Теории демократии

Модель украинской демократии, какой она есть сегодня.

На мой взгляд, данная тема сейчас достаточно актуальна. Проблема демократии и ее роли в общественно-политической жизни занимает одно из центральных мест в политологии. Понятие “демократии” затрагивали как в Древнем мире, так и в современном обществе. Про нее писали Геродот, Платон, Аристотель, Руссо, дж. Локк, Т. Гоббс, Брайс, Шерер, Гирншоу и другие известные ученые. Эта проблема волнует и сейчас многих ученых, и в дальнейшем она будет занимать одно из главных мест в политологии.

Для понимания данной проблемы нужно сначала разобраться в самом термине «демократия». Понятие «демократия» в современном политическом языке – одно из наиболее распространенных. Его употребление выходит далеко за пределы первоначального смысла (demos – народ, kratos – власть). Это понятие впервые встречается в трудах Геродота. Тогда демократию рассматривали как особую форму государственной власти, при которой власть принадлежит всем гражданам, которые пользуются равными правами по управлению государством. С тех пор содержание этого термина существенно расширилось, и в современных условиях оно имеет различные значения. А. Линкольн определил демократию так: «Правление народа, для народа, посредством народа».

В настоящее время демократию рассматривают как форму устройства любой организации, как идеал общественного устройства и как тип политического режима.

Каждому историческому типу государства, соответствовала своя форма демократии. Так и сейчас можно сказать: «Сколько стран столько и демократий». Каждая демократия различна. Нет двух одинаковых, так как на политический строй влияет множество факторов.

1. Понятие, критерии и принципы демократии.


1.1. Понятие демократии.

Что же такое “демократия”? Для того, чтобы ответить на этот вопрос рассмотрим как формировалось понятие “демократия” начиная с античных времен и до нашего времени.

Когда античные мыслители, в особенности такие как Платон и Аристотель, отвечали на этот вопрос, они имели в виду прежде всего демократию, как форму правления. Они различали формы правления в зависимости от того, правит ли один, немногие или весь народ и устанавливали три основных состояния: монархию, аристократию и демократию. Ни одна из них не является «конечной» и идеально прочной. Это утверждение относилось и к демократии. В изображении Платона эта изменчивость демократии превращается в порочный круг: с одной стороны это лучшее из правлений, все становятся свободными, каждый получает возможность устраивать свою жизнь по своему желанию, однако с другой стороны, якобы, вследствие «отсутствия в жизни людей твердого плана и порядка» все здесь приходит в расстройство. Изменчивость и подвижность демократии отмечает и Аристотель.

Европейский гуманизм внес значительные «осложнения» в «простоту» греческих определений. Древний мир знал только непосредственную демократию, к которой народ (рабы, разумеется, за народ не считались) сам правит государством через общее народное собрание. Понятие демократии совпало здесь с понятием непосредственного «народоправства». Хотя Руссо также воспроизводил это греческое словоупотребление, однако именно он создал теоретическое обоснование более широкому пониманию демократии, которое утвердилось в наше время. Он допускал, что с верховенством народа могут быть совместимы различные формы государственной власти — и демократическая, и аристократическая, и монархическая. Тем самым он открыл путь для нового понимания демократии как формы государства. в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные.

Позднее понятие демократии было распространено на все формы государства, в котором народу принадлежит верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускалось, что свою верховную власть народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется прежде всего как форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа.

В настоящее время демократию рассматривают:

как форму устройства любой организации; как принцип взаимоотношений, основанный на равноправии, выборности, принятии решений большинством;

как идеал общественного устройства, основанный на свободе, правах человека, гарантиях прав меньшинства, народном суверенитете, политическом участии, гласности, плюрализме, толерантности;

как тип политического режима, характеризующийся совокупностью определенных признаков.

Если рассматривать демократию как тип политического режима, то ей можно дать такое определение: демократия – это форма власти политического государственного устройства, основанная на признании народа как источника власти, его право принимать участие в решении общественных государственных процессов, на признании принципов свободы, равенства и других прав граждан, предусматривающее введение правовых и процедурных гарантий и их реализация во всех сферах общества.

1.2. Основные критерии и принципы демократической организации общества.

Важное теоретическое и практическое значение имеет вопрос про критерии демократии. Общепринятым и наиболее важным среди них является возможность граждан брать реальное участие в управлении, в решении как государственных, так и гражданских дел. Общество не может быть демократичным, если его граждане лишены таких возможностей. Только создавая благоприятные условия для открытия творческого потенциала граждан и преодолевая их социальную инертность, общество получает мощный импульс саморазвития за счет включения в демократический процесс главной действующей силы истории – народа.

Среди главных критериев демократичности общества есть наличие в нем фундаментальных прав и свободы человека. Конституционно закрепленные за гражданами права и свободы являются важными ценностями демократии. При этом первоочередными в международном праве определяются политические права и свобода. К первоочередным политическим правам и свободе относятся свобода слова, убеждений, вероисповедания для всех людей независимо от их расы, пола, языка и религии. В демократическом обществе гарантируется неприкосновенность особы и жилья, запрещаются ограничения в выборе места проживания граждан и их перемещение в своем государстве, обеспечивается право на свободный выезд и въезд в свою страну.

Реализация фундаментальных прав и свободы человека обеспечивается наличием такого критерия демократии как правовое государство с приорететом закона во всех сферах жизни общества. Именно такое государство является главной силой в демократическом обществе, которая способна гарантировать гражданам их права и свободу.

Реализация этих критериев демократии обеспечивается целым рядом ее принципов. Одним из основных принципов демократии является принцип большинства. Так, в демократическом обществе в результате волеизволения народа относительно того или другого вопроса создается большинство, которое и определяет позицию власти. Другими словами, демократия это не просто власть народа, а власть его большинства, которое является сутью доктрин народного суверенитета.

Вместе с тем, принцип большинства нельзя абсолютизировать и считать его безукоризненно демократическим, если при этом не придерживается право меньшости на оппозицию. В демократическом обществе большинство и меньшинство граждан являются целиком равными в своих правах и свободах. Демократическая организация общества невозможна без исполнения принципа плюрализма. который дает возможность управлять на основе учета множественного характера общественного мнения и позиций разных субъектов политики. В плюралистическом обществе с этой целью меньшинству дается юридически гарантированное право на оппозицию. Подчиняясь законам и другим решениям государственной власти, которые были приняты по воле большинства, меньшинство имеет законную возможность выражать свое несогласие с такими решениями, снимать с себя ответственность за те из них, которые могут иметь негативные последствия. Наличие оппозиции в парламенте, а так же во всех других сферах общественной жизни, обеспечивает реальный плюрализм мыслей и действий, которые являются необходимым условием принятия оптимальных решений.

Важным принципом демократии есть принцип равенства. Современное понимание принципа равенства следует из того, что в условиях демократии возможна и даже неизбежна социально-экономическое неравенство граждан. Демократия предвидит только политическое равенство всех перед законом, независимо от социального и материального положения, но не может гарантировать одинаковый уровень жизни. Подобное неравенство, хотя в разной степени, существует практически во всех современных демократиях. Но государство принимает меры для обеспечения достаточного уровня социальной защищенности для социальных групп, которые нуждаются в помощи.

Атрибутом демократии являяется так же принцип разделения власти. в соответствии с которым законодательная, исполнительная и судебная власть отделены и достаточно независимы друг от друга. В то же время они постоянно взаимодействуют между собой в процессе формирования и осуществления государственной политики. Каждая из них наделена полнокровными полномочиями.

Следующий принцип демократии – конституционализм. который обязует власть и граждан придерживаться конституции, подчиняться действующей юрисдикции, независимому конституционному контролю. Демократическая организация общественной жизни предвидит так же наличие независимого контроля, который осуществляется не только “сверху”, но и постоянного и эффективного контроля “снизу”.

Общепризнанным демократическим принципом является выборность основных органов государственной власти. При этом демократия предвидит обеспечение свободных выборов, которые коренным образом отличаются от недемократических и формальных выборов. Все граждане при таких условиях имеют изберательные права и реальные возможности принимать участие в выборах. Однако, демократия не исключает наличие ценза оседлости, в соответствии с чем право выбирать и быть выбранным во многих странах имеют только те граждане, которые проживают там в течении определенного времени. В то же время остальные ограничения в избирательных правах (по национальному, религиозному, половому, имущественному, профессиональному и другим признакам) недопустимы, так как они противоречат природе демократии.

Непременным условием демократии является также необходимость обеспечения принципа гласности во всех сферах общественной жизни, для этого, в частности, обеспечивается свободный доступ прессы и общественности к информации про деятельность высшего законодательного органа. В свою очередь, правительство должно своевременно информировать парламент про деятельность всех государственных структур, про все направления внутренней и внешней политики. Нормою является открытый характер государственных бюджетов, отчетов про деятельность разных министерств и ведомств. Особую роль в обеспечении такой гласности играет пресса и другие средства массовой информации, которые имеют независимый статус и свободны от цензуры.

2. Основные теории демократии.


Современные теории демократии и демократизации

Глава 1. Основные трактовки демократии

Глава 2. Современные теории демократии

Глава 3. Понятие и проблемы демократизации

Список использованных источников

Самый сложный и многозначный по формам реализации тип политического режима — демократия. Уже семь столетий, начиная с 1260 г. когда это слово было впервые употреблено в переводе аристотелевской «Политики», и до настоящего времени, не смолкают споры о значении термина «демократия». Демократия — форма правления государством, отличающаяся участием граждан в управлении, их равенством перед законом, предоставлением личности политических прав и свобод. Формой реализации демократии чаще всего выступает республика или парламентарная монархия с разделением и взаимодействием властей, с развитой системой народного представительства. На протяжении истории к идее демократии, основанной на принципах свободы и равенства, обращались лучшие умы человечества, обогащая и развивая это понятие: Перикл (Древняя Греция), Б. Спиноза (Нидерланды, XVII в.), Ж.-Ж. Руссо (Франция, ХУ1И в.), Т. Джефферсон (США, XVIII в.), И. Франко (Украина, к. XIX — н. XX в.), А. Сахаров (Россия, XX в.) и др. Каждая историческая эпоха вносила свои признаки в понятие демократии и расставляла свои акценты на их значимости. Джон Милль считал, что процесс принятия решений при демократии лучше, чем при других формах правления, так как вынуждает ответственных лиц учитывать интересы широких слоёв населения и предоставляет им более полную информацию. Демократия также оказывает позитивное влияние на нравственность, поскольку сознание собственного влияния на проводимую политику стимулирует развитие достоинства личности, ответственности, чувства справедливости и стремления к общему благу. По мнению Милля, повышение нравственного уровня общества и должностных лиц также приводит к более качественным решениям и законам по сравнению с обществом, где доминируют эгоизм, легкомыслие и раболепие.

Напротив, Томас Гоббс утверждал, что правительство при демократии хуже, чем при монархии, так как демократия стимулирует осуществление безответственной политики, продвигающей узкие интересы одних за счёт остальных или даже сталкивающей различные сегменты общества друг с другом. Платон полагал, что демократия склонна недооценивать важность знаний и опыта для должного правления. Некоторые современные неолиберальные философы критикуют демократию за экономическую неэффективность и считают, что контроль за обществом должен осуществлять рынок.

Инструментализм делает вывод о ценности демократии путём анализа её воздействия на другие ценности. Сторонники этого направления полагают, что политическое равенство и народный суверенитет не являются абсолютными целями. Например, Фридрих Хайек находил демократию желательной в той мере, в какой она защищает личную свободу и частную собственность. Правовое государство предполагает монополию государства на законное использование силы в пределах его территории, что делает крайне важным вопрос о его демократической подотчётности. Схожий аргумент, приводящий к ценности демократического метода принятия решений, отталкивается от обоснования власти одних людей над другими с точки зрения защиты интересов и прав подвластных.

С другой стороны, существуют аргументы в пользу демократии как таковой, исходя из представлений о свободе и равенстве. Согласно Кэрол Гулд, в основе демократии лежит право каждого на личную свободу, что в масштабе общества означает право на самоопределение. Жизнь человека подвержена влиянию со стороны правовой, общественной и культурной среды. Осуществление обратного влияния человека на эту среду возможно только путём коллективного принятия решений с равным вкладом каждого. Отюда Гулд делает вывод, что реализация самоуправления требует демократии. На её взгляд, последствия демократического способа принятия решения несущественны, ибо общество, как и отдельный человек, вправе распоряжаться своим будущим даже во вред себе. Критики обращают внимание, что на практике свободные индивидуумы редко единодушны по каким-либо вопросам, и процесс принятия политических решений не может в полной мере уважать личную свободу каждого. Получается, что противники принятого решения оказываются лишёнными самоуправления и, следовательно, жертвами диктатуры большинства.

С точки зрения Джошуа Коэна, проводимая политика легитимна в той степени, в какой она оправдана в глазах граждан. Такое отношение формируется в результате свободной и аргументированной дискуссии среди равных, что требует работающих демократических институтов. Эта теория предполагает, что открытая общественная дискуссия в итоге ведёт к согласию, хотя бы неполному (например, консенсус может быть в отношении перечня важнейших проблем, а разногласия могут касаться приоритетов). [1, c.57].

Актуальность темы исследования. Актуальность темы исследования курсовой работы обусловлена тем, что развитие современных теорий демократии и демократизации очень важно для любого государства, которое хочет жить по демократическим принципам.

Целью курсовой работы является анализ особенностей формирования и развития современных теорий демократии и демократизации в мире.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач:

— исследовать различные подходы к определению демократии и демократизации;

— рассмотреть различные трактовки демократии;

Объектом исследования является теории демократии и демократизации, предметом — основные пути формирования и развитие данных теорий.

Методологической основой курсовой работы являются системный и институциональный подходы, а также сравнительный и исторический анализ.

Научная новизна и значимость полученных результатов. Научная новизна исследования раскрывается в осуществлении политологического анализа такого политического феномена как демократия, содержащего определение его сущности, современного состояния и перспектив развития.

Глава 1. Основные трактовки демократии

На протяжении веков опыт становления и развития демократических порядков в различных странах анализировался в философско-теоретическом плане, кроме того, исследователи давали эмпирическое описание ее разнообразных практик. При этом нередко отображение практического опыта тех или иных государств превращалось в создание нормативных моделей демократического устройства. Сегодня в политической мысли сложился не один десяток авторитетных теоретических представлений об этой форме организации власти. Однако, несмотря на разнообразие имеющихся теоретических трактовок демократии, все они, в конечном счете, могут быть сведены к двум наиболее общим интерпретациям природы.

Так, сторонники, условно говоря, «ценностного» подхода, при всех их идеологических разногласиях, рассматривают демократию как политическую конструкцию, призванную воплотить во власти совокупность совершенно определенных идеалов и принципов, т.е. тех высших ценностей, которые и выражают ее социальный смысл и предназначение. К этой группе, прежде всего, относятся авторы трактовки демократии как системы народовластия, что вполне соответствует ее этимологии (греч. demos — народ, cratos — власть). Наиболее емко и кратко суть такого понимания демократии выразил А. Линкольн, обозначив ее как «власть народа, власть для народа, власть посредством самого народа». Исходя из идеи народного суверенитета, приверженцы такого подхода расценивали демократию как форму власти народа над самими собой, т.е. по сути дела сближали ее с понятием общественного самоуправления. [2, c.76].

Еще в Древней Греции в качестве ценностных предустановок, обусловливающих понимание демократии, выступали идеи, отождествлявшие государство с обществом, отрицавшие понятие свободного индивида и признававшие равенство по отношению к власти только за частью общества («гражданами»). Иначе говоря, демократия рассматривалась в то время как форма правления неимущего большинства ради собственного блага. Такое понимание вызывало резко критическое отношение к демократической форме правления, проявившееся, впрочем, и на более поздних этапах истории политической мысли.

К сторонникам ценностного подхода относятся и приверженцы философии Ж.Ж. Руссо, понимавшие демократию как форму выражения всевластия суверенного народа, который как политическое целое отрицает значение индивидуальных прав личности и предполагает исключительно прямые формы народного волеизъявления, так как любое представительство интересов и граждан уничтожает народный суверенитет. Марксисты также исповедовали ценности коллективистской демократии (идентитарной); они опирались на идею отчуждения прав индивида в пользу коллектива, но при этом делали упор на классовых ценностях пролетариата, которые, по их мнению, выражали интересы всех трудящихся и обусловливали построение «социалистической» демократии. [3, c.12].

Характерно, что такого рода идеи, приведшие на практике к установлению коллективистских диктатур, по своей природе не отличаются от образцов либеральной мысли, для которой главным условием формирования здания демократии также являются определенные ценности, но ценности, отражающие приоритет не народа (коллектива), а человека. Так, Д. Локк, Т. Гоббс, Т. Джефферсон и другие основоположники либерального учения, исходя из способности народа к рационально-нравственному «самоопределению и волеобразованию» (Кант), положили в основу интерпретации демократии идею индивида, обладающего внутренним миром, изначальным правом на свободу и защищенность своих прав. Таким образом, равенство на участие во власти они распространяли на всех людей без исключения. Государство же при таком понимании демократии рассматривалось как нейтральный институт, основные функции и полномочия которого определяются совместными решениями граждан и направлены на защиту индивидуальных прав и свобод.

Сторонникам такого предзаданного ценностями понимания демократии оппонируют приверженцы так называемого «рационально-процедурного» подхода. Философская база такой позиции основана на том, что демократия возможна лишь в условиях, когда распространение ресурсов власти в обществе приобретает столь широкий характер, что ни одна общественная группа не в состоянии подавить своих соперников или сохранить властную гегемонию. В таком случае наиболее рациональным выходом из ситуации является достижение компромисса и взаимное разделение функций и полномочий, обусловливающих чередование групп у власти. Эти-то процедуры и технологии установления подобного порядка и выражают существо демократической организации политики.

Одним из первых такое понимание демократии закрепил М. Вебер в своей плебисцитарно-вождистской теории демократии. По его мнению, демократия представляет собой «средство» властвования, полностью обесценивающее все понятия «народного суверенитета», общей «воли народа» и т.п. Немецкий ученый полагал, что характерные для нее прямые формы политического волеизъявления возможны только в строго ограниченных пределах (например, в древнегреческих городах-государствах). Любая же организация представительства интересов граждан в сложных, больших обществах неразрывно связана с их вытеснением из политики и установлением контроля над властью со стороны бюрократии. Для защиты своих интересов граждане должны передать свое право контроля за властью и аппаратом управления всенародно избранному (харизматическому) лидеру. Имея такой независимый от бюрократии источник легитимной власти, люди и будут иметь возможность реализовывать свои интересы. Поэтому демократия, по Веберу, есть совокупность процедур и соглашений, «когда народ выбирает лидера, которому он доверяет» [4, c.42].

Акцентируя процедурные и процессуальные аспекты демократии, Вебер практически полностью снимал идею участия масс в управлении. По сути дела, подобное устройство власти невольно оправдывало ослабление контроля за лидером со стороны общественности, его дистанцированность от населения и их интересов, предполагало утверждение цезаристского стиля управления, установление режима личной власти лидера. Однако Вебер считал такое развитие событий либо необязательным, либо сравнительно небольшой платой за подчинение обществу и власти пагубному влиянию бюрократии. [5, c.88].

Глава 2. Современные теории демократии

В современных условиях в политической науке сохранили свое место многие идеи, выработанные в рамках указанных подходов в более ранний исторический период.

Либеральная теория демократии основывается на англосаксонской традиции, которая рассматривает демократию как ответственное и компетентное правление. В либеральной модели принцип ответственности доминирует над принципом соучастия. Источником власти является народ, выражающий свою волю не прямо, а посредством своих представителей, которым он делегирует на определенный срок полномочия. С одной стороны, управлением занимаются специально подготовленные люди, но, с другой стороны, их деятельность может быть эффективной лишь постольку, поскольку она опирается на поддержку большинства населения. Отношения между представителями народа и самим народом основаны на полномочиях и доверии, и определяются конституцией. Конституция закрепляет перечень тех полномочий, которые народ передает своим избранникам, и определяет меру ответственности за принимаемые ими решения.

Теория прямой (или идентитарной) демократии, одним из авторов которой был Ж.-Ж. Руссо, отрицает принцип представительности. Демократия рассматривается как прямое правление народа, который сам способен выразить свою единую волю. В этой теории нет деления на управляющих и управляемых. Общая воля народа, выраженная на собраниях, является основой деятельности правительств и составления законов.

Теория социалистической демократии трактует ее как форму классового господства. Правда, в рамках данной концепции развивались две традиции — ортодоксальная (К. Маркс, Ф. Энгельс, В.И. Ленин) и реформистская (Э. Бернштейн, К. Каутский). Парадокс демократии в ортодоксальной интерпретации состоит в том, что, с одной стороны, только социалистическая демократия устанавливает власть народа, но, с другой стороны, при коммунизме демократия вообще отмирает. Идеологически фиксированная цель (построение коммунизма), оторванная от реальной жизни, жестко определяет потребности общества. Права и свободы личности приносятся в жертву «общественному интересу». Однако «общественный интерес»-, который не основан на личном, превращается в фикцию. В связи с этим практические попытки сформировать общую волю, политическое единство путем устранения многообразия социальных интересов привели к краху режимов социалистической демократии. [6, c.67].

Социал-реформисты понимали демократию как определенную форму компромисса, соглашения разнородных социальных сил, не отрицая при этом, что цели общества изменяются по мере изменения условий жизни личности.

Наряду с перечисленными теориями демократии в современный период появился и ряд теорий, развивших основные идеи обозначенных концепций с учетом изменившихся реалий, динамикой демократических процессов.

Так, сторонники теории партиципаторной демократии (т.е. основанной на соучастии граждан непосредственно в политическом процессе) отрицают принцип разделения политического труда. Они исходят из идеала индивидуального самоопределения автономной личности. Самоопределение личности рассматривается как право на всестороннее политическое участие в масштабах всего общества и в различных его сферах. При таком подходе фактически выравнивается и ответственность профессионалов и непрофессионалов в управлении государством, что снижает особую ответственность избираемых обществом элитарных слоев.

В 60-х годах в западных странах демократия участия стала активно развиваться в различных формах самоуправления, новых социальных движениях (например, движении «зеленых»), общественных инициативах, отрицающих государственное принуждение.

Однако в условиях практического расширения демократических порядков в мире наиболее активно развивались теоретические конструкции в рамках процедурного подхода. Так, американский ученый И. Шумпетер в книге «Капитализм, социализм, демократия» (1942) сформулировал основные положения теории эгалитарного элитизма. В соответствии с ее основными положениями свободный и суверенный народ обладает в политике весьма ограниченными функциями. Рядовые граждане лишь избирают промежуточный институт, который впоследствии формирует правительство, а затем полностью отстраняются от управления. Поэтому демократия представляет собой не что иное, как сугубо институциональное мероприятие, обеспечивающее соревнование элит за поддержку и голоса избирателей.

Демократия — это форма правления при посредстве народа, форма осуществления власти профессиональными политиками. Это не процесс формирования «общей воли» народа, а конкурентная борьба групповых интересов, представляемых лидерами; механизм, позволяющий рядовым гражданам определять состав руководства социальной структурой, а руководству — легализовывать свою власть. В силу этого демократия понималась как институциональное мероприятие, важнейшими нормами которого признавались те, которые регулировали избирательное право, осуществление выборов, а также конкуренцию партий и элит.

Понимая демократию таким образом, Шумпетер видел ее главную проблему в отборе квалифицированных политиков. Сущностно важным для функционирования демократической формы правления он считал и стиль деятельности управляющих. В частности, по его мнению, правящие элиты должны принимать решения не только в понятных, но и в доступных для народа формах. Однако, учитывая профессиональный характер процесса управления, руководители не должны излишне вовлекать в разработку целей не готовых для этого людей. Политики должны обладать и определенными свойствами, в частности, обусловливающими самоограничение власти и препятствующими ее подчинению их корпоративным интересам. Для обеспечения такого характера деятельности властей и бюрократия должна строго придерживаться норм своей профессиональной деятельности, дорожа честью мундира и сохраняя приверженность интересам населения.

Данные идеи хоть и подчеркивают выдающуюся роль правящих кругов, но одновременно признают необходимость участия масс в процессе формирования демократического строя. В этом смысле они коренным образом отличаются от широко распространившихся в XX столетии элитистских теорий, связывающих сущность демократии только с деятельностью управляющих. Так, П. Барах, Дж. Сартори, X. Кене и ряд других ученых полагали, что самоуправляющийся демос — это миф, а его склонность к политическому насилию представляет угрозу общественным интересам. Поэтому, оценивая неуклонное возрастание роли элит в качестве предпосылки демократии, они расценивали расширение дистанции между управляющими и управляемыми как залог стабильности, а не порок этой системы власти.

Значительный вклад в развитие теории демократии внесли и сторонники плюрализма. Хотя впервые данный термин был введен в научный оборот еще X. Вольфоном (1679-1754), для выработки демократической теории его стали использовать лишь в первой половине XX в. (Г. Ласки, Д. Трумэн, Р. Даль). В плюралистической концепции демократия рассматривается как тип организации власти, формирующийся в условиях ее распыления (диффузии) между различными силами. В этом смысле демократия предполагает свободную игру, соревнование различных групп, являющихся основной движущей силой политики, а также связанных с их деятельностью институтов, идей, воззрений [7,c.46]. Формирование и функционирование демократических порядков происходит по мере использования механизмов и процедур («сдержек и противовесов»), позволяющих конкурирующим за власть группам избегать монополизации какого-либо одного объединения за счет сплоченных действий ее оппонентов; достигать своих интересов благодаря заключению разнообразных компромиссов; поддерживать баланс отношений и таким путем снижать напряженность межгруппового противостояния. Следовательно, демократия как система поддержания динамического равновесия конкурирующих сил представляет собой власть постоянно изменяющего свои очертания большинства, включающего в себя различные группы с совпадающими позициями по тем или иным вопросам.

Практический опыт показал, что, при всех преимуществах такого понимания демократии, применение данной модели власти возможно только за счет распространения в обществе единых, базовых для всех групп идеалов и ценностей, отсутствие которых превращает межгрупповые различия в непреодолимое препятствие для принятия государственных решений. В рассматриваемой трактовке демократии слабо учитываются степень и характер влияния на власть различных групп, а также роль личности в политическом процессе [8, c.54].

Существенный вклад в развитие теории демократии внес А. Лейпхарт, предложивший идею консоциальной (consociational) демократии. Он также усматривал сущность демократии в процедурных мероприятиях и, исходя из этого, разработал оригинальную модель «разделения власти», предусматривающую обеспечение представительства интересов меньшинства, не способного получить доступ к рычагам государственного управления. В связи с этим Лейпхарт выделил четыре важнейших механизма, которые могут дать им доступ к власти.

Такая модель предполагает прежде всего создание коалиционного правительства с участием всех партий, представляющих основные слои общества. Крайне принципиальной является и роль технологий, обеспечивающих пропорциональное представительство разных групп населения при назначении на ключевые посты и распределении ресурсов (в виде сохранения определенных квот для представителей меньшинств). В качестве принципиально важного условия перераспределения власти рассматривается и обеспечение максимальной автономии группам в решении ими своих внутренних вопросов (например, в форме федерализма или культурной автономии). Исключительное значение для выработки этой модели демократии придается также предоставлению группам при выработке политических целей права вето, что предполагает при принятии окончательного решения не обычное, а квалифицированное большинство (в две трети или три четверти голосов), что давало бы представителям меньшинств дополнительные шансы на защиту своих интересов. [15, c.99].

Однако на практике такая модель демократического соучастия во власти, направленная против оттеснения меньшинств на политическую периферию и в оппозицию, применима лишь в том случае, если группы имеют свою политическую организацию и проводят относительно самостоятельную политику. При этом характерно, что решающая роль здесь также признается за элитами, которые должны получить большую свободу и независимость от давления рядовых членов для заключения соглашений и компромиссов, которые могут не вполне одобрять их приверженцы. Это дает возможность избежать обострения противоречий, даже если на низовом уровне существуют непонимание между людьми, разногласия, а то и враждебность. Однако и при данном подходе предполагается наличие минимального консенсуса относительно основных общественных ценностей (например, недопущения насилия или процветания государства). Потому-то особую важность такой автономный элитизм приобретает в глубоко разделенных обществах (например, в Северной Ирландии). В то же время особое положение элит провоцирует их эгоизм, ведет к неподотчетности руководителей членам группы. Вследствие этого консоциация как практическая модель демократии может применяться в основном в тех странах, в которых действует высоко ответственная элита. Существенное распространение в последние годы получили и теории рыночной демократии, представляющие организацию данной системы власти как аналог экономической системы, в которой происходит постоянный обмен «товарами», в котором продавцы—носители власти меняют свои выгоды, статусы, привилегии на «поддержку» избирателей. Таким образом, под политическим действием понимается только электоральное поведение, в рамках которого акт подачи голоса трактуется как своего рода «покупка» или «инвестиция», а избиратели в основном рассматриваются как пассивные «потребители». Так что главная задача демократии состоит в применении избирательных стратегий, которые должны связывать кандидата во власть с позициями избирателей. И хотя это создает простор для манипулирования волей граждан, такая «сфабрикованная воля» не меняет сути этой «демократии напрокат» (У. Грайдер).

Современное видение процедурных основ демократии не может игнорировать техническое развитие современного общества. Появление и нарастание роли электронных систем в структуре массовых коммуникаций неизбежно вызвало к жизни идеи теледемократии («киберократии»). В данном случае наличие традиционных для демократии процедур неразрывно связывается с уровнем технической оснащенности власти и гражданских структур системами интерактивного взаимодействия (ТВ, Интернет) во время выборов, референдумов, плебисцитов и т.д. Эта виртуализация политики ставит новые проблемы в области обеспечения интеграции общества, налаживания отношений с новыми общностями граждан (имеющих или не имеющих такие технические средства), изменения форм контроля власти за общественностью и, наоборот, снятия ряда ограничений на политическое участие, оценки квалифицированности массового мнения, способов его учета и т.д.

Признание того факта, что в политическую жизнь вовлекаются широкие слои населения, подтолкнуло ряд ученых значительно усилить в рамках процедурного подхода роль рядовых граждан. Так, А. Этциони предложил концепцию «восприимчивой» общественной системы, при которой власть чутко реагирует на импульсы и табу, поступающие из недр общества. Именно такая восприимчивость, готовность к диалогу с гражданами и соответствует, по его мнению, демократической политике. Идеи Этциони, более высоко оценивающего роль общественности, нашли отражение и в концепции рефлексирующей (размышляющей) демократии. Основной упор в ней делается на процедуры, обеспечивающие не выполнение функций властью, а включенность в политическое управление общественного мнения и полную подотчетность ему властных структур. Включение идущей в обществе дискуссии об устройстве общественной и частной жизни и, следовательно, возникающих при этом размышлений, неформальных рефлексий, оценок, убеждений, в которых риторика соединяется с разумом, в процесс принятия решений и формирует, по мысли сторонников данной идеи, те механизмы «народной автономии», которые и составляют суть демократии в политической сфере. [9, c.92].

Глава 3. Понятие и проблемы демократизации

Одним из видов политического процесса является демократизация, которая привлекает все большее внимание со стороны как западных, так и российских исследователей. Это связано с тем, что последние десятилетия характеризуются падением авторитарных режимов и попыткой утверждения демократических институтов во многих государствах мира. Известный исследователь С. Хантингтон, характеризует этот процесс как третью волну демократизации, охватившую большую группу стран. Характеризуя этот процесс как мировую демократическую революцию, он отмечает, что к началу 90-х годов «демократия рассматривается как единственная легитимная и жизнеспособная альтернатива авторитарному режиму любого типа. По мнению С. Хантингтона, начало первой волны связано с распространением демократических принципов в США в XIX в.; она продолжается до окончания первой мировой войны (1828—1926). За подъемом демократизации, как правило, следует ее откат. Первый спад датируется 1922—1942 гг. Вторая волна демократизации наступает с победой над национал-социализмом и становлением демократии, прежде всего, в Западной Германии, Италии, Японии. Эта волна продолжается до середины 60-х гг. (1943—1962). Второй спад захватывает временной интервал между 1958 и 1975 г. 1974 год становится началом третьей (современной) демократической волны, с момента падения салазаровской диктатуры. Она захватила такие государства Южной Европы, как Испания и Греция, затем распространилась на Латинскую Америку. К середине 80-х демократизация распространяется на ряд стран Азии, Центральной и Восточной Европы, а затем и СССР. Опыт политического развития стран, переживающих третью волну демократизации, явился в некотором роде опровержением оптимистических выводов С. Хантингтона, показав всю неоднозначность и противоречивость этого процесса. Речь, прежде всего, идет о том, что во многих странах демократизация привела к установлению отнюдь не демократических режимов (ярким примером этому может служить большинство стран бывшего СССР). [10, c.29].

Многие ученые признают волновой характер демократизации и согласны с предлагаемой С. Хантингтоном периодизацией. Однако при этом они отмечают, что третья волна характеризовалась рядом особенностей, которые явились подтверждением сложности и многозначности рассматриваемого процесса. Среди них выделяются следующие:

— специфика итогов: «демократические транзиты» третьей волны в большинстве случаев не заканчиваются созданием консолидированных демократий; — значительное отличие исходных характеристик трансформирующихся политических режимов: от классического авторитаризма и военных хунт в Латинской Америке до посттоталитарного режима в странах Восточной Европы;

— более благоприятный международный контекст. Среди политологов нет единства в определении этого термина. Чаще всего в самом общем смысле демократизацию рассматривают как переход от недемократических форм правления к демократическим. Важно отметить, что расширительное использование этого понятия в целях характеристики различных видов общественных трансформаций, связанных с демократической волной, далеко не всегда оправдано: процесс демократизации не всегда приводит к утверждению современной демократии. Некоторые исследователи предлагают использовать другое понятие — «демократический транзит», которое не предполагает обязательный переход к демократии, а указывает на тот факт, что демократизация представляет собой процесс с неопределенными результатами. Поэтому эти исследователи выделяют собственно демократизацию как процесс появления демократических институтов и практик и консолидацию демократии как возможный итог демократизации, предполагающий переход к современной демократии на основе укоренения демократических институтов, практик и ценностей.

В современной политической науке существуют различные подходы к изучению и объяснению содержания и факторов демократизации. А.Ю. Мельвиль предлагает рассматривать теорию демократизации в рамках двух подходов: первого — структурного, опирающегося на анализ структурных факторов, и второго — процедурного, ориентированного на факторы процедурные (прежде всего выбор и последовательность конкретных решений и действий тех политических акторов, от которых зависит процесс демократизации).

Представителями структурного подхода являются С. Липсет, Г. Алмонд и С. Верба, Р. Инглхарт, Л. Пай и др. Они пытаются выявить зависимость между некоторыми социально-экономическими и культурными факторами и вероятностью установления и сохранения демократических режимов в различных странах. Эта зависимость понимается именно как структурная предпосылка демократизации, то есть обусловленная влиянием тех или иных объективных общественных структур, а не субъективными намерениями и действиями участников политического процесса.

В качестве основных выделяются три типа структурных предпосылок демократии: — обретение национального единства и соответствующей идентичности; — достижение достаточно высокого уровня экономического развития; — массовое распространение таких культурных норм и ценностей, которые предполагают признание демократических принципов, доверие к основным политическим институтам, межличностное доверие, чувство гражданственности и т.д.

Из перечисленных выше условий демократии у современных исследователей не вызывает сомнений только одно — национальное единство и идентичность, предшествующее демократизации. В отношении других высказываются критические замечания. Так, например, строгая зависимость между уровнем социально-экономического развития общества и демократией сегодня опровергается обширным фактическим материалом. В настоящее время существуют государства с высоким уровнем экономического развития и имеющие при этом недемократический режим (например, Сингапур). Можно выделить также государства с вполне сформировавшимся демократическим типом отношений между политическими институтами и авторами, где при этом отмечается высокий уровень бедности и существование традиционных социальных структур и практик (например, Индия). [11, c.93].

Характеризуя наличие необходимых культурных ценностей, как условие для возникновения демократии, важно подчеркнуть, что они скорее создают благоприятный климат для формирования стабильной, устойчивой демократии. Но, как справедливо отмечает А.Ю. Мельвиль, предварительные условия и наличие корреляций — не одно и то же. Предварительные структурные условия — это такие, без наличия которых демократический переход невозможен. Корреляции же представляют собой необязательные предпосылки, а факторы, ускоряющие или замедляющие демократизацию.

Эти несогласия по отношению к универсальности и обоснованности модели с конкретными социокультурными предпосылками демократии повлияли на возникновение процедурного подхода (представители — Г. О’Доннелл и Ф. Шмиттер, Дж. Ди Палма, X. Линц, Т. Карл), представители которого опираются на рассмотрение эндогенных факторов демократии и демократизации. По мнению его сторонников, действия тех авторов, которые инициируют демократию, выбор ими определенной стратегии и тактики важнее для исхода этого процесса, нежели существующие ко времени его начала предпосылки демократии. Этот подход объясняет процесс демократизации через взаимодействие конкурирующих элит, которые выбирают в процессе политического торга организационные формы и институты нового политического устройства. Таким образом, если структурный подход ориентируется на наличие «объективных» социальных, экономических, культурных и других факторов, влияющих на благополучный или неблагополучный исход демократических преобразований, то процедурный в качестве необходимого основания демократизации и демократии выделяет действия политических авторов, осуществляющих этот процесс преобразований. [14,c.133]. Примером применения такого подхода может служить выделение факторов, наличие которых необходимо для консолидации демократии, предпринятое X. Линцем и А. Степаном. Они выделяют следующий ряд факторов, являющихся результатом определенных преобразований:

— формирование гражданского общества путем обеспечения взаимодействия государства с независимыми общественными группами и объединениями;- развитие демократических процедур и институтов;

— развитие правового государства;

— становление эффективного государственного аппарата, бюрократии, которые может использовать новая демократическая власть в своих целях;

— развитие экономического общества путем создания, системы социальных институтов и норм, выступающих посредниками между государством и рынком.По мнению третьей группы исследователей, между структурным и процедурным подходами непреодолимого противоречия не существует. Наоборот, они скорее взаимно дополняют друг друга, поскольку анализируют различные аспекты одного и того же явления. Как считает А.Ю. Мельвиль, возможно синтезирование этих двух методологий. Однако концептуальное объединение двух методологических подходов многими политологами воспринимается неоднозначно и в целом является нерешенной для науки проблемой.

Таким образом, анализ различных подходов также показывает, что демократизация представляет собой сложное и многогранное понятие, которое является предметом спора исследователей и требует дальнейшей доработки.

В результате проведенной работы показана чрезвычайно важная роль в развитии и изучении современных теорий демократии и демократизации в политической действительности.

Каждая из рассмотренных моделей демократии имеет свои достоинства и недостатки. Как политический режим демократия менее всего подходит для радикального решения стратегических проблем, поскольку требует постоянного согласования интересов, проработки различных общественных альтернатив, толерантности и т. д. Обращая внимание на сложность подобных процедур, У. Черчилль заметил: «Демократия — очень плохая форма правления, но, к сожалению, не придумало пока ничего лучшего».

Демократия, как сложная форма взаимоотношений власти и граждан, представляется уязвимой в изменяющихся условиях, но достаточно эффективной в высокоорганизованных, плюралистических и стабильных обществах.

Рассмотрение современной теоретической концепции демократии указывает на множество путей определения демократии, что непосредственно связанно с фактическим разнообразием ее практических видов существования, а так же в понимание различных процессов исследователей демократии. Несомненно, что все рассмотренные выше теории имеют что то общее. Демократия, по сути, является конкретным образом политического общества, а так же определенной общественной системы. Каждое направление охарактеризовывает свой вид демократии. Теоретическое описание демократии в любом случае опираться на реальный опыт. [13, c.122].

Современная демократизация в широком смысле слова — представляет собой процесс, ведущий ко все более полному развитию народовластия. Основными направлениями Демократизации являются: все более широкое участие граждан в управлении делами общества и государства путем создания условий для проявления инициативы отдельных лиц, представительных органов власти, обществ, организаций, трудовых коллективов, развития самоуправления общества; свободное развитие каждой нации и народности, укрепление их дружбы и равноправного сотрудничества постоянное укрепление законности и правопорядка, правовой основы гос. и обществ. жизни; расширение гласности; регулярный учет обществ. [12, c.112].

теория концепция определение демократия демократизация

Список использованных источников

Арон, Р. Демократия и тоталитаризм / А. Арон. — М. 2001. — 258 с.

Брайс Д. Современные демократии/ Д. Брайнс — М. 1992. — 115 с.

Василика, М.А. Политология / М.А. Василика. — М. 2004. — 212 с.

Гаджиев, К.С. Политическая наука / К.С. Гаджиев. — М. 2002. — 125 с.

Гуттенберг, Б. Теория демократии / Б. Гуттенберг. — М. Полис. 1991. -385с.

Даль, Р. Введение в теорию демократии / Р. Даль. — М. 1992. — 125 с.

Жуковский, П.И. Основы политической науки. Ч.2. — М. 1995. — 237 с.

Марченко, М.Н. Политология. / М.Н. Марченко. — М. 2000.

Мухаев, Р.Т. Политология/ Р.Т. Мухаев. — М. 2000. — 102 с.

Никитин, А. Ф. Политика и право — «Демократия». / А.Ф. Никитин — М. 2001 — 254с.

Новгородцев П.И. Об общественном идеале/ П.И. Новгородцев — М. 1991. — 241с.

Пантин, И. Посткоммунистическая демократия в России: основание и особенности / И. Пантин. — М. 2000. — 258 с.

Политология. Энциклопедический словарь. — М. 1993. — 300 с.

Салмин, А.М. Современная демократия: история, структура, культурные конфликты / А.М. Салмин. — М. 2002. 185 с.

Соловьев, А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии / А.И. Соловьев. — М. 2001. 246 с.

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Изучение сущности и основных принципов демократии. Исследование индексов демократизации как инструмента политической оценки уровня демократии в РФ. Индекс политического развития Филиппа Катрайта. Выявление тенденций трансформации политических режимов.

курсовая работа [47,8 K], добавлен 07.07.2015

Понятие и проблемы демократизации. Подходы к изучению и объяснению содержания и факторов демократизации. Модели перехода от авторитаризма к демократии. Либерализация политической жизни. Ресоциализация граждан. Российская модель демократизации.

контрольная работа [49,3 K], добавлен 10.11.2008

Основные принципы демократии как формы правления государством, ее современные теории. Способы классификации моделей и концепций демократии. Характеристика, уникальные возможности, перспективы, критические факторы и барьеры развития электронной демократии.

контрольная работа [48,7 K], добавлен 24.02.2012

Содержание и генезис демократии в общественном развитии. Существующие определения демократии, ее принципы и установки в рамках разных определений. Содержание плюралистических и ценностных ее теорий. Перспективы современного развития демократии в РФ.

контрольная работа [37,7 K], добавлен 15.11.2013

Эволюция значения и термина «демократия». Основные трактовки демократии. Современные теории демократии. Теория рыночной демократии. Теория социалистической демократии. Теория прямой (или идентитарной) демократии.

реферат [20,6 K], добавлен 28.06.2007

Понятие, сущность и основные принципы демократии. Либеральные, плюралистические и коллективистские концепции демократии. Альтернативные направления формирования демократии как идеи и практики. Проблемы, достоинства и недостатки современной демократии.

реферат [29,7 K], добавлен 10.04.2013

Нравственная энергия диссидентов для реформирования советской системы. Две состоятельные трактовки демократии. Процессы демократизации в России. Российская культура безответственности. Духовные измерения общества. Христианские понятия в светском мире.

реферат [41,1 K], добавлен 24.11.2009

Сущность понятия «демократия». Древние и средневековые представления о демократии. Демократия классического либерализма. Недостатки концепции плюралистической демократии. Положения концепции «третей волны демократизации». Избирательные системы и выборы.

реферат [31,4 K], добавлен 12.02.2010

Ретроспективный анализ становления демократии. Механизм взаимодействия власти и народа: концепции и модели демократии. Народ как субъект и объект власти в демократической системе. Современные теории демократии о субъектно-объектном статусе народа.

дипломная работа [77,1 K], добавлен 16.08.2009

Демократическое правление: этимология и история. Классические теории демократии: либеральный и коллективистский подходы. Античная демократия и современные модели демократии. Условия и механизмы реализации демократии. Российский опыт, переход к демократии.

реферат [32,6 K], добавлен 15.11.2010

Многообразие теорий демократии.

Политическая наука стремится сформулировать теоретический образ, идеал демократии и соотносит его с реально существующими демократическими формами организации социально-политической жиз­ни. Современное понимание демократии — это со­единение двух идущих навстречу друг другу тенден­ций: от идеала к реальности, от реальности к идеалу. Несмотря на многообразие теоретических концеп­ций демократии и ее реальных форм, в литературе и политической практике выкристаллизовались неко­торые общепринятые положения, с которыми свя­зывается наличие демократии в той или иной стра­не: признание в качестве источника власти народа или его определенной части; постоянное влияние общества на государственную власть; контроль за деятельностью тех, кто ее осуществляет через вы­боры последних; равноправие граждан в смысле участия в политической жизни; права и свободы человека. Любые современные теории так или иначе воспри­нимают в качестве отправного пункта теоретическо­го понимания демократии определения ее как наро­довластия. Тем не ме­нее теоретики и политики фактически расходятся в трактовке главных вопросов демократии: Кто есть народ? Может ли он реально управлять государст­вом, а если может, то как? Каким образом формиру­ется представительство народа? Каковы демократи­ческие правила политических отношений? Разнообразие толкований понятия демократии и ее принципов связано в пер­вую очередь с исторически альтернативными направ­лениями формирования демократии как идеи и прак­тики, однако определяется реальной неоднознач­ностью практической реализации демократических принципов в настоящее время в разных обществен­ных системах.

Технологическая концепция демократии была предложена известным австрийским со­циологом и экономистом И. Шумпетером. Он считал, что в анализе политического процесса следует исходить из интересов, целей и цен­ностей не общественных групп, а индивида. Отсюда сущность демократического порядка заключается в том, что индивиды приобретают право участвовать в политике, делать политику, конкурируя в борьбе за голоса избирателей. Демократия — это правление политиков, а не народа. Самое важное в демокра­тии — всеобщее голосование, соперничество партий и регулярные выборы.

Bpeмeнныe теории демократии различаются так­же по трактовке критериев демократии. Индивидуа­листические концепции вопрос о критериях демок­ратии сводят в основном к процедурам, с помощью которых мыслится ограничение поля дей­ствия государственной власти. В числе таких проце­дур: децентрализация власти, создание альтернатив­ных источников власти и других механизмов сдер­жек и противовесов. В коллективистских же кон­цепциях в качестве критерия демократии подчерки­вается в первую очередь уровень массовости непос­редственного участия граждан в управлении государ­ством. Идеал демократии — поголовное участие масс в управлении. Политический контроль за деятельностью государственных институтов осущест­вляет руководящая массовая партия. Наличие тако­вого – тоже существенный признак коллективисткой демократии.

В современной политологической литературе раз­вернулась полемика вокруг проблем идентитарной и конкурентной демократий. И это понятно, ибо все современные концепции демократии сформировались на базе двух альтернативных направлений: руссоист­ском, нашедшем свое развитие в социалистической теории, и либеральном.

Идентитарная демок­ратия строится на основе социально-гомогенной мо­дели структуры общества, иначе говоря, на призна­нии социального единства, о котором так много го­ворили и писали ученые и политики в советское вре­мя. Идентитарная демократия характеризуется гос­подством единой, общенародной государственной воли над волей отдельных граждан. Здесь исключается соревновательность интересов и ценностей, отверга­ется легитимность конфликта интересов. Таким образом, идентитарная концепция абсолютизирует роль общей воли народа как основы демок­ратии и отвергает автономность отдельных субъек­тов, в том числе индивидов, в системе демократичес­ких отношений. Единство некоторых, наиболее важ­ных интересов членов политического сообщества, без чего едва ли возможен демократический строй, ги­пертрофируется. В итоге подрывается свобода выбо­ра и политического самоопределения личности, а стало быть, основная предпосылка демократий. Аб­солютизация общей воли народа и вытекающее от­сюда подавление индивидуальных воль – прямой путь к «тирании» большинства, к диктатуре тех по­литических сил, которые практически узурпируют общую волю и подменяют ее своей бюрократической волей.

Конкурентная демократия. Ее теоретическая мо­дель лежит в основе современных западных концеп­ций демократии, воплощенных в политической прак­тике многих стран. Одним из показателей, характе­ризующих конкурентные демократии, является ха­рактер при сущих им партийных систем, по виду ко­торых можно судить об уровне конкурентности де­мократических режимов. Конкурентные демократии представлены в ряде современных концепций.

Традиционно-либеральная концепция. Унаследу­ет в сути своей основу либеральных теорий. Главная идея — приоритет личности, индивида над общест­вом, над государством. Личность, с точки зрения данной концепции, первична, она составляет основу гражданского общества и гocударствa, является в конечном счете источником власти. Еще одна главная черта традиционно-либеральной концепции демократии — предпочтение представи­тельной демократии. Конституционность и ограни­чение политического господства – основные элемен­ты понимания представительной демократии. Воля народа выражается не прямо, а через представите­лей, избираемых народом. Им она делегируется под ответственность в пределах конституции. Главное здесь — не стирание различия между пра­вителями и управляемыми, а образование реальной основы для принятия решений. Тради­ционно-либеральная концепция демократии как пред­ставительной формы народовластия проводит принцип ответственности при меньшем внимании к прин­ципу соучастия.

Теория плюралистической демократии исходит из возмож­но более полной представленности в системе полити­ческой власти и управления интересов

различных социальных групп и мнений политических сил. Мо­нополизация политических решений со стороны от­дельных групп отвергается. Плюралистическая кон­цепция предполагает установление в демократичес­ком процессе известного равновесия сил, исключаю­щего политическое действие в особых интересах лишь какой-то одной группы, стоящей у власти. Одним из приверженцев плюралистической демок­ратии является политолог Р. Даль. Суть его аргу­ментов сводится к следующим положениям:

— демократия плюралистическая предполагает сосуществование большого числа организованных: интересов;

— организованные интересы конкурируют между собою в обладании политической властью и влиянием;

— конкурирующие интересы взаимно контроли­руют друг друга и ограничивают власть;

— плюралистическая конкуренция интересов ве­дет к общественному равновесию, наилучшим обра­зом учитывая общественные и групповые интересы при принятии политических решений.

Против плюралистической концепции демократии высказывается ряд критических положений. И пре­жде всего то, что в современных демократиях об­щественное посредничество неравномерно, посколь­ку интересы различных групп и слоев имеют различную степень организации и влияния. Что касает­ся концепции равновесия, то она представляет собой идеальную модель политических отношений, кото­рая в действительности никогда, не реализуется. По­литика строится на иерархически выстроенной сис­теме интересов. Политическая дееспособность носи­телей общественных интересов в рамках плюралис­тических структур определяется не их количествен­ной силой, а способностью к организации и готов­ностью вступать в конфликты. В международной политической культуре и тео­рии имеются разнообразные варианты концепции плюралистической демократии и ее практической реализации. В частности, американский политолог голландского происхождения А. Лейпхарт, исследуя демократические режимы в так называемых много­составных обществах, обосновывает

тип демократии, названный им сообщественной демократией. Это, по определению автора, «особая форма демократии», позволяющая достичь и поддерживать стабильное демократическое правление в условиях многосостав­ных (плюральных) обществ — полиэтнических, многонациональных. «Со-общественная де­мократия», по А. Лейпхарту, означает «сегментар­ный плюрализм». Ее характеризуют четыре призна­ка. Первый и самый важный элемент — осуществле­ние власти «большой коалицией» политических ли­деров всех значительных составных частей (сегмен­тов) многосоставного общества. Стиль правления та­кой коалиции основан на союзе интересов, в отли­чие, скажем, от либеральной британской модели, строящейся на конкурентном принципе. Тремя дру­гими чертами со-общественной демократии являют­ся: «взаимное вето», или, как правило, «совпадаю­щего большинства», выступающее как дополнитель­ная гарантия жизненно важных интересов меньшин­ства; «пропорциональность как главный принцип политического представительства»; «высокая степень автономности каждого сегмента в осуществлении своих внутренних дел». Со-общественная демократия предполагает сотруд­ничество политических элит. Следовательно, эта фор­ма демократии включает в себя элемент элитаризма.

Элитарная теория демократии. Сторонники дан­ной теории выступают против переоценки традици­онных либеральных идеалов. Они исходят из того, что в реальности, даже в условиях достижения господства демократическо­го большинства, политические решения принимают­ся преимущественно меньшинством, демократичес­кой элитой. Стало быть концепция элитарной демократии по сути своей утверждает, что в действительности иде­ал народовластия в современную эпоху не реализуется в полной мере. Народ представля­ет в системе политической власти господствующая или господствующие элиты. Демократия же в таком случае состоит в открытости формирования элит и подконтрольности их деятельности по осyществле­нию власти и управления. Элитарная демократия возникла на пустом мес­те. Ее предшественниками были различные виды сословных демократий, существовавшие еще в фео­дальном обществе. Социальной базой элитарных де­мократических порядков в наше время служат не­развитые социальные структуры в ряде стран, нахо­дящихся на стадии перехода к индустриальной ци­вилизации.

В качестве альтернативы по отношению к концеп­ции элитарной демократии выступает теория пар­тиципационной демократии. Под «партиципацией» в западной политической науке понимаются все виды участия граждан в политической жизни с целью оказания воздействия на принятие решений различными уровнями и ин­ститутами политической системы. Концепция парти­ципационной демократии тяготеет к непосредствен­ной форме демократии. Ее авторы сосредоточивают свое внимание на обосновании необходимости учас­тия большинства народа не только в избирательных кампаниях, референдумах, но и во всех других видах политического процесса, включая формирование правящих групп и выдвижение политических лидер. При разработке понятий «партиципация» перво­начально исходили из участия в политической сфере отдельного гражданина, то есть имел ось в виду про­ведение в жизнь индивидуальных интересов. Затем, благодаря социальным исследованиям, стало ясно, что индивидуалистическая модель партиципации охватывает лишь ограниченный спектр всей комплекс­ности явления. И был предложен иной подход, учи­тывающий групповые виды участия и дифференцию населения на слои: апатично настроенные к поли­тическим действиям, сочувствующие тем, кто участвует в деятельности, наконец, участвующие в поли­тических действиях. Концепция партиципации обосновывает всесторон­нюю демократизацию общественной жизни, ее по­литизацию и право участия, личности в принятии ре­шений, касающихся всех сфер жизни — через право голоса. В литературе подчеркивается утопический характер такой установки.

Социалистическая кон­цепция демократии. Представляет альтернативу тра­диционно-либеральной и другим концепциям конку­рентной демократии, поскольку базируется на при­знании социально и политически единого народа как основы его власти. Социалистическая концепция исходит из классовой природы и содержания демок­ратии и тем самым она внутренне противоречива: ее основная посылка — социальное единство исключа­ет классовые противоположности. И еще не менее важное противоречие: на первом этапе становления социалистическая

демократия должна сочетаться с диктатурой по отношению к меньшинству — остав­шимся буржуазным слоям населения. Однако исторический опыт показал, что «демократическая диктатура» реально не возможна. Социалистическая теория демократии в основе своей оказалась противоположной политической практике авторитарного режима, апеллирующего к этой теории. Тем самым она потеряла свое призна­ние среди значительной части ее бывших сторон­ников.

В калейдоскопе политических теорий демократии немаловажное место занимает экономическая тео­рия демократии. Она построена на основе образа эко­номического – Ноmо oeconomiks, т.е. человека всес­торонне информированного, способного действовать рационально и добиваться для себя максимальной пользы. Экономическая демократия — это сфера рыночных отношений, к чему нередко сводятся по­литико-властные отношения. Во всяком случае ли­берально мыслящие теоретики и политики связыва­ют воедино демократию и рынок. Американский президент Клинтон недавно назвал современную за­падную демократию рыночной демократией.

Анализ современных теоретических концепций демократии показывает многообразие подходов к определению и характеристике демократии, что, без­условно, связано с реальным многообразием ее прак­тических форм существования, а также идеолого-­мировоззренческими позициями исследователей. Есть в рассмотренных теориях и общее. Демократия пред­ставляется в основном как определенный образ по­литического общества и даже всей конкретной об­щественной системы. Каждое из направлений носит концептуально-нормативный характер, т.е. характеризует тот или иной вид демократии в идеале. Вмес­те с тем теоретическое рассмотрение опирается на реальный опыт, а следовательно, на эмпирически-описательный подход. Анализируемые концепции выделяют разнообраз­ные составные элементы современной демократии, обосновывают приоритетную роль тех или иных эле­ментов. Обобщая их, можно и нужно выделить прин­ципы демократии, наиболее важные институты и процедуры.

Исторический генезис демократии длителен, мно­гообразен и противоречив. Он не завершился и поныне. Ни одна политическая система в мире пока не воплощает в себе идеалы демократии, а представля­ет лишь результат «многоступенчатого, продолжаю­щегося исторического процесса».

Проблемы демократии на ее современном уровне ­ одни из главнейших в политологии. Их многоаспек­тность, сложность, непосредственная обусловленность политической практикой, неоднозначной в различ­ных странах, определяет разнообразие, да и проти­воречивость, как подходов к изучению, так и сло­жившихся в науке концепций. Однако массовое использование термина не оставило за ним определенного однозначного содержания. До сих пор в политологии не выбраны общепринятые представления, позволяющие сформулировать четкое определение демократии. Различные авторы акцентируют внимание на отдельных составляющих демократии, например, на власти большинства, на ее ограничении и контроле над ней, на основных правах граждан, на правовой и социальной государственности, на разделении властей, всеобщих выборов, гласности, плюрализме. Отсутствие в литературе единого определения демократии отмечается в политических словарях и учебных пособиях зарубеж­ных и отечественных авторов. «До настоящего вре­мени, — пишет немецкий политолог Б. Гуггенбер­гер, — ученые не выработали общепринятых пред­ставлений, на базе которых можно было бы сформу­лировать единое определение демократии».

Демократия, как сложная форма взаимоотношений власти и граждан, представляется уязвимой в изменяющихся условиях, но достаточно эффективной в высокоорганизованных, плюралистических и стабильных обществах.

Список использованных источников

1. Арон Р. Демократия и тоталитаризм. – М. Текст, 1993. – 303 с.

2. Бутенко А. От тоталитаризма к демократии: общее и специфическое // Социально-политический журнал. 1995. №6. – С.147-156; 1996. № 1. – С.14&-159; № 2. – С.181-188; №3. – С.139-151.

3. Гречко П. Подводные рифы плюрализма // Свободная мысль. 1997. № 5. – С.65-76.

4. Демократизация – согласие – пакт // Полис. 1996. № 5. – 192с.

5. Клямкин И. Лапкин В. Пантин В. Между авторитаризмом и демократией // Полис. 1995. №2. – С.57-87.

6. Лейпхарт А. Конституционные альтернативы для новых демократий // Полис. 1995. №2. – С. 135-146.

7. Васильева Н. А. Телепатические возможности прямой демократии // Кентавр. 1994. № 5.

8. Гуггенбергер Б. Теория демократии // Полис. 1991. № 4.

9. Что такое демократия? // Полис. 1992. № 3.

10. Современный капитализм: критический анализ буржуазных политологический концепций / К.С. Гаджиев, А.К. Гливаковская и др. М. Наука. 1988.

©2015-2017 poisk-ru.ru
Все права принадлежать их авторам. Данный сайт не претендует на авторства, а предоставляет бесплатное использование.

Теории демократии

Кризис абсолютизма, наступивший в результате крупных социально-экономических преобразований в Европе, изменил политико-правовые представления в контексте формирования идей свободы, взамен феодальных хартий и вольностей Средневековья возникают законодательные механизмы ограничения единоличной власти монархов. Так, в XVII веке в Великобритании в ходе борьбы между парламентом и короной были приняты «Петиция о правах» (1628 г.), «Билль о правах» (1689 г.), в которых были письменно зафиксированы юридически-правовые гарантии. Эта тенденция получила дальнейшее развитие в «Декларации независимости» и Конституции США, в «Декларации прав человека и гражданина» Великой французской революции конца XVIII века. Создание этих величайших документов стало возможным благодаря сформулированным на рубеже XVII-XVIII веков первым концепциям демократии.

Демократия классического либерализма (Т. Гоббс, Дж. Локк, Ш. Монтескье)

Концепция либерализма основана на следующих принципах:

— равенство граждан в использовании их естественных прав;

— автономность личности по отношению к государству, человек – единственный источник власти;

— личность имеет право отстаивать свои позиции по отношению к другим членам общества;

— разделение властей с четким определением их функций и полномочий, а также ограничение сферы самого государства, не позволяющее ему вмешиваться в личную жизнь граждан и экономическую сферу общества;

— парламентская форма представительной демократии.

Либеральная демократия ставит своей целью равное обеспечение каждому гражданину прав на соблюдение надлежащих правовых процедур, частную собственность, неприкосновенность личной жизни, свободу слова, свободу собраний, свободу вероисповедания. Эти либеральные права закреплены в высших законах (таких, как конституция или статут, либо же в прецедентных решениях, вынесенных верховными судебными инстанциями).

Характерным элементом либеральной демократии является «открытое общество», характеризуемое толерантностью, плюрализмом, сосуществованием и конкуренцией самого широкого спектра общественно-политических взглядов. Благодаря периодически проводимым выборам, каждая из групп, придерживающихся различных взглядов, имеет шанс получить власть. Модель открытого общества затрудняет консервацию власти правящей элитой, гарантирует возможность бескровной смены власти и создаёт стимулы, чтобы правительство гибко реагировало на запросы общества.

В либеральной демократии политическая группа, находящаяся у власти, не обязана разделять все аспекты идеологии либерализма (например, она может выступать за демократический социализм). Однако она обязана подчиняться упомянутому выше принципу господства права. Термин либеральный в этой концепции понимается так же, как в эпоху буржуазных революций конца XVIII века: обеспечивающий каждому человеку защиту от произвола со стороны власти и органов правопорядка.

Либеральная теория демократии рассматривает демократию как ответственное и компетентное правление, поскольку управлением занимаются специально подготовленные люди. Однако их деятельность может быть эффективной лишь постольку, поскольку она опирается на поддержку большинства населения. Отношения между представителями народа и самим народом носят доверительный характер. Конституция закрепляет перечень тех полномочий, который народ дает своим избранникам и определяет меру ответственности за принимаемые решения.

Концепция либеральной демократии подвергается критике за абсолютизацию индивидуализма, нацеленности человека на решение своих личных проблем, на достижение личного успеха, что приводит к уходу его от общественной, политической жизни, эгоизму, недружелюбию к другим людям, притуплению чувства сострадания. При этом государство ограничено в возможности оказывать социальную поддержку малоимущим слоям населения. Наконец, как любая форма представительной демократии, либеральная демократия сужает права избирателей, не позволяет прямо влиять на политику, а сам выбор представительных органов может носить случайный характер, определяемый настроением, эмоциями избирателей в момент голосования.

Равенство — сущность демократии и наибольшая угроза для демократии.

Коллективистская демократия (Ж.-Ж. Руссо).

Одной из концепций, противостоящей индивидуалистской модели либеральной демократии, является теория коллективистской демократии. Вслед за представителями либеральной демократии, она разделяет договорную концепцию происхождения государства. Однако далее представители коллективистской теории не соглашаются с положением, что общество состоит из отдельных личностей, и говорят о необходимости передачи личностью своих естественных прав государству после его создания. Государство создает гармонию социальных интересов, так как цель его создания в том, чтобы оно заботилось о своих гражданах, выполняя общую волю народа. Правительство получает только исполнительную власть, а законодательная власть должна осуществляться самим народом путем прямого обсуждения (референдума).

Данная концепция демократии снимает ряд недостатков либерализма (индивидуализм, имущественное неравенство, неучастие в политической жизни), повышает гражданскую активность членов общества, патриотизм и коллективизм. Однако «абсолютизация общей воли» закладывает основу для практики подавления личности, вторжения государства в личную жизнь, предполагает жесткий контроль за поведением каждого гражданина, запрет на право иметь другое мнение, политико-идеологическое и морально-этическое подчинение человека воле большинства, недопущение плюрализма мнений и подавление оппозиции. «Если кто-либо откажется подчиниться общей воле, то он будет к этому принужден всем организмом, а это означает не что иное, как то, что его силой принудят быть свободным» (эти слова практически повторяют лозунг, украшавший Соловец­кий лагерь в 20-е гг. «Железной рукой загоним все человечест­во к счастью»).

Таким образом, коллективистская демократия — это диктатура большинства над меньшинством, отрицание автономии личности и рассмотрение индивида как части целого (класса, нации). В результате гражданин теряет индивидуальность, соответственно не может реализовать декларированные в конституции политические права и свободы.

Тоталитарная направленность концепции демократии Руссо получила дальнейшее развитие в марксизме и, особенно, в ле­нинской и сталинской теории демократии, а также реализовалась на практике в моделях «социалистической демократии», которые сохраняются до наших дней в коммунистических государствах.

Идею заинтересованности группы как реального творца политики, борьбы за власть и ее осуществление развивает и обосновывает теория плюралистической демократии. Она исходят из того, что ни личность, ни народ не являются главными движущими силами политики в демократическом государстве. Именно в группе формируются интересы, ценностные ориентации и мотивы политической деятельности индивида. С помощью группы личность получает возможность политического выражения и защиты своих интересов. Народ не может выступать главным субъектом политики, так как он является противоречивым образованием, состоящим из конкурирующих в борьбе за власть групп. Создателями ее являются М. Вебер, Й.Шумпетер, Ласки, Липсет.

— общество состоит из многочисленных групп, которые объединяются особыми экономическими, религиозными, этническими или культурными интересами;

— группы являются главным субъектами политики, пытаются повлиять на власть;

— признается конкуренция между группами за влияние на принятие правительственных решений;

— в обществе существуют разнообразные, независимые от правительства центры власти — фирмы, университеты, партии и др.;

— политическая воля народа, выраженная в решениях власти, представляет собой компромисс между различными групповыми интересами;

— государство выступает как нейтральный арбитр между соперничающими группами интересов, а сами государственные структуры децентрализованы таким образом, чтобы обеспечить группам интересов открытый доступ к чиновникам.

Сторонники теории плюралистической демократии отрицают наличие в обществе единой воли народа. Наличие единой воли невозможно уже потому, что в силу своей природы люди исходят из принципа не общественной, а личной пользы. Политический плюрализм означает включение в политическую жизнь множества общественных движений и партий, имеющих различные политические цели. Основными формами такой борьбы являются отстаивание своих платформ перед избирателями, получение максимального числа парламентских мест и т. д. Экономической основой политического плюрализма выступает многообразие форм собственности, что ведет к многообразию интересов. Политической основой является конституционно закрепленная система прав и обязанностей гражданина (свобода слова, обеспечение равноправного участие в политической жизни, утверждение верховенства закона и др.), разделение ветвей власти. Социальной основой является гарантированная государством возможность равного доступа к социальным ценностям, а также минимум благ, обеспечивающих возможности для проявления самостоятельной активности.

Таким образом, суть такой демократии заключается в признании законности различных социально-политических сил. Плюралистическая теория демократии переносит акцент с общей массы избирателей на организованные группы интересов. Демократия, в этой трактовке, — это правление народа, действующего через конкурирующие групповые интересы.

Недостатком концепции плюралистической концепции является то, что она исходит из идеальной модели гражданина как активного участника политических процессов, своей деятельностью поддерживающего ту или иную партию. На самом деле за политическими партиями и движениями стоит не массовый электорат, а только наиболее его активная часть. Остальные избиратели либо уклоняются от выборов, либо не вникают глубоко в содержание предвыборных платформ, либо совершают свой выбор случайно. При этом голоса избирателей достаются двум-трем крупным политическим партиям, программы которых не отличаются большим политическим многообразием, либо мелким предвыборным объединениям, которые будут в будущем поглощены более крупными партиями, а контроль за деятельностью парламентариев со стороны простых избирателей невозможен. Кроме того, уязвимым местом плюралистической теории является представление о том, что политические силы способны сплотиться и принять решение с учетом интересов всех групп.

Сторонники теории партиципаторной демократии (то есть основанной на соучастии граждан непосредственно в политическом процессе) исходят из идеала индивидуального самоопределения автономной личности. Партиципаторная демократия – это все виды участия народа в политической жизни, с целью оказания влияния на принятие решений (забастовки, выборы, митинги, письма, наказы и т.п.). Ее сторонники Б. Гуттенберг, Д. Нолен, Й. Шумпетер обосновывают необходимость участия широких слоев населения не только в выборах своих представителей, в референдумах, собраниях, но и непосредственно в политическом процессе – в подготовке, принятии и осуществлении решений, а также контроле за их реализацией. Такое участие необходимо, по мнению авторов, во всех областях, и прежде всего в тех из них, которые имеют для гражданина личностную заинтересованность: на рабочем месте, по месту жительства, в сфере организации досуга и других.

Основные положения теории:

— вовлечение всех слоев общества в политический процесс от выработки решений до их осуществления;

— распространение принципа участия на неполитические сферы, например в образовании, в экономике (самоуправление и рабочий контроль на производстве);

— децентрализация принятия решений, означающая, что по менее сложным вопросам решения принимаются через процедуры прямой демократии;

— упрощение процедуры выборов.

Главными целями этой концепции являются всесторонняя демократизация общества, а также социальная эмансипация и самореализация личности. В 60-х годах ХХ века демократия в западных странах стала активно развиваться в различных формах самоуправления, социальных движениях (движение «зеленых», «феминистов»), отрицающих государственное принуждение. Сама теория была очень популярна среди идеологов левых партий и движений.

Не отрицая необходимости в современных условиях представительной демократии, сторонники этой модели настаивают на смешанной форме политического управления, на своеобразной пирамидальной системе, с прямой демократией у основания и демократией представительной на каждом уровне выше основания.

Демократия — это прежде всего процедура.

Концепция полиархии (Р. Даль) исходят из принципа, что демократия как идеал и как набор институтов и процедур принятия решений не совпадают. Во втором смысле демократию он называет полиархией. По мнению ученого, при полиархии (с греч. arhe — суверенитет, начало, poly — много), власть осуществляется не всем народом, а многими. Демократия — это идеал, к которому следует стремиться, но которого полностью нельзя достичь, поскольку весь народ не может управлять. Полиархия как политический порядокпредполагает наличие относительно высокой терпимости к оппозиции и относительно широких возможностей участвовать во влиянии на деятельность правительства.

Функционально полиархия опирается на семь институтов, которые обеспечивают ее эффективность:

— выборные должностные лица. Контроль за решениями правительства конституционно закреплен за избираемыми от народа представителями;

— свободные и честные выборы, в которых имеет право участвовать каждый гражданин (как избиратель и как кандидат), в сочетании с непрерывным открытым политическим соперничеством между гражданами и их объединениями;

— всеобщее голосование, предполагающее право на участие в выборах всего населения и право претендовать на выборную должность в правительстве;

— зависимость правительства от избирателей и результатов голосования;

— свобода слова: граждане обладают правом безнаказанно выражать свои мысли, в том числе, критиковать власть, политическую систему, общественно-экономический порядок и преобладающую идеологию;

— существование альтернативных и часто конкурирующих между собой источников информации, выведенных из под контроля правительства;

— наличие разнообразных независимых организаций, включая оппозиционные партии.

Главными особенностями полиархии являются возможность политической состязательности, обеспечение права на участие в политике и управление на основе коалиции. Даль рассматривает полиархию как «очищенный» вариант существующих систем и приходит к выводу, что её институты необходимы (хотя, возможно, недостаточны) для достижения идеальной демократии. Модель полиархии также используется в качестве стандарта для измерения уровня демократии.

Для стран с полиархией также характерны следующие черты :

— сравнительно высокие значения индикаторов благосостояния (уровня доходов на душу населения, ожидаемой продолжительности жизни и т. д.), рост этих индикаторов на протяжении длительного времени;

— широкое распространение грамотности;

— многообразие сфер профессиональной деятельности;

— высокий уровень урбанизации;

— наличие развитого малого и среднего бизнеса, жестко ориентированного на национальные и международные рынки.

Эта трактовка плюрализма является наиболее доработанной, т.к. критерий публичной соревновательности групп и лидеров в борьбе за власть сочетается с требованием широкой вовлеченности граждан в политический процесс.

Сообщественная (консоциональная) демократия (А. Лейпхарт)

Традиционно демократия связывалась с обществами, где минимизированы социальные различия. Еще Аристотель замечал, что «государство стремится, насколько это возможно быть обществом, состоящим из одинаковых и равных». Таким образом, сообщественная демократия — демократия, построенная по принципу разумного распределения управления во всех сферах, особенно актуальна в обществах с межэтническими, религиозными и др. противоречиями. Данная теория является обобщением опыта нескольких европейских государств, таких как Швейцария, Бельгия, Нидерланды, Австрия, Израиль.

Голландский политолог А. Лейпхарт, переосмысливая ценности демократии вне западной культуры, а также возможности ее развития в обществах гетерогенных, пытался доказать, что стабильные демократические режимы могут возникать в многосоставных государствах. Сущность демократии он раскрывает через процедурные механизмы принятия решений, позволяющие учесть интересы различных меньшинств. Подобная модель может быть эффективна в обществах с выраженными противоречиями религиозного, культурного, регионального, расового и этнического характера.

Сообщественную демократию он определяет с помощью четырех моментов:

— осуществление власти большой коалицией политических лидеров. Данный принцип противоречит традиционным представлениям о большинстве и меньшинстве. Простейшим видом сообщественного механизма является кабинет большой коалиции, например, как Федеральный совет в Швейцарии – правительство страны, состоящее из семи человек, то есть предполагающее участие лидеров всех крупнейших сегментов общества;

— взаимное вето, или правило совпадающего большинства как гарантия интересов меньшинства. Право меньшинства на вето обеспечивает сегменту политическую безопасность. Вето имеет взаимный характер, и это придает уверенность меньшинству. При этом каждый сегмент может достичь собственного процветания, если сможет снискать доверие других сегментов и не будет злоупотреблять правом вето. Так, в Бельгии взаимное вето является конституционным принципом;

— пропорциональность как главный принцип политического представительства, который тоже является значительным отклонением от идеи власти большинства. Принцип пропорциональности пропорционально распределяет места, властные позиции, ресурсы, а также связан с процессом принятия решений, когда все сегменты оказывают воздействие на принятие решений пропорционально их численности;

— высокая степень автономности каждого сегмента в управлении своими внутренними делами. По всем вопросам общего характера политические решения принимаются сегментами на основе принципа пропорциональности, а по частным вопросам сегменты выносят решения самостоятельно.

Существенным недостатком данной модели демократии – утрата гибкости и темпов при принятии решений, что значительно снижает политическую стабильность и маневренность; право вето может привести к тому, что решение может быть вообще не принято; право пропорционального представительства при назначении на государственную службу игнорирует личные качества соискателя, основываясь на сегментарной принадлежности; автономия сегментов значительно удорожает сообщественную систему управления, поскольку предполагает создание для каждого сегмента своих управленческих структур. Но она эффективна в реализации стратегических задач, которые требуют консенсуса всех политических сил.

Делегативная демократия (Г.О’ Доннелл)

Новый тип демократии – делегативная, описан аргентинским политологом О’Доннеллом на основе обобщения опыта политического развития новых демократий в Аргентине, Бразилии, Перу, Эквадоре, Боливии, Филиппинах, Корее и посткоммунистических странах. Ее принципиальное отличие состоит в том, что она не относится к представительным демократиям и не стремится быть таковой. Процесс принятия решений, формирование воли большинства населения с помощью справедливых выборов, равный доступ к власти не институционализированы, отсутствуют устойчивые формы взаимодействия субъектов политики в соответствии с правилами и нормами. Однако, несмотря на это, делегативные демократии могут быть достаточно устойчивыми. В этих обществах имеются определенные политические институты, которые являются официальными и составляютинституты конституционной системы: суд, парламент, политические партии, президент. Но в силу сложных социально-политических условий, доставшихся от предшествующих правительств, немногочисленности и слабости имеющихся институтов, доминирующим в системе власти становится институт президентства, которому делегируются значительные властные полномочия.

Делегативные демократии основываются на предпосылке, что победа на президентских выборах дает победителю право управлять страной по своему усмотрению, при этом он ограничен лишь сложившимся на данный момент соотношением политических сил в стране и определенным конституцией сроком пребывания у власти. Президент рассматривается как воплощение единства нации, главный знаток и хранитель ее традиций. Политика его правительства может слабо напоминать его предвыборные обещания, ведь победа на выборах предоставляет ему право самостоятельно вырабатывать политический курс, не опасаясь противодействия иных институтов власти. Предполагается, что эта фигура отечески заботиться обо всей нации, а политической базой президента должно быть движение, которое преодолевает фракционность и мирит политические партии. Делегативная демократия носит ярко выраженный мажоритарный характер. Это заключается в том, что путем справедливых выборов она формирует большинство, которое позволяет президенту на несколько лет стать единственным воплощением и толкователем интересов нации.

Отличительные признаки делегативной демократии более отчетливо обнаруживаются в сравнении с представительной демократией:

— представительные демократии имеют высокую степень институционализации и организационно-правового оформления плюрализма мнений и соответственно ориентируются на рационально-позитивный стиль политики, поэтапное решение актуальных задач. Делегативная демократия в силу того, что формируется, как правило, в условиях глубокого кризиса, имеет некий более харизматический стиль правления, где президентов избирают под обещание «спасти» страну в короткие сроки и обещать быстрое решение накопившихся проблем;

— представительные демократии основаны на принципе разделения властей, соответственно процесс принятия решений рационализирован, где определен правовой процедурный порядок их принятия и, следовательно, застрахован от грубых ошибок. В делегативных демократиях процесс принятия решений остается за президентом, что повышает вероятность совершения больших ошибок.

Теория элитарной демократии. Спорным является вопрос о масштабе политических атрибутов представительной демократии. Родоначальниками минималистских трактовок демократии, развиваемых в рамках элитарных теорий, были М. Вебер и Й. Шумпетер. М. Вебер предложил модель плебисцитарной демократии, в которой демократия выступает способом избрания лидеров и способом придания их власти легитимного характера. Однако классическую формулу элитарных теорий демократии определил Й. Шумпетер: демократия — это соперничество элит за голоса избирателей. Таким образом, в элитарных теориях демократия выступает не как правление народа, а правление элит (правления меньшинства) с согласия народа. Идея Шумпетера получила дальнейшее развитие и была дополнена критериями либерализма.

Каждая из рассмотренных теорий демократии имеет свои достоинства и недостатки. Однако, можно утверждать, что как политический режим демократия менее всего подходит для радикального решения стратегических проблем, поскольку требует постоянного согласования интересов, проработки различных общественных альтернатив, толерантности.

Подводя некоторые итоги, следует сказать, что демократия может рассматриваться в различных аспектах:

— в институциональном аспекте для характеристики политического режима, который отличается определенной совокупностью политических и правовых признаков: в частности, наличием гражданского общества, принципом разделения властей, выборностью представительных органов власти на альтернативной основе и т.д.;

— в процессуально-процедурном аспекте термин «демократия» понимается как способ принятия решений, где господствует принцип подчинения меньшинства воле большинства, принцип представительства, разделение ветвей власти и др. механизмы, обеспечивающие демократические решения;

— в культурологическом аспекте демократия связана с определенной культурой общества (в том числе и политической культурой), основанной на принципах автономии индивида, толерантности и гражданской ответственности;

— в ценностном аспекте понятие «демократия» указывает также на определенную политическую и социальную ценность, неразрывно связанную с принципами свободы, прав человека, созданием максимальных условий для саморазвития личности.

Вместе с тем, можно отметить, что вряд ли в мире отыщется другое политическое понятие, которое было бы столь же мифологизировано и многозначно, как демократия. Для одних за ним стоит альтруистская мечта о безбрежных правах и свободах народоправия, а для других — импортированный с Запада вирус вседозволенности, беспредел приватизации и крушение традиционных устоев. И то и другое — миф, тем более опасный, что и идеализация демократии, и пренебрежение ею свидетельствуют о незнании сути явления, теории и практики функционирования демократического принципа в системе современной государственности. Те, кто даст увлечь себя буквальным переводом этого древнегреческого слова как «власть народа», должны знать, что в античную эпоху демократия означала, прежде всего, механизм, процедуру делегирования своих прав, а отнюдь не безбрежное народовластие в условиях рабовладения.

Становление в Казахстане подлинно демократического государства потребует ещё немало времени и усилий её народа для создания условий, в которых конституционные нормы, предусматривающие построение демократического государства, могли быть в полной мере реализованы. Думается, можно опровергнуть высказывание Вальтера «Демократия может существовать только в небольшом уголке земли», ведь демократия уже реально существует в большинстве европейских государствах.

Таким образом, можно согласиться с мнением Ю.К. Бегунова, который в работе «13 теорий демократий» утверждает: «Оказалось, что разные виды демократий могут отличаться друг от друга в большей степени, чем одна форма государственного правления от другой. Демократии в разных странах носят ярко выраженный национальный характер и не могут рассматриваться в отрыве от традиционной культуры народа, который выбрал демократическую форму правления в своём государстве»[41]. Однако, анализ основных концепций демократии показывает, что при всех недостатках и ограниченности, каждая стремится исходить из фундаментального принципа: гражданин имеет право выражать свою политическую волю и отстаивать через представительные органы.

М. Липсет указывает, что на развитие демократии существенное влияние оказывают культурные и экономические факторы. Проводя сравнительный анализ различных политических систем, он приходит к выводу, что большинство стабильных демократий характерно для более богатых и протестантских стран, а менее демократические режимы характерны для католических и бедных стран. Мусульманские страны могут рассматриваться как отдельная группа. Почти все они являются авторитарными с монархическими или президентскими системами правления. Некоторые исследователи утверждают, что ислам делает достижение политической демократии западного образца исключительно трудным, поскольку он не признает разделения духовной и светской власти. Интересным фактом, также подтверждающим значение культурных факторов, является то, что почти все послевоенные «новые государства», для которых характерны стабильные демократические режимы, являются британскими колониями.Утверждение развитой демократии во многом зависит от успешного создания демократических институтов. В соответствии с типологией демократий Г. О’Доннелла Казахстан, Россия, Беларусьявляются государствами, так называемой делегативной демократии. В них произошел переход от авторитарного (тоталитарного) режима к демократически избранному правительству. Однако для утверждения демократии необходим «второй переход» от демократически избранного правительства к институционализированному, окрепшему демократическому режиму.

Преимущества демократии заключаются в том, что она позволяет сохранить политическую стабильность, предполагает низкий уровень имеющего место или потенциального насилия. В условиях демократии между решениями власти и реакцией общества существует обратная связь. Ответные сигналы общества могут выражаться в виде поддержки или критики, что является возможным благодаря независимой прессе. Демократическая форма правления сохраняет жизнеспособность в силу активного участия граждан в делах общества, обеспечения высокого уровня информации о состоянии общественных дел и глубокого чувства гражданской ответственности.

В последние годы получила распространение теория «волн демократизации». Согласно этой теории утверждение демократизма происходит в три этапа, причем на каждой из них этот процесс затрагивает различные группы стран, и что за подъемом демократизации следовал ее откат. Хантингтон дает следующую датировку: первый подъем – 1828 -1926 гг. Первая волна демократизации уходит своими корнями в американскую и французскую революции, однако появление демократических политических институтов является феноменом XIX века. Условно процесс демократизации в рамках его первой волны отличается двумя признаками: постепенным распространением избирательного права на подавляющее большинство взрослого населения, сокращением имущественного ценза; становлением и развитием ответственных представительных институтов и подотчетных им исполнительных органов. Второй подъем – 1943 – 1962 гг. то есть период переломного момента Второй мировой войны. Становление демократии определяется победой над фашизмом и антиколониальным движением. В результате были восстановлены демократические режимы во Франции, Голландии, Дании, Бельгии и др. странах Западной Европы. В результате антиколониальных движений были установлены демократические формы правления в Индии, Нигерии, Филиппинах, Шри-Ланка и т. д. К началу 60-х годов 36 стран были включены в демократический мир. Затем вновь следует откат, ознаменованный длинной цепью военных переворотов в латиноамериканских, азиатских, африканских и даже европейских (Греция, 1967 г.) странах. Эффект от глобального отката от демократии был впечатляющим. Приблизительно одна треть государств, в которых в 1958 году функционировали демократические режимы, к середине 70-х годов имели авторитарное правление.

Третий подъем начинается приблизительно с 1974 г. Он ознаменовался демократическими переменами сначала в странах Южной Европы (Испания, Португалия, Греция), а затем в странах Латинской Америки (Доминиканская Республика, Гондурас, Перу) и Азии (Турция, Филиппины, Южная Корея).Кульминацией «третьей волны демократизации» явилось крушение коммунистических режимов в Советском Союзе и странах Восточной и Центральной Европы. Концепция «третьей волны» демократизации базируется на следующих основаниях:переход к демократии во многих странах имеет много общих черт, и их следует рассматривать как частные случаи мирового политического движения; признается множественность форм демократического устройства; относительная устойчивость демократических ориентаций, демократия рассматривается как самоценность; переход к демократии трактуется как глобальный процесс, глобализация процесса демократизации выражается в том, что ни одна страна не может не испытывать влияния общего демократического движения.

Однако Хантингтон считает, что в настоящее время имеется множество оснований полагать, что третья волна демократизации теряет силу и не исключает возможности обратной волны авторитаризма в мире. Причинами этого процесса он выделяет следующие:

— система трудностей в молодых демократиях;

— мировой экономический кризис;

— переход к авторитарному правлению одного из демократических государств, что может вызвать эффект снежного кома;

— разочарование части населения, особенно ключевых элитных групп в демократических ценностях;

— социальная и политическая напряженность при осуществлении модернизации в сжатые сроки;

— нарушение законности и правопорядка в результате терроризма, действий оппозиционных сил и т.д.;

Таким образом, демократизацией в начале ХХI века не заканчивается процесс политических перемен, предполагается синусоидальный характер развития демократического процесса, что может привести к откату части стран назад, так и к четвертой волне демократизации.

11. Современные теории демократии

Современное теоретическое осмысление демократии связано с именами Дж.Локка, Ш.Монтескье, Ж.Ж.Руссо, А.Токвиля, Дж.Мэдисона, Т.Джефферсона и других мыслителей XVII–XIX вв. Наблюдалась следующая тенденция: если прежде в трактовке демократии преобладал нормативистский подход, связанный с определением целей, ценностей, источников демократии ее идеалов, затем эмпирически-описательный (дескриптивный), который охватывал вопросы о том, что такое демократия и как она функционирует на практике, впоследствии же определяющим стал процедурный подход, связанный с попытками понять природу демократических институтов, механизм их функционирования, причины развития и упадка демократических систем.

Существуют либеральные, консервативные, популистские, коммунистические и анархистские трактовки демократии, плюралистические и элитарные концепции, идеи прямой и представительной демократии, модели охранительной, развивающей, партиципаторной демократии (или демократии прямого участия).

Суммируя различные подходы, российский политолог Л.В.Сморгунов выделяет две основные теоретические парадигмы: либерально-демократическую и радикально-демократическую

Либерально-демократическая и радикально-демократическая теории

Общество как сумма индивидов

Первенство прав человека

Представительная демократия, выборы

Подчинение меньшинства большинству с защитой прав меньшинства

Первенство общего блага

Единство прав и обязанностей

Подчинение меньшинства большинству

Эти теории по-разному определяют границы деятельности государства, необходимые для обеспечения прав и свобод человека. Либерально-демократическая теория рассматривает демократию не столько как порядок, позволяющий гражданам участвовать в политической жизни, сколько как механизм, защищающий их от произвола властей и беззаконных действий других людей. Радикально-демократическая теория акцентирует внимание на социальном равенстве, суверенитете народа, а не личности, игнорирует разделение властей, отдавая предпочтение непосредственной, а не представительной демократии.

По мнению Ш.Эйзенштадта,[2] основные различия в современном политическом дискурсе заключаются между плюралистическими и интегралистскими, или тоталитаристские концепциями политики. Плюралистическая концепция рассматривала индивида как потенциально ответственного гражданина и исходила из активного участия граждан в важнейших институциональных сферах, поиску которых отводилась решающая роль. Результатом явилось провозглашение конституций и воплощение их положений в конституционно-демократических режимах; утверждение представительных институтов, как гарантии открытости политического процесса; установление верховенства права и независимости судебной власти.

Авторитарные и тоталитарные концепции . в т. ч. их «тоталитарно-демократические» интерпретации, отрицали обоснованность надежд на формирование ответственной гражданственности через такие открытые процессы. Их объединяло идеологическое понимание мира, исходящее из преобладания коллективизма над другими формами устройства общества, и сутью которых является вера в возможность преобразования общества посредством тотального политического действия. Такую демократию называют марксистской, народной, социалистической, куда относятся самые различные модели демократии, порожденные марксистской традицией.

Демократия здесь означает социальное равенство, выстроенное на обобществлении собственности, что надлежит отличать от «политической» демократии, служившей фасадом равенства.

Марксистско-ленинская теория рассматривает общество исключительно с классовых позиций, трактуя аналогичным образом и демократию — как политический строй, отражающий только интересы экономически господствующего класса. «Демократия, – писал В.И.Ленин – не тождественна с подчинением меньшинства большинству. Демократия есть признающее подчинение меньшинства большинству государство, т.е. организация для систематического насилия одного класса над другим, одной части населения над другою».

Особенностью социалистической демократии является ее ярко выражённый социальный аспект. Она исходит из однородности воли рабочего класса, как наиболее прогрессивной, организованной и единой части общества. Поэтому на первом этапе построения социалистической демократии предусмотрена диктатура пролетариата, которая должна отмирать по мере нарастания однородности общества и естественного слияния интересов различных классов и групп в единую волю народа.

Власть народа реализуется через советы, в которых представлены рабочие и их естественные союзники — крестьяне. Советы обладают полной властью над всеми сферами хозяйственной, политической, общественной жизни и обязаны исполнять волю народа, выраженную на народных собраниях, а также в форме наказов избирателей.

Основной особенностью социалистической демократии является полное отрицание частной собственности и всякой автономий личности. Поскольку социалистическая демократия отрицает само понятие оппозиции, то, вполне естественно, система предусматривает однопартийность.

Вполне естественно, что такая система выродилась в некую информационную ширму социальной справедливости, прикрывая корыстные интересы правящей элиты. Реальная власть оказалась сконцентрированной у высшего партийного руководства, определявшего политическую линию в области внешних и внутренних отношений и контролировавшего различные области общественной и личной жизни граждан.

Главная слабость этой системы состоит в отсутствии контроля за властной партийной элитой, которая оказалась неподотчетной народным массам.

Другой моделью демократии, основанной на идеологических концепциях, является либеральная демократия. сущность которой заключена в приоритете интересов личности и отделении их от государственных интересов. Социально-экономическими и идейно-политическими предпосылками возникновения либеральной демократии были развитие рыночных отношений, идеологическая и политическая секуляризация, становление национальных государств. В этой теории выделяются следующие основные черты:

Народ, как субъект общественных отношений, отождествляется с собственниками. Источником власти признается отдельная личность, а ее права имеют приоритет над законами государства. Права личности закрепляются в конституции и защищаются независимым от государства судом, поэтому в государствах либеральной демократии господствует прецедентное право.

Свобода трактуется не как активное участие в политике, а как отсутствие ограничений и принуждений, вмешательства со стороны государства и других индивидов в сферу собственных интересов граждан. Гарантами такой свободы являются общественные институты всестороннего обеспечения прав личности. Власть конструируется на основе принципа разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную ветви, которые противопоставлены друг другу. Она функционирует на базе системы сдержек и противовесов в целях эффективного предотвращения злоупотреблений любой из ветвей своими полномочиями.

Право меньшинства обеспечивается ограничением компетенции большинства лишь в определенной сфере общенациональных интересов. Меньшинство вправе отстаивать свое мнение даже вопреки принятому большинством решения, но только в рамках соответствующих законов или судебных прецедентов.

Либеральная демократия имеет существенные изъяны с точки зрения социальной справедливости и эффективности государственного механизма.

Современные либералы, в отличие от своих политических и идейных предшественников, не отрицают необходимости государственного участия во многих сферах жизнедеятельности общества, но при условии ограничения масштабов такого вмешательства, особенно в области экономики. По-прежнему, приоритет в иерархии ценностей у либеральных демократов безоговорочно принадлежит свободе. Движение к свободе мыслится либералами, как процесс постепенного освобождения человека от оков зависимости от природы, общества и государства. В либеральной политике индивидуум находится в центре внимания общества. Однако, максимально возможная свобода каждого, отдельно взятого гражданина имеет границы и не означает вседозволенности и анархии, так как человек — существо социальное и он связан тысячами нитей с обществом. Поэтому человек обязан осознавать и нести свою ответственность перед согражданами.

Современные либералы не отрицают вмешательство государства в деятельность общества. Главный вопрос заключается в определении масштабов такого вмешательства. Либералы продолжают отстаивать интересы собственников. Однако, как свидетельствует реальная действительность, ни рынок, ни частная собственность не устраняют общественного неравенства, а следовательно, не обеспечивают свободу для всех. Поэтому в либеральной теории возникает антиномия между свободой и равенством, свободой и справедливостью. По мнению либералов, она разрешается признанием равенства не целью, а средством, чтобы осуществить свободу.

К началу XXI в. заметно снизилось внимание к идеологическим конструкциям, и возрос интерес к различным националистическим и цивилизационным версиям демократии.

Значительное место в современных демократических теориях занимает концепция партиципаторной демократии, которую разработали современные политологи Кэрол Пейтман, Крофорд Макферсон, Джозеф Циммерман, Норберто Боббио, Питер Бахрах, Бенджамин Барбер и некоторые другие. Суть данной теории является возвращение к классическим идеалам демократии, предполагающим активное участие граждан в обсуждении и принятии решений по главным вопросам общественной жизни. Они считают важнейшим условием демократического участия и его распространения социальное равенство: принцип участия должен относиться и к негосударственным общественным институтам, где люди прямо выражают свою волю, в первую очередь к трудовым коллективам, трактуя ее, в частности, как самоуправление граждан. Свобода, равное право на саморазвитие могут быть достигнуты только в партиципаторном обществе, которое совершенствует чувство политической эффективности и способствует проявлению заботы о коллективных требованиях. В таком обществе граждане хорошо информированы, заинтересованы в своей высокой активности в общественной жизни.

Необходимость политической активности большинства граждан в партиципаторной модели объясняется тем, что снижение уровня их участия в итоге придет к «тирании меньшинства» (элиты). Противостоять авторитарному давлению сверху способна лишь сильная власть снизу. В этом случае благо народа может быть достигнуто только при обеспечении всеобщего равенства, которое заключается в том, что все граждане обязательно ежедневно занимаются принятием решений, а не только имеют равные возможности участия.

В партиципаторной модели политическое участие рассматривается не как средство для достижения какой-либо цели. Оно само является целеполаганием, т.е. содержит цель в себе, ибо только по-современному понятое участие благоприятствует интеллектуальному и эмоциональному развитию граждан. Немаловажно и то, что с обычных для либеральных теоретиков позиций индивидуализма, опирающегося на собственность, политический процесс чаще всего рассматривается как жесткая борьба конкурентов за недостающие им материальные блага. Если же проанализировать эту проблему с точки зрения развития и реализации человеческих способностей, то справедливость распределения материальных благ — лишь средство для достижения более значимого блага позитивной свободы. Активная вовлеченность граждан в демократический процесс является одновременно и условием, и выражением этой свободы. Таким образом, участие выполняет две функции: во-первых, защищает граждан от навязанных сверху решений; во-вторых, является механизмом самосовершенствования человека. Ради максимально возможного результата демократия должна распространяться и на другие сферы, чтобы способствовать эволюции необходимых для современности психологических качеств и партиципаторной политической культуры, которая может сформироваться только по принципу К.Пейтмана «учись участвовать, участвуя». Идеальное партиципаторное общество характеризуется прямым вовлечением граждан в управление без посредников ключевыми политическими и социальными институтами, подотчетностью лидеров рядовым членам и высшей степенью демократической легитимности.

Вместе с тем данная теория достаточно уязвима для критики. По мнению некоторых отечественных исследователей, недостатки данной модели связаны «с невозможностью установления эффективных и постоянно действующих институтов прямой демократии, как в силу пространственно-временных параметров, так и субъектно-объектных отношений».[5] Прямая демократия далеко не во всех случаях является эффективным методом принятия решений не только на общенациональном, но и на локальном уровне. Поэтому низка вероятность постоянного и успешного функционирования партиципаторной демократии в рамках нации-государства даже в небольших по масштабам государствах. Исключения могут составлять лишь общенациональные референдумы по наиболее фундаментальным проблемам, связанным с вопросами государственного устройства.

Другой недостаток, часто отмечаемый критиками теории партиципаторной демократии, состоит в том, что она, фактически абсолютизируя идею общего интереса, таит в себе угрозу тирании большинства. Ведь при практической реализации многих положений теории прямой демократии остаются открытыми проблемы автономии личности, свободы индивидуальности, а также проблемы добровольности участия или неучастия в политическом процессе.

Сторонники элитарной модели демократии делят общество на правящее меньшинство — элиту и невластвующее большинство — массу. Масса не интересуется политикой, не обладает необходимыми знаниями и полной информацией, не умеет принимать правильные решения, поэтому она добровольно передает элите право руководить политическим процессом. Политическое участие массы ограничено выборами вследствие того, что большинство граждан иррационально, некомпетентно и имеет неустойчивые предпочтения. К тому же рост гражданского участия ведет к подрыву стабильности и эффективности, достижение которых является едва ли не главной целью демократии.

Родоначальником элитарной концепции демократии является Йозеф Шумпетер, который утверждал, что демократия не означает, что народ непосредственно управляет. «Демократия значит лишь то, что у народа есть возможность принять или не принять тех людей, которые должны им управлять». Демократичность этого метода определяется наличием свободной конкуренции за голоса избирателей между претендентами на роль лидеров.

В качестве условий успеха демократического метода известный политический мыслитель выделяет четыре: во-первых, высокое качество человеческого материала, избираемого во властные структуры; во-вторых, ограничение сферы действия политического решения, которое определяется качеством людей, входящих в правительство, типом политического механизма и общественным мнением; в-третьих, возможность контроля со стороны демократического правительства бюрократии во всех сферах государственной деятельности; в-четвертых, наличие демократического самоконтроля, под которым понимается высокая компетентность руководителей, учет мнения оппозиции и большую степень добровольной самодисциплины.

Соревнование между потенциальными лидерами — отличительный признак элитарной демократии, при которой все (но только в принципе) свободны конкурировать друг с другом на выборах, поэтому нужны определенные гражданские права. Единственный тип участия, доступный простым людям — в избирательном процессе, так как все другие способы участия станут попыткой контроля над властью с их стороны и могут привести к отрицанию роли лидерства. В период между выборами избиратели должны уважать разделение труда между элитой и обществом и понимать, что до следующих выборов им не стоит заниматься политикой. В этой модели демократии большинство (масса) при минимальных затратах (политическом участии исключительно в выборах) получает максимальную отдачу (элита принимает правильные решения).

Элитарная теория допускает возможность определенной социальной мобильности, позволяющей неэлитарным группам стать элитами. Элитаризм не означает, что обладающие властью постоянно находятся в конфликте с массами или что они всегда достигают своих целей за счет интересов общества и это не заговор с целью подавления масс.

Таким образом, элитарная модель демократии снимает с обыкновенных граждан ответственность за принятие политических решений и возлагает ее на лидеров, имеющих больше информации и опыта в политических вопросах. Критики этой схемы считают, что она представляет собой слабую форму демократии, так как снижение роли граждан в демократическом процессе может привести к потере интереса к политике, появлению апатии и отчуждения.

На основе модели конкурентного элитизма Энтони Даунс разработал экономическую теорию демократии, построенную на основе сформулированного им положения о том, что каждый человек с помощью рациональной деятельности в состоянии добиться максимальной личной пользы. Он предложил следующую концепцию: соперничество на выборах создает своего рода политический рынок, где политиков можно представить как предпринимателей, стремящихся получить власть, а избирателей — как потребителей, голосующих за ту партию, политическая линия которой лучше всего отражает их предпочтения. По Даунсу, система открытых и состязательных выборов гарантирует демократичность тем, что отдает власть в руки партии, философия, ценности и политика которой более всего соответствуют предпочтениям численно наиболее сильной группы избирателей.

Основные положения экономической демократии нашли свое отображение в рыночной теории демократии. Рыночная теория демократии основана на законах рыночной экономики путем экспансии этих законов и обычаев на все сферы, не только экономические, но и на социально-политические отношения. Поэтому рыночной демократией называют демократию, при которой различные социальные блага рассредоточиваются между социальными группами, с тем, чтобы индивид, имеющий низкий показатель доступа к одним социальным благам, мог компенсировать этот дефицит доступом к другим благам. Рыночная демократия построена на принципе декомпозиции социального неравенства. Этот принцип состоит в том, чтобы в обществе не допускалась поляризация по способу и объёмам потребления социальных благ – богатства, доходов, власти, престижа, уровня образования, льгот и привилегий. Поэтому эти блага распределяются между различными социальными группами. Такой принцип призван сглаживать остроту социального неравенства, препятствовать созданию статусной поляризации общества, его очевидному разделению на бедных и богатых. Рыночная демократия тесно связана с рыночным способом функционирования экономики и предполагает идентичные законы в механизме распределения социальных благ. Наиболее типичным представителем рыночной демократии являются США. Так, бывший президент США Билл Клинтон назвал современную западную демократию рыночной.

Существенный вклад в развитие теории современной демократии внес американский политолог Аренд Лейпхарт, предложивший идею консоциальной (сообщественной) демократии . под которой он понимал «сегментарный плюрализм», включающий все возможные в многосоставном обществе линии разделения, плюс демократия согласия». Большинство современных обществ являются многосоставными, характеризующимися «сегментарными различиями», которые могут иметь религиозную, идеологическую, языковую, региональную, расовую или этническую природу. Группы населения, выделяемые на основе указанных различий, американский политолог назвал сегментами многосоставного общества. Для такого общества в качестве важнейшей характеристики выступает политическая стабильность, включающая в себя такие понятия, как поддержание системы, гражданский порядок, легитимность и эффективность. К важнейшим характеристикам демократического режима относятся высокая вероятность сохранения качества демократичности и низкий уровень насилия, применяемого к обществу.

Данную модель демократии А.Лейпхарт определял через четыре характерных элемента:

— осуществление власти большой коалицией политических лидеров всех значительных сегментов многосоставного общества, что предполагает, прежде всего, создание коалиционного правительства с участием всех партий, представляющих основные слои общества;

— пропорциональность как главный принцип политического представительства, распределения постов в государственном аппарате и средств государственного бюджета;

— взаимное вето или правило «совпадающего большинства», выступающие как дополнительная гарантия жизненно важных интересов меньшинства, что предполагает при принятии окончательного решения не обычное, а квалифицированное большинство (в две трети или три четверти голосов), что давало бы представителям меньшинств до­полнительные шансы на защиту своих интересов;

— высокая степень автономности каждого сегмента в управлении своими внутренними делами.

Однако на практике такая модель демократического соучастия во власти, направленная против оттеснения меньшинств на политическую периферию и в оппозицию, применима лишь в том случае, если группы имеют свою политическую организацию и проводят относительно самостоятельную политику. При этом характерно, что решающая роль здесь также признается за элитами, которые должны получить большую свободу и независимость от давления рядовых членов для заключения соглашений и компромиссов, которые могут не вполне одобрять их приверженцы. Это дает возможность избежать обострения противоречий, даже если на низовом уровне существуют непонимание между людьми, разногласия, а то и враждебность. Однако и при данном подходе предполагается наличие минимального консенсуса относительно основных общественных ценностей. Поэтому особую важность такой автономный элитизм приобретает в глубоко разделенных обществах (например, в Северной Ирландии). В то же время особое положение элит провоцирует их эгоизм, ведет к неподотчетности руководителей членам группы. Вследствие этого консоциация как практическая модель демократии может применяться в основном в тех странах, в которых действует высоко ответственная элита.

В современное время достаточно распространена концепция плюралистической демократии . в которой в качестве приоритетеного выступает положение о том, что государство является демократическим лишь при наличии множества организаций либо автономных групп, участвующих в осуществлении власти. Возникновение идей политического плюрализма было связано с усложнением социальной структуры зрелого капиталистического общества, формированием многопартийных систем в промышленно развитых странах.

В плюралистической концепции политика рассматривается как конфликт групп интересов в поле их политической борьбы, где решения принимаются на основе компромисса ради удовлетворения максимального объема интересов. По сути дела такая демократия представляется не как власть народа, а как власть с согласия народа. Для плюралистов основное предназначение демократии — защита требований и прав меньшинств.

Образование политической воли в плюралистическом обществе происходит в открытом столкновении различных интересов, при котором нужен только минимум общих взглядов. Учитывая многообразие мнений и социальных конфликтов, невозможно принять абсолютно справедливое для всех решение. Поэтому основа для согласия — принцип большинства, однако не должна возникнуть его диктатура, нарушающая демократические правила игры и покушающаяся на неотъемлемые права человека, ибо от ошибок не застраховано и большинство.

Для выражения своих требований, поддержки либо протеста люди создают организации и группы. Плюралисты исходят из того, что ни одна из групп интересов не может доминировать в политическом процессе, так как не представляет мнения всего общества; следовательно, концентрация власти недопустима. Вместе с тем интересы каждого гражданина очень редко сводятся к какому-нибудь одному, а это препятствует расколу общества на непримиримо враждебные группировки.

Главная характеристика модели плюралистической демократии — соревнование между партиями во время выборов и возможность групп интересов (или давления) свободно выражать свои взгляды — устанавливает надежную связь между управляющими и управляемыми. Несмотря на известную удаленность данной системы властвования от идеала народного самоуправления, ее сторонники полагают, что она обеспечивает достаточный уровень ответственности для того, чтобы именоваться демократичной. Плюралисты считают, что гражданам не обязательно выражать свое мнение — за них это сделают группы интересов, причем намного эффективнее, а нужное представительство будет достигнуто даже без активности граждан. В этой модели граждане как бы дважды представлены: выборными лицами и лидерами групп и организаций, отстаивающих гражданские интересы. Политики должны быть ответственными, ибо они стремятся удовлетворить требования групп интересов в надежде на получение еще большей поддержки электората.

Критики плюралистической модели акцентируют внимание на следующих моментах: лишь небольшое количество людей формально являются членами каких-либо групп, значит, интересы всех граждан недопредставлены; группы интересов способны стать настолько мощными, что весь политический процесс превратится в компромисс, удовлетворяющий интересы только сильнейших групп, политическая система будет парализована из-за их острейшей конкуренции, а требования всех граждан останутся без внимания; развитие группового представительства интересов отводит гражданину пассивную роль, что может привести к появлению государства «политических зрителей», кото­рые в итоге утратят контроль над системой.

Модель легальной демократии во многом представляет собой возврат к протективной демократии, которая рассматривает демократия как средство, которым люди могли бы оградить себя от чрезмерного вмешательства правительства в их жизнь с ее основопологающим принципом «laisser faire». Авторы данной теории (Р. Нозик, Ф. Хайек) выступают за отделение государства от гражданского общества и принципы правового государства. Однако главное в демократии, по мнению легалистов, заключается в минимизации роли государства и создании максимального простора для индивидуальной свободы и развития свободных рыночных отношений. Именно на это и должна быть направлена власть закона, которая стоит выше как государства, так и воли большинства. Поэтому бюрократическое регулирование, по мнению Ф.Хайека, должно быть сведено к минимуму, а деятельность различных заинтересованных групп – жестко ограничена.[17] При этом легалисты практически отрицают любые формы социальной демократии, ограничивая ее только политико-правовой сферой.

Интегральную форму демократии, или технодемократию . предлагает канадский философ Марио Бунге, ищущий «третий путь» в противоположность и капитализму, и социализму. Он полагает, что новый строй должен быть основан на науке. Эта форма должна расширить современную политическую демократию в плане народного представительства и соучастия в политическом процессе. Этот строй также должен повлиять на экономическую жизнь, повысив роль кооперативной собственности и самоуправления. В области культурной жизни должна увеличиться культурная автономия и доступ к образованию на протяжении всей жизни.

Средствами для достижения этой формы демократии Марио Бунге считает просвещенное правление народа в лице его достойного представителя, а также привлечение широкого круга экспертов. Иными словами, канадский политолог утверждает достижение всеобщего равенства посредством кооперативной собственности и самоуправления.

Марио Бунге характеризует предложенную им модель демократии следующими основными признаками:

Во-первых, интегральная технодемократия предлагает не полное, а квалифицированное равенство, то есть комбинацию эгалитарности и меритократии, которая основана на трех принципах, а именно:

а) социалистическом «от каждого по способности, каждому по труду»;

б) локковском принципе законного владения плодами своего труда;

в) принципе Роулза – единственно справедливо то неравенство в распределении товаров и услуг, которое удовлетворяет каждого.

Во-вторых, интегральная демократия предполагает соединение кооперации и конкуренции.

В-третьих, она предполагает централизованную координацию сообществ посредством создания федераций и государств, в конечном счете, Мирового правительства, к созданию которого якобы стремится Западный мир.

В-четвертых, она предусматривает создание малых и более слабых государств, чем когда бы то ни было, ибо хорошо устроенное общество не нуждается в большом правительстве: за него негласно правит Всемирное Тайное Правительство.

В-пятых, в интегральной демократии должна раскрыться полная свобода личности в безнормативном обществе безнациональных людей.

Новую форму демократии – информационную демократию — предложил французский политик и политолог Мишель Рокар, который считает сердцевиной демократии реальность взаимосвязей между выборными лицами, средствами массовой информации и избирателями. Не вдаваясь в существо того, что представляет собой демократия в целом как власть большинства, Мишель Рокар сосредоточивается на частном аспекте общественно-политических отношений, где, по его мнению, происходит становление новой и действенной формы демократии, свидетелями рождения которой мы являемся.

Новизна этой формы демократии состоит в том, что её составляющими выступают всеобщее избирательное право и свободная информация. При этом соблюдается условие, что обе составляющих применяются честно, без манипуляций и политического обмана политтехнологов. Естественно, что народ может реализовать свое право выбора только в условиях свободного распространения информации, когда отсутствуют политические запреты и политический террор. Если ранее демократия строилась почти исключительно на избирательных бюллетенях, то теперь между избирателем и его актом выбора находится информация.

Информация напрямую определяет демократическое действие граждан. Не случайно средства массовой информации стали называть не иначе, как «четвёртой властью». Поэтому новая форма демократии представляется Мишелю Рокару весьма современной формой организации общества и государственного правления.

К модели рефлексирующей демократии близка модель делиберативной демократии, которую разработал и обосновал Юрген Хабермас. Под демократической делиберацией понимается постоянная самокритика и самоочищение демоса, т.е. совокупности граждан. Немецкий философ предложил учитывать многообразие форм коммуникации, в которых «совместная воля образуется не только через этическое самосогласие, но и за счет уравновешивания интересов и достижение компромисса за счет целерационального выбора средств».[21] Все вопросы Ю.Хабермас сводит к коммуникативным условиям и процедурам, которые через демократическое общественное мнение придают легитимность власти. Представляется возможной формула, которую предлагает Ю.Хабермас: «свобода индивида оказывается связана со свободой всех других не только негативно, через взаимные ограничения. Правильное размежевание есть, скорее, результат совместно осуществляемого автономного законополагания. В ассоциации свободных и равных все должны иметь возможность понимать себя в качестве авторов тех законов, связанность с которыми каждый в отдельности ощущает как их адресат».[22]

Делиберативная демократия – это демократия рационального дискурса, обсуждения, убеждения, аргументации, компромиссов в ее беспартийном варианте. Т.е. эта модель основывается на убежденности в том, что человек способен перейти от роли клиента к роли гражданина государства, что он склонен к беспартийности, готов к компромиссу и даже к отказу от своих предпочтений, если они компромиссу мешают.

Новый вид современной демократии описал Г.О`Доннелл. Он назвал ее делегативной демократией (в другой интерпретации – полномочная демократия), которую можно охарактеризовать также, как демократию переходного периода, что представляет несомненный интерес для российской политической практики. По мнению исследователя, становление новых типов демократии не связано с характеристиками предшествующего авторитарного правления, а зависит от исторических факторов и степени сложности социально-экономических проблем, наследуемых демократическими правительствами.

Делегативная демократия не относится к представительным демократиям. Несмотря на то, что она не является институциональной, в то же время делегативная демократия может быть устойчивой. После прихода к власти демократического правительства появляется возможность по Г.О`Доннеллу для «второго перехода» — к институционализированному демократическому режиму. Однако такая возможность может остаться нереализованной из-за регресса к авторитаризму. Важнейшим фактором для успешного «второго перехода» является создание демократических институтов, что становится возможным при создании широкой коалиции, пользующейся поддержкой влиятельных лидеров. Эти институты способствуют решению социально-экономических проблем.

Делегативная демократия основывается на предпосылке, что победа на президентских выборах дает право победителю управлять страной по своему усмотрению в рамках существующих конституционных ограничений и установившихся властных отношений. Данный тезис подтверждается особыми отношениями между властью и обществом, установившимися исторически в России. Народ вверяет свою судьбу политическому лидеру и ожидает от него отеческой заботы о всей нации. В таких условиях невозможен политический плюрализм, так как он не поддерживается обществом, которое не видит в разнородных политических фракциях силы, способной удовлетворить интересы народа.

В странах делегативной демократии существует вертикальная подотчетность – перед избирателями, что и заставляет легитимному лидеру обращаться непосредственно к народу. В условиях делегативной демократии исполнительная власть предпочитает не распространять такую же подотчетность по горизонтали — перед другими политическими институтами: парламентом, судами, — считая их лишним препятствием на своем пути и блокируя развитие этих институтов. Исключение парламента из процесса принятия политических решений влечет за собой грозные последствия, так как в представительном органе власти притупляется ответственность за политику.

С делегативной демократией связан рост популизма, для которого необходимо наличие основных демократических ценностей: права избирать и быть избранным, наличие необходимых для этого свобод, плюрализма в различных сферах деятельности, права на объединения и т.д. Тем не менее, популизм не может быть приравнен к какой-либо форме демократии. Это скорее всего частный случай проявления демократизации. Политика популизма в условиях зарождающихся демократических институтов и норм не способствует укреплению общественного доверия — она губительна для демократии. Если в странах с институционализированной демократией имеются механизмы противодействия политикам-популистам, то в странах, где демократические институты слабы и немногочисленны, последствия иные. В обществе со слабо развитыми демократическими традициями в виду отсутствия реальных программ, популистский политик начинает искать виновных в ухудшении жизни, крахе декларируемых преобразований. Затем он обращается за поддержкой к избравшему его народу, указывая истинных, на его взгляд, виновников сложившегося положения, добиваясь их ухода с политической арены. При этом используется, в том числе, репрессивный аппарат. Все эти деяния прикрываются вывеской «для блага народа». Реально страна скатывается к авторитаризму с последующим возможным переходом к тоталитарному режиму. Причем пока народ будет ориентироваться не на реальное положение дел в экономической и социальной сфере, а на красноречивые высказывания политиков, не подкрепленные делами – опасность авторитаризма будет существовать.

Издержки делегативной демократии заключаются в преобладании исполнительной власти над законодательной. Это приводит к низкой проработанности реализуемых социально-экономических программ, к отсутствию поддержки правительства со стороны парламента, не чувствующего ответственности за проводимую политику, и в конечном итоге – к падению престижа политических партий и политиков.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *