводящий реальное существование Бога из общего понятия всесовершеннейшего существа.

К умеренным реалистам аристотелевского типа, признающим существование общих понятий в самих вещах в качестве их сущности (эссенции) (лат. essentia — сущность) и субстанциональной формы, принадлежат «классики»-схоластики — Альберт Великий и Фома Аквинский.

Второй способ решения проблемы универсалий сводился к тому, что общие понятия существуют только «после вещей» (post res), в рамках мышления и языка, и поэтому являются лишь именами вещей. Отсюда — общее название данного направления — номинализм (от лат. nomina — названия, имена). Номиналисты, в свою очередь, также разделились на умеренных и крайних. Первые, отрицая существование общего «до вещей» и «в вещах», допускали его наличие в качестве понятий о вещах в рамках мышления (лат. conceptus — мысль, представление). Отсюда название умеренного номинализма — концептуализм. Концептуалистом можно считать Боэция, полагавшею, что не существует человека вообще, а есть лишь отдельные индивиды. Если же абстрагироваться от их несущественных, случайных признаков — акциденций (от лат. accidens (accidentis) — случайность), то останутся характерные черты, существенные свойства рода или вида, выраженные в общих понятиях. Самым выдающимся концептуалистом был П. Абеляр. Он считал, что универсалии существуют «в вещах», но не актуально, а лишь потенциально. Реально же они могут проявляться лишь в качестве понятий благодаря абстрагирующей силе мышления К крайним номиналистам принадлежит И. Росцелин, утверждавший, что общие понятия есть лишь наименование вещей, «колебание воздуха» (flatus vocis), и У. Оккам, рассматривающий универсалии как некие аббревиатуры — сократительные знаки, облегчающие логические операции мышления. Спор об универсалиях не был «академической», безобидной дискуссией. Он имел актуальное теологическое значение и находился под бдительным контролем западной церкви. «Заблуждавшихся» философов осуждали, предавали проклятию (анафеме), ссылали и даже калечили и убивали. Дело в том, что проблема соотношения общего и единичного (единого и многого) имела самое прямое отношение к христианскому догмату Троицы, согласно которому Бог и един, и троичен. Если единство Бога понимать как общее, а три его лица как отдельное, единичное, то проблема универсалий сразу же приобретает актуальный богословско-догматический смысл. Даже самый поверхностный взгляд на решение проблемы универсалий показывает, что церковь не могли устроить ни точка зрения крайнего реализма, противопоставляющая общее единичному, ни точка зрения крайнего номинализма, вообще отвергающая реальность существования общего (единого). Весьма сомнительным выглядел также и умеренный номинализм (концептуализм), допускающий бытие общего (единого) только в рамках мышления. И действительно, церковь осудила взгляды крайнего реалиста Иоанна Скота Эриугены, крайних номиналистов Росцелина и Оккама, концептуалиста Абеляра, отвергла онтологическое доказательство бытия Бога, данное Ансельмом Кентерберийским, и т.д.

Наиболее приемлемой для церкви оказалась точка зрения умеренного реализма аристотелевского типа. Еще одним компромиссным вариантом, устраивающим церковь, была попытка синтеза различных точек зрения на проблему универсалий. Так, Фома Аквинский вслед за мусульманским философом Авиценной утверждал, что универсалии существуют одновременно «до вещей», «в вещах» и «после вещей». Универсалии существуют «до вещей» в Божественном разуме. Например, Бог решает сотворить кошек. Для этого необходимо, чтобы он имел «идею кошки», некий готовый образец, модель, общую форму, предшествующую всем конкретным (единичным) кошкам. Универсалии существуют «в вещах»: когда кошки сотворены, то в каждой из них содержится нечто «кошачье». Наконец, универсалии существуют «после вещей» — в нашем мышлении и языке. Рассматривая многих кошек, мы подмечаем, что похожи друг на друга, и приходим к понятию кошки, образуя затем соответствующее слово — «кошка».

Проблема универсалий в средневековой философии

Проблема универсалий в средневековой философии
Главная | О нас | Обратная связь

Проблема универсалий в средневековой философии

Универсалии — это то общее, что присуще всем конкретным объек­там определенного вида или рода. Например, как уже было сказано, все конкретные лошади, несмотря на множество индивидуальных разли­чий, обладают некой общей «лошадностью», благодаря чему они, соб­ственно говоря, и являются лошадьми.

Средневековое понятие универсалий возникло на базе учения Пла­тона об идеях, которые, будучи «присущи» конкретным вещам некото­рого вида, определяют их природу, являясь их идеальной моделью, а кроме того — причиной и целью этих вещей; близко к этому и учение Аристотеля о формах.

В том виде, в котором она обсуждалась в Средневековье, проблема универсалий впервые была поставлена в работах неоплатоника Пор­фирия, хотя в средневековую схоластику она вошла через Боэция и его комментарии к работам Порфирия.

Порфирием были поставлены три вопроса.

1. Существуют ли универсалии (т.е. роды и виды: животное, чело­век, лошадь и т.д.) самостоятельно (т.е. вне конкретных вещей)?

2. Если да, то являются ли они в таком случае телесными или бесте­лесными?

3. Если они бестелесны, то имеют ли они единую природу с чув­ственными вещами?

Сам Порфирий не дал на них никаких ответов, но эти три вопроса и особенно первый из них стали предметом ожесточенных споров в эпо­ху Средневековья. В решении вопроса «существуют ли универсалии самостоятельно?» все философы поделились на два больших лагеря: реалисты и номиналисты.

Реалисты — это философы, считавшие универсалии существую­щими реально вне конкретных вещей.

Номиналисты (от лат. «nomen» — «имя») — это философы, счи­тавшие, что вне конкретных вещей общее (универсалии) существует только в словах (именах), которыми называются вещи определенного вида.

Так, с точки зрения реалистов, кроме конкретных лошадей и вне их Реально существует «лошадность», присущая всем лошадям как тако­вым, вне конкретных быков — «быковость», вне любых четвероногих животных — «четвероногость» и т.д. А с точки зрения номиналистов, вне конкретных объектов нет никакой «лошадности», «быковости» и

«четвероногости», а есть только слова (имена) «лошадь», «бык», «четве­роногое», применимые, соответственно, к любой лошади, быку, четверо­ногому.

Борьба шла не только между реалистами и номиналистами, но и внутри каждого этого лагеря, среди и тех и других можно выделить «крайних» и «умеренных».

К крайнему реализму можно отнести многих представителей ранней схоластики IX—XII вв. Эриугену, членов Шартрской и Сен-Викторской школ, а также Ансельма Кентерберийского. Для сторон­ников крайнего реализма, опирающихся прежде всего на Платона и неоплатоников, характерно не просто признание реального существо­вания универсалий вне и до конкретных вещей, универсалии пони­маются еще как опосредствующие звенья между Богом-Творцом и конкретными сотворенными вещами.

Универсалии понимались как содержащиеся в уме Бога образцы, соответствии с которыми создаются конкретные вещи; при этом бо­лее общие — родовые — универсалии содержатся в менее общих — видовых (например, универсалия «четвероногое» содержится в уни­версалиях «лошадь», «бык», «собака»), а видовые универсалии содер­жатся в конкретных предметах (универсалия «лошадь» во всех конк­ретных лошадях). При этом универсалии считаются сущностями бо­лее высокого порядка и в некотором смысле более реальными, нежели отдельные объекты.

Умеренный реализм ближе к учению Аристотеля и перипате­тиков, у которых общее (форма) понимается как содержащееся в конкретных вещах (так как любая конкретная вещь есть соеди­нение материи и формы). Соответственно, сторонники умеренного реализма считали, что универсалии существуют только в конкрет­ных вещах.

Своеобразный вариант умеренного реализма представляет собой позиция Фомы Аквинского, который, как и Ибн-Сина, признавал троя­кое существование универсалий 1 :

1) до конкретных вещей (ante rem) — в уме Бога;

2) в конкретных вещах (in re);

3) после конкретных вещей (post rem) — в уме человека (как впе­чатления от них).

1 Такой же точки зрения на универсалии придерживался и Аверроис.

Схема 81. Троякое существование универсалий

Проблема универсалий в средневековой философии

Основоположником крайнего номинализма был Росцеллин (ок. 1050—1110). Он утверждал, что существуют только конкретные вещи, а все, что есть вне их — в виде общего, присущего этим ве­щам, — так это только слова, последовательности звуков («дунове­ние звука»).

Сторонники умеренного номинализма чаще всего признавали существование универсалий в человеческом уме (после конкрет­ных вещей). Свой вариант умеренного номинализма — концептуа­лизм — предложил Пьер Абеляр: универсалии обладают опреде­ленным существованием как понятия (концепты) в уме человека, возникая на базе чувственного восприятия единичных вещей благо­даря абстрагирующей деятельности ума. Однако Абеляр признавал, что в чистом виде эти понятия существуют в Божественном уме, т.е. строго говоря, эта позиция может расцениваться и как умерен­ный реализм или как промежуточная между реализмом и номина­лизмом.

Важнейшие представители умеренного номинализма — Дунс Скот и Уильям Оккам. Наиболее интересно учение Оккама, получившее на­звание «терминизм». Оккам считал, что реально существуют только конкретные индивидуальные объекты. Так как могущество Творца бесконечно, то Он не нуждается ни в каких опосредствующих звеньях в виде универсалий, а способен создать множество конкретных вещей непосредственным актом своей Божественной воли. Универсалий нет в вещах и до вещей, они представляют собой лишь термины, знаки вещей, фиксирующие посредством слов сходство между всеми объек­тами, называемыми одним и тем же термином. Однако эти термины не случайны, им соответствуют определенные состояния человеческого ума (души), и рождаются они как некие сократительные знаки (аббре­виатуры) при проведении ментальных операций над сходными предме­тами.

Особую остроту проблеме универсалий в Средневековье придавало то, что она обсуждалась не как чисто философская проблема соотно­шения общего и отдельного (частного, индивидуального), а в связи с определенными богословскими проблемами. Для учения католической церкви одинаковую опасность представлял как крайний реализм, так и крайний номинализм — особенно в связи с догматом о триединстве Бога. Так, крайний номинализм вел к отказу от идеи единства трех ипостасей Бога, а крайний реализм — от идеи троичности единого Бога.

Схема 82. Номинализм и реализм в европейской схоластике

Проблема универсалий в средневековой философии

Схема 83. Существование универсалий

Проблема универсалий в средневековой философии

Антология мировой философии. В 4 т. М. 1969—1972. Т. 1.

Абеляр П. История моих бедствий / / Августин Аврелий. Исповедь. Абе­ляр П. История моих бедствий. М. 1992.

Кентерберийский Ансельм. Сочинения. М. 1995.

Герметизм, магия, натурфилософия в европейской культуре ХШг—XIX вв. М. 1999.

Избранные произведения мыслителей стран Ближнего и Среднего Востока IX—XIV вв. М. 1961.

Аквинский Фома. Сумма теологии.

Мейстер Экхарт. Проповеди и рассуждения. М. 1912.

Краткий очерк истории философии / Под ред. М.Т. Иовчук и др. М. 1967. Майоров Г.Г. Формирование средневековой философии. М. 1979. Радхакришнан С. Индийская философия: В 2 т. М. 1994. Реале Дж. Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. СПб. 1994—1997. Т. 2.

Соколов В.В. Средневековая философия. М. 1979.

Ислам. Энциклопедический словарь. М. 1987. Новая философская энциклопедия: В 4 т. М. 2000—2001. Христианство. Энциклопедический словарь: В 3 т. М. 1993—1995. Китайская философия. Энциклопедический словарь. М. 1994.

Дзен-буддизм. // Судзуки Д. Основы Дзен-буддизма // Кацуки С. Прак­тика Дзен. Бишкек, 1993.

Жильсон Э. Томизм. Введение в философию св. Фомы Аквинского. М. — СПб. 1999.

Лайтман М. Каббала: Тайное еврейское учение. Новосибирск, 1993.

Сагадеев A.B. Ибн-Рушд (Аверроис). М. 1973.

Степанянц М.Т. Восточная философия. М. 1997.

Шидфар Б.Я. Ибн-Сина. М. 1981.

Шиммель А. Мир исламского мистицизма. М. 1999.

Честертон Г.К. Святой Фома Аквинский / / Честертон Г.К. Вечный че­ловек. М. 1991.

Проблема универсалий в средневековой философии. Номинализм и реализм.

Одной из наиболее острых дискуссий в схоластической философии Средневековья был спор об универсалиях, продолжавшийся в течение всей ее истории. В этой дискуссии выявились две крайние точки зрения, основы которых были сходными, но выводы прямо противоположными; обе точки зрения были представлены как в «крайних», так и в умеренных вариантах. Первоначальной исходный пункт дискуссии – платоновская трактовка общих понятий, предполагающая, что они имеют подлинное значение лишь в том случае, если означают действительно существующее.

Реалисты (Ансельм Кентерберийский, Фома Аквинский) показывали, что общие понятия по отношению к отдельным вещам природы являются первичными и существуют реально, сами по себе. Они приписывали общим понятиям самостоятельное существование не зависимое от отдельных вещей и человека. Предметы же природы, по их мнению, представляют лишь формы проявления общих понятий. В то время слово «реализм» не имел ничего общего с современным значением этого слова. Под реализмом подразумевалось учение, согласно которому подлинной реальностью обладают универсалии, которые существуют до вещей, представляя собой мысли, идеи в божественном разуме. Только благодаря этому человеческий разум в состоянии познавать сущность вещей, ибо эта сущность есть не что иное, как всеобщее понятие.

Номиналисты (Росцелин, Пьер Абеляр) считали, что общие понятия (универсалии) – только имена; они не обладаю никаким самостоятельным существованием и образуются нашим умом путем абстрагирования некоторых признаков, общих для целого ряда вещей. Например, понятие «человек» получается отбрасыванием всех признаков, характерных для каждого человека в отдельности, и концентрацией того, что является общим для всех (человек – это живое существо, наделенное разумом больше, чем кто-либо из животных). Данное определение можно, в принципе, уточнить: у человека одна голова, две руки, две ноги и т.д. но это уже излишне, так как первое определение, по мнению номиналистов, достаточно однозначно характеризует сущность человека. Таким образом, согласно учению номиналистов, универсалии существуют не до вещей, а после вещей.

Разумеется, как и в каждой отдельной взятой философской школе, здесь присутствуют различные оттенки. Крайний номинализм, подобно софистам или атомистам античности, признает лишь единичное и приходит таким путем к выводу, что общие понятия – лишь наименования (т.е. общее понятие – всего лишь слово). Более умеренный вариант номинализма утверждает, что общие понятия не являются «всего лишь словом», что, например, слово «человек» – наименование действительно существующего понятия «человек». Сторонники умеренного реализма вслед за Аристотелем считают, что общее — это свойство единичного.

Было бы крайне неправильно представлять, что дискуссии об универсалиях являлись некой схоластической бессмыслицей, хотя в наши дни довольно трудно понять, почему этим дискуссиям в то время придавалось столь большое значение. Впрочем, стоит подумать о том общественном фоне, на котором развертывались подобные споры, сразу станет ясна их цель и значимость. (Находившаяся под властью папы церковная структура, по отношению к единичному, т.е. к интересам индивида, являла собой нечто общее. Именно отношение к реальности этого общего определяло позицию средневекового философа в спорах между номиналистами и реалистами.)

Развитие товарно-денежного хозяйства в странах Западной Европы вызвало значительное экономическое оживление. Изменения в производственных отношениях, неизбежно вызвали преобразования в духовной жизни. Вследствие этого в первой половине ХIII в. феодальные города начинают стремиться к созданию собственной интеллектуальной атмосферы. Философским выражением пробуждения и расширения научного познания был возрастающий интерес к античному аристотелизму. Господствовавший в философии того времени августинизм (философские идеи, опирающиеся на систему Августина Блаженного, отца церкви и представителя патристики) опирался на платоновские традиции, был направлен против естественнонаучных исследований и в целом не соответствовал сложившейся интеллектуальной ситуации. Августин утверждал, что познание материального мира не приносит никакой пользы, ибо не только не приумножает человеческого счастья, но поглощает время, необходимое для созерцания гораздо более важных и возвышенных предметов. Девиз философии Августина: «Хочу понять бога и душу. И ничего более? Совершенно ничего!» Разумеется, понимаемая таким образом философия не могла быть вдохновителем новых духовных течений.

Церковь не приветствовала возрождение интереса к Аристотелю и даже накладывала запреты на чтение его трудов. Но интерес к Аристотелю не уменьшился. Римская курия допустила возможность изучения трудов Аристотеля при условии, что они будут подвергнуты исследованию и очищены от всякого намека на т.н. ошибки. Задачу приспособлению аристотелизма к потребностям церкви было решено доверить монахам ордена доминиканцев. Необходимо было искать способы решения вопроса о соотношении теологии и науки. Это было нелегким делом, ибо речь шла о выработке такого метода, который, не проповедуя полного пренебрежения к знанию, одновременно был бы в состоянии подчинить рациональное мышление догмату откровения, то есть сохранить примат веры над разумом. Эту задачу осуществлял Фома Аквинский.

54. «Естественная теология» Фомы Аквинского.

Фома Аквинский (1225-26–1274 гг.) известен в западноевропейской философии средневековья как один из выдающихся представителей зрелой схоластики. Уже в 1323г. Фома был провозглашен папским престолом «святым», а его система становится официальной философской доктриной римской католической церкви.

В философском творчестве Фомы Аквинского рассматриваются и систематизируются практически все основные вопросы, изучаемые западноевропейской схоластикой, оформляются и отчасти разрешаются наиболее сложные вопросы христианского вероучения. Обосновывая основные принципы христианской теологии, Фома Аквинский опирался на учение Аристотеля. Он считал, что философия Платона и неоплатонизм, которого придерживался Августин Блаженный и большинство ученых средневековья, в определенных условиях могла привести (и приводила) к противопоставлению духа и природы.

Вся философия Фомы основывается на категории бытия, под бытием он понимает христианского Бога, сотворившего мир. Различая бытие и сущность, философ подчеркивает их общий корень: отдельные существования могут меняться, однако сущее не меняется, оно просто приобретает другие формы. В своей философской системе Аквинат выстраивает своеобразную «лестницу» бытия. На низшей ступени (неорганические стихии и материалы) форма составляет лишь внешнюю определенность вещи. На следующей ступени (растения) форма предстает как конечная причина вещи. Третий уровень – животные, здесь форма есть действующая причина. На всех 3-х ступенях форма по-разному привходит в материю, организуя и одушевляя последнюю. Наконец, на четвертой ступени форма предстает уже не как организующий принцип материи, а сама по себе. Это – дух, разумная душа, «самосущее». Все существования – часть предельной полноты бытия. Такая предельная полнота бытия есть Бог. Таким образом, с необходимостью совпадение сущности и существования имеет место в Боге. Начиная с Бога, который есть чистый акт творения, и кончая малейшей из сотворенных сущностей, каждое сущее обладает относительной самостоятельностью, которая уменьшается по мере движения вниз, т.е. по мере убывания актуальности бытия существ, располагающихся на иерархической лестнице

Средневековая европейская философия в качестве ключевой проблемы рассматривает поиски рациональных доказательств бытия Бога. Фома Аквинский выдвигает новые доказательства бытия Бога, развивая идею о том, что Бог вне времени и вне пространства, поэтому мог сотворить безначальный и бесконечный мир. В его концепции предлагается 5 доказательств бытия Бога. Все они опираются на идею творения.

1)Доказательство от движения. называемое в настоящее время кинетическим доказательством, исходит из того, что вещи находятся в движении, а все движущееся приводится в движение чем-то другим. Если бы какое-то бытие, приводящее нечто в движение, само было приведено в движение, то это было бы совершено чем-то другим, а это другое в свою очередь приводилось в движение третьим и так далее. Однако цепь двигателей не может быть бесконечной, ибо в током случае не было бы первого «двигателя», а следовательно, и второго, и последующих, и вообще не было бы движения. Поэтому, делает вывод Фома, мы должны дойти до первой причины движения. Которая никем не движется и которая все движет. Такой причиной должна быть чистая форма, чистый акт, которым является Бог, находящийся за пределам мира.

2) Доказательство от производящей причины гласит, что в материальном мире существует определенный причинный порядок, берущий свое начало от первой причины, то есть Бога. Фома считает, что невозможно, чтобы нечто было собственной производящей причиной, поскольку оно существовало бы раньше себя, а это нелепо. Если в цепи производящих причин не признать абсолютно первую причину, то тогда не появятся и средние и последние причины; и, наоборот, если в поисках причин мы уйдем в бесконечность, то не обнаружим первой производящей причины. Следовательно, как считал Аквинский, необходимо предположить некоторую первичную производящую причину, каковую все именуют Богом.

3) Доказательство от божественного руководства миром исходит из того, что в мире как разумных, так и неразумных существ, а также в природе и явлениях наблюдается целесообразность деятельности и поведения. Фома считает, что это происходит не случайно, и кто-то должен целенаправленно руководить миром. «Следовательно, есть разумное существо, полагающее цель для всего, что происходит в природе, и его мы именуем богом» отмечал Аквинский.

4) Доказательство от необходимости и случайности основывается на том, что все явления случайны и конечны. Значит, неизбежно наступает время, когда они будут отсутствовать. Если это так, то нельзя допустить того, что они возникли сами по себе. Следовательно, существует необходимая причина, производящая их.

5) Доказательство от совершенства обосновывает идею, что все существующее совершенно, Бог совершенен, следовательно, Бог существует.

В целом, все доказательства строятся по схожим логическим принципам. В конечном счете, мы имеем дело с пятью вариантами одного и того же способа обоснования. Причем в них речь идет не столько о Боге, сколько о явлениях реального мира, в которых Аквинат ищет «первопричины», «перводвигателя», «первоосновы», т.е. Бога. Это еще раз подтверждает поисковый характер зрелой схоластики.

У Фомы Аквинского наиболее четко выражается позиция зрелой средневековой философии по вопросу соотношения веры разума. В его концепции признается роль разума (истина не может быть доступна только через откровение и экстаз, к пониманию ценностей и истин можно прийти и путем разума). Истина, безусловно, одна – это Христос и его учение, но к истине можно идти двумя путями. Первый — путь веры, откровения – короткий непосредственный путь, приоритетный перед разумом. Но возможен и другой – путь разума, науки, этот путь длинен и сложен, требует многих доказательств. В итоге у Аквинского теология не подменяет философию и науку, но все же ставится выше их, поскольку философия рассматривается только как преамбула веры.

Аквинат также вырабатывает четыре теоретических принципа, определяющих генеральную линию церкви по вопросу об отношении теологии и науки.

Во-первых, философия и частные науки выполняют по отношению к теологии служебные функции. Выражением этого принципа является известное положение о том, что теология «не следует другим наукам как высшим по отношению к ней, но прибегает к ним как к подчиненным ей служанкам». Использование других наук не является свидетельством не самодостаточности или слабости теологии, а, напротив, вытекает из убогости человеческого ума. Рациональное знание вторичным образом облегчает понимание известных догматов веры, приближает к познанию «первопричины» вселенной, то есть Бога.

Во-вторых, значим чувственный опыт и разум. Фома утверждает, что с точки зрения способа получения истины, знание можно разделить на два вида: знания, открытые «естественным светом разума», например арифметика, и знания, черпающие свои основы из божественного откровения.

В-третьих, существует область некоторых объектов, общих для теологии и науки. Он считал, что одна и та же проблема может служить предметом изучения различных наук. Но существуют определенные истины, которые нельзя доказать при помощи разума, и потому они относятся исключительно к сфере теологии.

В-четвертых, положения науки не могут противоречить догматам веры. Наука должна служить теологии, должна убеждать людей в справедливости ее принципов. Стремление познать Бога – подлинная мудрость. Философия, к примеру, опираясь на физику, должна конструировать доказательства существования Бога, задача палеонтологии состоит в подтверждении Книги бытия и т.д.

Антропологической предпосылкой этической доктрины Аквината служила идея о промежуточном положении человека, чувственная душа которого объединяет его с животными, а разумная приближена к бессмертному существу ангелов. Формально в своей философии Аквинат признавал ценность реальных (земных) человеческих дел. Но высшим благом, без знания которого всякая земная ценность исчезает, остается, конечно, познание Бога, религиозных таинств и познание пути спасения под руководством церкви.

Учение Фомы Аквинского, пользовавшееся большим влиянием в средние века, представляло собой комплексную философскую концепцию, обосновывавшую христианскую картину мира, «сумму» онтологических и гносеологических представлений зрелого Средневековья. Это учение в ХХ веке возрождается как «неотомизм» – одно из наиболее значительных течений католической философии на Западе.

Итак, период Средневековья нельзя считать периодом застоя философской мысли. Средневековая философия внесла существенный вклад в развитие гносеологии, особенно формальной логики, поставила проблему соотношения знания и веры, обосновывала необходимость изучения природы.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ФИЛОСОФИИ

Особенностью средневековой философии является тесная ее связь с теологией (учением о Боге), ярко выраженный религиозный характер ее проблем и способов их решения. Определяющими чертами средневековой философии являются монотеизм, теоцентризм, креационизм, провиденциализм и эсхатологизм.

  • В монотеизме Бог понимается не просто как единый, но как радикально отличный от всего прочего, трансцендентный миру (т.е. выходящий за его пределы, как бы лежащий вне мира)
  • Креационизм означает восприятие мира как сотворенного Богом, причём сотворенного из ничего
  • Провиденциализм – это непрерывное осуществление в истории божественного замысла по спасению мира и человека
  • Эсхатологизм – учение о конце исторического процесса, предопределенного уже в самом его начале

Христианское миропонимание глубоко антропологично. Человек занимает особое место в мире как образ Божий, и всей своей жизнью он призван уподобиться ему в безгрешии, святости и любви.

В развитии средневековой философии обычно выделяют два основных этапа – патристику и схоластику. Патристика (от лат. patris – отец) – это период деятельности «отцов Церкви» (II- VIII вв.), заложивших основы христианского богословия и догматики. Схоластика (от лат. scholastica – ученая беседа, школа) – это период поисков рациональных путей в богопознании и разработки актуальных философских проблем в рамках номинализма и реализма (VII-XIV вв.).

Проблема соотношения веры и разума

Основной проблемой средневековой мысли была проблема соотношения веры и разума. Она может быть сформулирована как вопрос о путях познания: должны ли мы обладать верой для того, чтобы с помощью разума познавать мир и Творца? Или же именно рациональное освоение мира приводит нас к вере?

Постановка проблемы связана с именем Климента Александрийского. При всём разнообразии взглядов, по-видимому, можно выделить несколько основных подходов, в той или иной степени разделявшихся различными мыслителями:

  • 1) Вера самодостаточна и не нуждается в обоснованиях (Тертуллиан)
  • 2) Вера и разум дополняют друг друга; между естественным и Бого-откровенным знанием существует принципиальное согласие, но если мы не уверуем, мы не поймем (Климент Александрийский, Августин)
  • 3) У веры и разума собственные истины (теория двойственной истины); истины науки выше истин религии, но поскольку истины науки способны понять немногие, то для всех остальных религиозные идеи имеют право на существование, и их не стоит публично опровергать (Ульям Оккам). Кроме того, Фома Аквинский считал, что методы познания у философии и богословия различны

Проблема универсалий в средневековой философии

Другой важной проблемой схоластики была проблема универсалий, т.е. общих понятий (от лат. universalis – общий). Обладают ли они самостоятельным бытием или же они всего лишь имена для обозначения единичных вещей? Говоря иначе, в этом споре предпринималась попытка выяснить онтологический статус объектов общих понятий.

Спор об универсалиях восходил ещё к спору Платона и Аристотеля, а происходил главным образом в X-XIV вв. Эта проблема была связана с догматом о Святой Троице. Если Бог един в трех лицах, то существует ли он реально и в каком виде?

Первые схоласты нашли её в переведённом Боэцием введении одного из крупнейших неоплатоников Порфирия. Здесь знаменитый философ указывал три трудных вопроса, которые сам отказывается решить:

  • 1. роды и виды существуют ли в реальности или же только в мысли?
  • 2. если допустить, что они существуют реально, то телесны они или бестелесны?
  • 3. и существуют ли они отдельно от чувственных вещей или же в самих вещах?

В споре определились три направления: номинализм, реализм и концептуализм .

Номинализм

Номинализм (от лат. nomen – имя) видел в общих понятиях лишь «манеру речи», имена, которые применяются не к классу вещей «как целому», а порознь к каждой отдельной вещи из какой-либо совокупности; в этом смысле тот или иной класс вещей – не более чем мысленный образ, абстракция. Номиналисты учили, что в действительности существуют лишь индивидуальные вещи, а роды и виды – не более чем субъективные обобщения сходного, делаемые при посредстве равных понятий и одинаковых слов. В этом смысле лошадь – не более чем общее наименование, применяемое и к арабскому скакуну, и к ахалтекинцу.

Напротив, реализм полагал, что универсалии существуют реально и независимо от сознания. Крайний реализм приписывал реальное бытие общим понятиям, самостоятельное, обособленное и предшествующее вещам. Умеренный реализм придерживался аристотелевского взгляда и утверждал, что общее, хотя имеет реальное бытие, но заключаются в единичных вещах. (Реалистическая точка зрения более подходила к христианской догматике, а потому нередко приветствовалась католической церковью).

Концептуализм

Концептуализм (от лат. conceptus – мысль, понятие) истолковывал универсалии как обобщения, основанные на сходстве предметов. В этом смысле он представлял собой нечто среднее между реализмом и номинализмом. Так, согласно Фоме Аквинскому, универсалии существуют до сотворённой природы в божественном разуме в качестве «мыслей» Бога и прообразов единичных вещей; они существуют также в единичных вещах как их реальное сходство или их тождественность прообразу; наконец, универсалии существуют после единичных вещей в уме познающего как результат абстрагирования сходных свойств в форме понятий.

Представитель номинализма – Уильям Оккам; крайнего реализма – Ансельм Кентерберийский; умеренный реализм представлен Фомой Аквинским; концептуализм ¬– Пётром Абеляром.

До XIV в. господствовал реализм, а с начала столетия перевес переходит на сторону номинализма. Как раз в споре об универсалиях в XIV веке проявился распад схоластики.

Таким образом, Средневековая мысль составляет один из важных этапов в развитии философии, где были подняты многие из актуальных и поныне вопросов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *