Нормы литературного языка

НОРМЫ РУССКОГО ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА

Понятие нормы. Типы норм

Основным признаком русского литературного языка является нормативность. т.е. наличие общепринятых, общеобязательных для всех говорящих на данном языке норм.

Литературной нормой называются принятые в языковой практике правила употребления языковых единиц (правила произношения, словоупотребления, использования грамматических и стилистических ресурсов языковой системы).

Литературно-языковые нормы складываются в результате сознательного выбора языковых средств в процессе коммуникации и возводятся в ранг правильных, общеобязательных.

По мнению Л.К. Граудиной, термином нормализация обозначается комплекс проблем, связанных со следующими аспектами:

1) изучение проблемы определения и установления нормы литературного языка;

2) исследование в нормативных целях языковой практики в ее отношении к теории;

3) приведение в систему, дальнейшее совершенствование и упорядочение правил употребления в случаях расхождения теории и практики, когда проявляется необходимость укрепления норм литературного языка (Граудина Л.К. Вопросы нормализации русского языка: Грамматика и варианты. М. 1980. С. 3).

С.И. Ожеговопределил языковую норму как “совокупность наиболее пригодных (“правильных9rdquo;, “предпочитаемых9rdquo;) для обслуживания общества средств языка, складывающихся как результат отбора языковых элементов (лексических, произносительных, морфологических, синтаксических) из числа сосуществующих, наличествующих, образуемых вновь или извлекаемых из пассивного запаса прошлого в процессе социальной, в широком смысле, оценки этих элементов” (С.И. Ожегов. Работы по культуре речи // Лексикология. Лексикография. Культура речи. М. 1974).

Таким образом. нормализация представляет собой сложный и длительный отбор из числа сосуществующих языковых вариантов наиболее распространенных, устойчивых и отвечающих требованиям языковой системы. При этом учитываются такие важнейшие параметры, как степень распространения, общественного одобрения языковой единицы, степень авторитетности источника и внутренние закономерности развития самой языковой системы.

Литературно-языковые нормы общеобязательны для всех говорящих на данном языке, культивируются в специальных изданиях, фиксируются в лингвистических справочниках и словарях, т.е. кодифицируются. Кодификацией нормы называется фиксация, закрепление ее в словарях, грамматиках, учебных пособиях, прежде всего специальных словарях (орфоэпических, орфографических, словарях паронимов, синонимов, грамматических трудностей русского языка).

Нормы классифицируются по различным параметрам. По степени обязательности различают императивные (строго обязательные) и диспозитивные (вариантные) нормы.

Императивные нормы строго обязательны. Их нарушение трактуется как слабое владение русским языком. К императивным нормам относится неправильное произношение, неверная постановка ударения в словах, нарушение правил склонения, спряжения, синтаксической сочетаемости слов, неправильное словоупотребление, ошибочное построение синтаксических конструкций – словосочетаний и предложений. Нарушения императивных норм расцениваются как грубые ошибки пользования языком.

Диспозитивные (вариантные) нормы предполагают существование вариантов произношения, словоупотребления, использования грамматических единиц. Нарушение диспозитивной нормы не расценивается как грубая ошибка; это выбор одного из сосуществующих и допустимых в языке вариантов использования его средств. Например, диспозитивной нормой является норма ударения в таких словах, как твóрог – творóг; грамматическая норма в образовании некоторых форм слов, таких как спазм- спазма, манжет – манжета, гусар – гусаров и др. Языковые варианты, которые полностью тождественны, не различаются ни в смысловом, ни стилистическом отношении, называются дублетами . На протяжении исторического развития языка одно из слов-дублетов постепенно выходит из употребления и перестает являться языковой нормой.

Норма литературного языка постоянно развивается, изменяется вместе с развитием и изменением самого литературного языка. Поэтому существование слов-дублетов, языковых вариантов – закономерное и объективное явление, обусловленное динамическими процессами в обществе и в самом языке.

С вопросами развития норм русского литературного языка, их становления связаны такие явления общественной жизни, как антинормализаторство и пуризм. Антинормализаторство представляет собой такую позицию, в результате которой происходит отрицание необходимости научной нормализации и кодификации языка. Лингвисты, стоящие на антинормализаторских позициях, считают, что “язык сам собою правил” и отрицают любое вмешательство ученых в процессы становления и упорядочения литературной нормы.

Противоположностью антинормализаторской позицииявляетсяпуризм – неприятие и прямое запрещение всяких новшеств и изменений в языке. Пуристы рассматривают норму как нечто стабильное, неизменное, тем самым отрицая всякие объективные изменения в языке и процессах становления его норм. Они идеализируют в языке прошлое, давно закрепленное и испытанное.

Обе позиции являются антинаучными и одинаково неприемлемыми, поскольку, с одной стороны, игнорируется стабильность, устойчивость литературной нормы как результата человеческой деятельности, закрепленной в традициях и образцах, а с другой стороны, динамический характер нормы, ее непрерывное развитие, изменение вместе с объективно происходящими процессами изменения в языке и обществе.

Нормы классифицируются и по уровням языка – фонетическим, лексико-семантическим и грамматическим. Орфоэпические нормы (нормы произношения) регламентируют правила произношения отдельных звуков, сочетаний звуков, слов. Вызывает определенные трудности произношение таких например слов, как скучный, сердечный, прачечная (чн или шн?); декан, темп, энерги я (твердый или мягкий согласный перед [э]?) и др. К орфоэпическим нормам примыкают акцентологические, т.е. нормы правильной постановки ударения в словах. Ошибки в постановке ударения возникают, например, в таких словах, как звонúшь, договóр, квартáл, срéдства, намéрение, обеспéчение и др. Таким образом, орфоэпические нормы в целом регламентируют произношение звуков и их сочетаний, а также особенности употребления суперсегментных средств языка (выбор правильного ударения в слове, необходимой интонационной конструкции).

Нормы словоупотребления определяют особенности правильного использования слов в русском языке в соответствии с их лексическим значением, а также функционирование стилистически и экспрессивно окрашенной лексики в соответствии с целями и задачами коммуникации. Нормы словоупотребления регламентируют также употребление в языке синонимов – слов, близких или тождественных по лексическому значению, паронимов – близких, но не тождественных по значению слов (выборный – выборочный. дипломатичный – дипломатический, представить – предоставить, командированный – командировочный, эффектный — эффективный ), фразеологических оборотов. Говорящий или пишущий в соответствии с лексическими нормами выбирает нужное слово из числа существующих в языке с учетом его лексического значения, стилистической и эмоционально-экспрессивной окраски, опираясь при этом на прагматические факторы (цели и задачи коммуникации, а также обстановку общения).

Грамматические нормы делятся на морфологические и синтаксические. Морфологические нормы определяют выбор нужной словоформы из ряда вариантных форм слов разных частей речи (существительных, прилагательных, глаголов). Грамматические нормы связаны с выбором формы рода имен существительных (банкнот – банкнота, погон – погона, плацкарт – плацкарта, тапок – тапка, туфельтуфля ), некоторых падежных форм имен существительных (бухгалтеры – бухгалтера, договоры – договора, инспекторы – инспектора, лекторы – лектора, слесари — слесаря ), форм глаголов (колыхает – колышет, махает – машет, сыпет – сыплет). деепричастий (ведя, неся) и т.п.).

Синтаксические нормы предписывают правильное употребление синтаксических конструкций – словосочетаний и предложений. К этим нормам относятся правила согласования прилагательных и существительных с некоторыми формами существительных (билет с плацкартой, новая туфля, безупречное алиби ), нормы управления глаголов (оплатить что-либо, уделять внимание чему-либо, уверенность в чем-либо ), правила использования причастных и деепричастных оборотов. Синтаксические нормы также определяют порядок построения предложений в соответствии с особенностями порядка слов в русском языке, правила построения сложных предложений.

К особой группе относятсястилистические нормы русского языка, которые определяют особенности употребления в речи стилистически окрашенных языковых единиц, т.е. единиц, обладающих стилистической окраской книжности или разговорности. Стилистическая окраска отдельных языковых элементов должна соответствовать стилистической окраске всего текста. Нарушение стилистических норм приводит к стилевому разнобою, стилистически неоправданному комизму, стилистическим ошибкам.

Таким образом. литературно-языковую норму можно рассматривать как одно из важнейших условий стабильности, единства и самобытности национального языка, его успешного функционирования в качестве важнейшего средства общения людей и хранителя богатств русской духовной культуры.

Разновидности речевых ошибок

Если нормы являются обязательными правилами использования языка в речи, то резкие, немотивированные отступления от литературной нормы следует рассматривать как речевые ошибки. Типология ошибок, вызванных отклонениями от литературно-языковой нормы, связана с уровнями языка.

В письменной речи встречаются орфографические и пунктуационные ошибки, возникающие в результате нарушения правил орфографии и пунктуации.

В устной речи возможныорфоэпические ошибки — нарушения норм произношения и неправильная постановка ударений в словах. Для того чтобы избежать орфоэпических ошибок, необходимо пользоваться орфоэпическими словарями русского языка и словарями ударений.

И в устной, и в письменной речи возможнылексические ошибки. возникающие в результате неправильного или неточного употребления слов, без учета их семантики (лексического значения), особенностей лексической сочетаемости, в результате смешения паронимов, неуместного выбора их в речи.

Грамматические ошибки появляются по причине нарушения грамматических законов русского языка, норм формообразования, построения синтаксических конструкций – словосочетаний и предложений. В соответствии с тремя основными разделами грамматики различаются ошибки в словоизменении, словообразовании и синтаксисе. Эти ошибки преодолеваются с помощью знания грамматики русского языка. Для искоренения этих ошибок необходимо обращаться к грамматикам, грамматическим словарям русского языка, словарям грамматических трудностей.

В связи с отклонением от современной стилистической нормы на всех уровнях языка различаются и стилистические ошибки. которые возникают в результате неправильного или немотивированного использования языковых единиц (слов, словосочетаний и предложений), обладающих стилистической окраской, не соответствующей стилистической окраске всего текста. Например, книжные слова, неуместно употребленные в разговорно-обиходной речи, нарушают стилевое единство текста и создают страшную болезнь речи, о которой писал К.И.Чуковский в своей книге о русском языке “Живой как жизнь”, — канцелярит . Ты по какому вопросу плачешь? или Дорогая, тебе плащ не лимитирует?

Варианты, их типология

В литературном языкесуществует также пласт языковых единиц, которые стоят на грани нормы и не-нормы. Эти единицы представляют собой языковые варианты. Языковые варианты существуют на фонетическом, лексико-семантическом и грамматическом уровне. На фонетическом уровне существуют варианты произношения ([д´э]кан – [дэ]кан, [т´э]мп – [тэ]мп, до[жд]и – до[жж]и), акцентные (дóговор – договóр, твóрог – творóг, звóнишь – звонúшь ), фонематические (туннель – тоннель, шкаф – шкап ). Лексические варианты представляют собой языковые единицы, обладающие тождественным лексическим значением, но различающиеся звуковым составом (ветер – ветр, золото – злато, огонь – огнь ).

Грамматические варианты представляют собой вариантные формы одного и того же слова. Существуют словоизменительные варианты. представляющие собой варианты словоизменительных форм (форм рода: банкнот – банкнота, плацкарт – плацкарта, спазм – спазма, падежных форм: бухгалтеры – бухгалтера, за дверьми – за дверями) ; словообразовательные. у которых вариативны словообразовательные аффиксы (двойной – двойственный, дипломатичный – дипломатический. туристский – туристический) и синтаксические – варианты управления, согласования и примыкания.

Таким образом. и речевые ошибки, и варианты литературной нормы можно классифицировать по уровням языка. Но если речевые ошибки представляют собой грубые нарушения нормы, которые недопустимы в речи образованных людей, то варианты нормы возможны в речи носителей языка, т.к. появляются в результате объективных колебаний нормы на определенном этапе развития языка, проявления неустойчивости, нестабильности языковых единиц плана выражения.

ОРФОЭПИЧЕСКАЯ НОРМА

Орфоэпическая (с греч. orthos – правильный и epos – речь) норма рассматривает правила произношения слов и постановки ударения в них.

Исторические основы русской орфоэпии. Старомосковская и ленинградская нормы произношения

Русское литературное произношение складывалось в течение долгого времени. До образования национального языка в XVII в. на разных территориях были распространены диалектные разновидности русского языка. Вместе с присоединением к Московскому княжеству других княжеств росла экономическая, политическая, культурная роль Москвы как столицы централизованного Русского государства. В связи с этим рос и престиж московского говора. Его нормы, в том числе и произносительные, перерастали в нормы общенациональные.

Этот процесс облегчался тем, что говор Москвы – среднерусский, где сглажены наиболее резкие диалектные черты северного и южного наречий. Окончательно нормы литературного произношения оформились к концу XIX в. Это было произношение старой московской интеллигенции, за ним стояла непререкаемая традиция московского Малого театра. Не случайно В.И. Чернышев, языковед, член-корреспондент АН СССР (1931 г.), один из организаторов семнадцатитомного “Словаря современного русского литературного языка”, в 1915 г. писал: “Образованные люди во всех местах России говорят по-московски”.

Но уже во II пол. XIX в. у московской нормы появился конкурент – петербургское произношение, которое начинало претендовать на роль образца. Его главное отличие от московской нормы состояло в книжном, “буквенном9rdquo; произношении. Петербургское произношение не стало орфоэпической нормой, не было признано сценой, но его особенности оказали огромное влияние на развитие произносительной системы. А изменение состава населения Москвы привело к тому, что и московское произношение, сохранив основную характеристику (аканье), существенно изменилось.

5.189.137.82 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам.

2. Нормы русского литературного языка

Языковая норма – это правила использования речевых средств в определенный период развития литературного языка, т.е. правила произношения, словоупотребления, использования грамматических и стилистических средств. Это единообразное, образцовое, общепризнанное употребление элементов языка (слов, словосочетаний, предложений).

Норма – это относительно устойчивый способ выражения, исторически принятый в языковом коллективе (норма осуществляется в языке на основе выбора одного из вариантов, обязательного для образованной части общества). Нормативность – это важнейший фактор владения русским литературным языком.

Вопрос о норме связан с обстоятельствами выбора для говорящего, с реальной речевой конкуренцией двух или, реже, нескольких языковых единиц. При этом складываетсядва типа конкуренции .

Во-первых, с нормативным фактом может конкурировать ненормативный, или речевая ошибка – нарушение нормы (ср. правильное класть, отключи’т и ошибочное ложить, отклю’чит ).

Во-вторых, конкурировать могут общий для литературного языка вариант и вариант ограниченного употребления (ср. обусловливать и разг.обуславливать ).

Первая ситуация, в случае неправильного выбора, связана с понятием грубой речевой ошибки. вторая – с понятием речевой (стилистической) погрешности (речевого недочета).

Типы норм. В зависимости от того, к какому уровню языка относится конкретная норма, различаются следующие типы.

Орфоэпические нормы (нормы произношения) охватывают собственно произношение и нормы словесного ударения. Эти нормы связаны с фонетическим уровнем языка.

Лексические нормы (нормы словоупотребления) связаны с осмыслением правильности, точности, уместности слова в контексте и тексте.

Грамматические нормы (морфологические и синтаксические) регламентируют выбор нужных грамматических форм слов или грамматических конструкций. Эти нормы связаны с морфологическим и синтаксическим уровнями языка и опираются на их систематику.

С учетом формы речи (устной, письменной) систему норм литературного языка можно представить в виде таблицы:

Нормы литературного языка

Для устной речи

Морфологические нормы(правильное формообразование)

Синтаксические нормы(правильное употребление грамматических конструкций)

Стилистические нормы(правильное использование языка в разных ситуациях и сферахобщения)

По степени обязательности для говорящего различаются:

1. Императивные (строго обязательные нормы закрепляют только один вариант как единственно верный; магази’н. но не мага’зин; киломе’тр – не кило’метр; краси’вее. но не красиве’е; их дело, но не ихнее дело; кладет, но не ложит; заведующий библиотекой. но не заведующий библиотеки). Даже единичное нарушение императивных норм расценивается общественным мнением как признак общего слабого владения русским языком.

2. Вариантные (не строго обязательные, нормы  предусматривают возможность свободного выбора вариантов: например, возможно употребление следующих существительных и в муж. и в жен. роде: манжет – манжета, проток – протока ). В области диспозитивных норм говорящий находится в ситуации выбора между общеупотребительной нормой и ее вариантом, характерной для более узкой сферы употребления..Например, токари, слесари – общая норма, токаря’, слесаря’ (им. мн.) – разговорный вариант нормы.Использование одного варианта вместо другого не приводит к речевой ошибки, но речевая погрешность, отклонение от принятого употребления все же имеет место.

3. Равноправные варианты— дублеты (параллельные формы уравниваются друг с другом по семантике и употребительности так, что говорящий может выбрать любую из них: творо’г — тво’рог, ина’че – и’наче, одновре’менно – одновреме’нно). Язык со временем освобождается от дублетных форм, например, при наличии вариантов краткой формы прилагательныхсвойственен, существенен исвойствен, существен. более короткие формы сейчас все активнее вытесняют более длинные.

Вариативность норм складывается исторически. Вариантные нормы отражают стремление языка к изменению, что порождает вариативность.

Литературные нормы находят свое отражение во всех лингвистических словарях современного русского языка. При этом в толковых словарях отражается свод основных (обязательных) норм и общеупоребительные вариантные нормы. Например, в Словаре современного русского литературного языка» как равноправные фиксируются акцентные варианты (т.е. варианты ударения) таких слов, какнормирова’ть и норми’ровать, мышле’ние и мы’шление. Некоторые варианты слов даются с соответствующими пометами:творо’г и(разг.)тво’рог, догово’р и(прост .)до’говор. В «Орфоэпическом словаре русского языка» можно проследить за судьбой некоторых акцентных вариантов слов. Так, слова нормирова’ть и мышле’ние становятся предпочтительными, а норми’ровать и мы’шление имеют помету доп. (допустимо).

Все нелитературные единицы. включенные в словарь, маркируютсяспециальными пометами : прост. (просторечное),жарг. (жаргонное),мест. (местное) и др. Речевые ошибки в толковых словарях русского языка не фиксируются. Комплексное отражение трудностей русского языка дано в словаре-справочнике “Трудности словоупотребления и варианты норм русского литературного языка” под ред. Горбачевича К.С.

Нормы литературного языка

November 24, 2012

Любой язык как социальный феномен – явление живое, подвижное, теснейшим образом связанное с жизнью его носителей. Потому в языке отражается история народа, его культура. И понятие нормы литературного языка также время от времени претерпевало изменение.

Поэтому нормированность действующего языка вообще и русского в частности – явление достаточно сложное. Ведь её признаки – и устойчивость, и изменчивость. Устойчивость, т.к. в языке закреплён духовный, нравственный, умственный опыт предшествующих поколений, изменчивость – в силу движения вперёд самого общества. Потому со временем в языке устаревают одни правила, требования, а на их смену приходят другие. Это качается всех языковых уровней – лексики, фонетики, орфоэпии, морфологии, пунктуации, стилистики. К примеру, если во времена Пушкина было допустимым и даже правильным говорить «постеля9raquo;, то сейчас на конце этого существительного женского рода третьего склонения пишется сугубо буква «Ь9raquo;: постель.

Таким образом, нормы литературного языка, с одной стороны, как бы обеспечивают единообразие в понимании письменной и устной речи, с другой — дают возможность проследить, как менялся язык, какие процессы в нём проходили, каково их влияние.

Сфера действия языковых норм

Нормы русского литературного языка обычно разделяются языковедами на так называемые общие и частные. Общие называются так потому, что они функционируют в языке вообще, а частные – в отдельных его проявлениях. Например, в поэтической речи действуют одни нормы, а в документах официально-делового стиля – другие.

Общие нормы литературного языка, например:

  • в орфоэпии регулируют как правильное произнесение слов, словосочетаний, так и правильную расстановку в словах ударений. Например, слово «лошадей9raquo; согласно норме произносится так: [лашыдЭй] с ударением на последнем слоге;
  • в морфологии согласно норме у существительного «апельсины9raquo; форма Родительного падежа будет «апельсинов9raquo;;
  • в словообразовании у слова «зверушка9raquo; могут быть два суффикса – -ушк- и как вариант – -юшк-;
  • в лексике слова «искусный9raquo; и «искусственный9raquo; имеют разное значение, а потому употребляются в разных контекстах: «искусный9raquo; – как форма проявления мастерства (искусный художник, искусная вышивка) и «искусственный9raquo; в смысле «не настоящий, поддельный» (смех прозвучал натянуто, искусственно).

Отдельно можно сказать о логико-синтаксической норме. Она регулирует построение словосочетаний, а из них – предложений. Если эту норму нарушить, убрав важный смысловой элемент, например, слово или часть фразы, высказывание перестанет быть понятным.

Нормы литературного языка, связанные собственно с синтаксисом, определяют связь слов в словосочетаниях, тип связи, порядок расположения слов в предложениях. Если синтаксические нормы нарушаются, происходит смысловое обеднение фразы, возникают смысловые неточности: На совещании заместитель директора много говорил по вопросу о работе с отстающими по многим предметам по повышению их успеваемости.

Основные нормы литературного языка в орфографии ведают правильным написанием слов. Нарушение их ведёт не только к безграмотности, но и к затруднению в понимании письменного высказывания. Так, в предложении «Мальчик недолго посидел и побежал играть» в слове «посИдел9raquo; пишется И (сИдя), а не Е, иначе получится, что «мальчик посЕдел», т.е. стал седым.

Что качается пунктуационных норм, то они регулируют членение предложений на интонационно-смысловые блоки, которые на письме выделяются знаками препинания. Это даёт возможность правильно не только построить высказывание, но и понять его. В качестве примера можно вспомнить древнерусские тексты, в которых знаки препинания отсутствовали. Потому читать такой текст и понимать его было достаточно сложно. Двоякое значение приобретает и всем известная фраза о казни и помиловании. Смысл её кардинально менялся от того, в каком месте проставлялась запятая.

Нормы литературного языка

10 очаровательных звездных детей, которые сегодня выглядят совсем иначе Время летит, и однажды маленькие знаменитости становятся взрослыми личностями, которых уже не узнать. Миловидные мальчишки и девчонки превращаются в с.

Нормы литературного языка

11 странных признаков, указывающих, что вы хороши в постели Вам тоже хочется верить в то, что вы доставляете своему романтическому партнеру удовольствие в постели? По крайней мере, вы не хотите краснеть и извин.

Нормы литературного языка

Эти 10 мелочей мужчина всегда замечает в женщине Думаете, ваш мужчина ничего не смыслит в женской психологии? Это не так. От взгляда любящего вас партнера не укроется ни единая мелочь. И вот 10 вещей.

Нормы литературного языка

Топ-10 разорившихся звезд Оказывается, иногда даже самая громкая слава заканчивается провалом, как в случае с этими знаменитостями.

Нормы литературного языка

9 знаменитых женщин, которые влюблялись в женщин Проявление интереса не к противоположному полу не является чем-то необычным. Вы вряд ли сможете удивить или потрясти кого-то, если признаетесь в том.

Нормы литературного языка

Непростительные ошибки в фильмах, которых вы, вероятно, никогда не замечали Наверное, найдется очень мало людей, которые бы не любили смотреть фильмы. Однако даже в лучшем кино встречаются ошибки, которые могут заметить зрител.

Тема 2. Нормы современного русского литературно-

1. Языковая норма. Характерные особенности нормы. Факторы,

влияющие на установление литературной нормы.

Речевая деятельность людей регулируется языковыми нормами, которые складываются исторически и в значительной степени обусловлены культурной традицией.

Норму можно определить как совокупность установившихся в данном обществе и в данную эпоху языковых привычек и правил общественного пользования языком.

Соблюдение норм языка обеспечивает правильность речи. Правильность речи является обязательным компонентом образцовой речи.

Особенности языковой нормы:

— устойчивость и стабильность;

— общераспространённость и общеобязательность;

— литературная традиция и авторитет источников;

— культурно-эстетическое восприятие (оценка) языка и его фактов;

— динамический характер (изменяемость);

— возможность языкового «плюрализма».

К основным источникам языковой нормы относятся :

— произведения современных писателей, продолжающих классические традиции;

— публикации средств массовой информации;

— общепринятое современное употребление;

— данные лингвистических исследований.

2. Нормализация и кодификация литературного языка. Варианты, или вариативные формы это формальные видоизменения одной и той же единицы, обнаруживаемые на различных уровнях языка (фонетическом, лексическом, морфологическом, синтаксическом). Например: акцентологические варианты тво рог и творо г.

В каждый период жизни языка существуют хронологические варианты нормы: устаревающий (и даже устаревший), рекомендуемый и новый (в словарях обычно квалифицируемый как допустимый). Человек, считающий себя культурным, должен соблюдать рекомендуемые нормы (при этом следует ориентироваться на словари, изданные после 1985 г.).

Хронологические варианты норм создают вариативность норм литературного языка, но, кроме того, существует и вариативность норм, связанная с функционально-стилистической дифференциацией литературного языка и с наличием профессиональных норм. Так, при общелитературной норме употребления вещественных существительных в форме единственного числа (белая глина, горячий песок) в научном стиле возможно использование формы множественного числа (белые глины, зыбучие пески). Известны профессионально ограниченные нормы ударения (спорт. – легкоа тлет, морск. – компа с и т. п.).

Существование вариантов, изменение литературных норм определяются внешними (социальными) факторами и внутренними тенденциями развития фонетической, лексической, грамматической, стилистической систем.

В последние годы в лингвистике стали говорить о существовании различных факторов нормы. Сюда относят литературно-художественную употребимость данной формы, приемлемость для большинства говорящих на этом языке как родном, словарную кодифицированность, востребованность в повседневном общении, языковую нравственность, закрепившуюся в исторической памяти народа.

1. Виды литературных норм.

Орфоэпические нормы (произносительные) – регулируют выбор вариантов фонемы.

Следует произносить: [т]езис, нельзя: [т ‘]езис.

Акцентологические нормы (постановка ударения) – регулируют выбор вариантов размещения ударного слога.

Следует произносить: позвони т, звони шь, нельзя: позво нит, зво нишь; можно: краси вее, нельзя: красиве е, следует: свё кла, нельзя: свекла и т. п.

Словообразовательные нормы – регулируют выбор морфем, их размещение и соединение в составе нового слова.

Следует: наблюдатель, нельзя: наблюдалъщик; следует: рецензент, нельзя: рецензист.

Морфологические нормы – это нормы правильного употребления грамматических форм разных частей речи.

Следует: инженеры, нельзя: инженера; можно: крепкий кофе, нельзя: крепкое кофе и т. д.

Синтаксические нормы – регулируют выбор вариантов построения предложений.

Можно: Когда я подъезжал к станции и глядел в окно, у меня с головы слетела шляпа. Нельзя: Подъезжая к станции и глядя в окно, шляпа слетела с моей головы.

Лексические нормы – нормы правильного словоупотребления, то есть слово должно употребляться в том значении, которое за ним закреплено в словаре.

Стилистические нормы – нормы соответствия слов и синтаксических конструкций выбранному стилю изложения.

А. Характеристика орфоэпических норм.

Орфоэпия (от греческих слов: orthos – прямой, правильный и epos – речь) – это совокупность правил, устанавливающих единообразное произношение.

Произносительные нормы свойственны устной речи. Однако не все характерное для устной речи относится к произношению в собственном смысле. Интонация – важное выразительное средство, придающее речи эмоциональную окраску, – а также дикция не относятся к произношению.

Ударение хотя всецело относится к сфере устной речи, но, являясь в русском языке признаком либо данного слова, либо данной грамматической формы, относится непосредственно к лексике и грамматике, а не характеризует само по себе произношение.

Таким образом, орфоэпия в собственном смысле слова указывает, как должны произноситься те или иные звуки в определенных фонетических положениях, в определенных сочетаниях с другими звуками, а также в определенных грамматических формах и группах слов или даже отдельных словах, если эти формы и слова имеют свои произносительные особенности.

Язык, являясь важнейшим средством человеческого общения, нуждается в единообразии письменного и устного своего оформления. Неправильное произношение (как и орфографические ошибки) отвлекает внимание на внешнюю сторону речи и поэтому является помехой при языковом общении. Орфоэпия наряду с орфографией, минуя особенности местных говоров, делает язык средством наиболее широкого общения. Являясь одной из сторон культуры речи, орфоэпия ставит своей задачей способствовать поднятию произносительной культуры русского языка.

Сознательное культивирование литературного произношения в театре, в кино, по радио, в школе имеет огромное значение в освоении многомиллионными массами русского литературного языка.

Важнейшие языковые черты, которые определили русское литературное произношение, сложились еще в первой половине XVII века в составе разговорного языка города Москвы, так называемого старомосковского просторечия.

Разговорный язык Москвы, сложившийся к XVII веку на северновеликорусской диалектной основе под сильным воздействием южновеликорусских говоров, определил основные нормы литературного русского языка, в том числе и нормы произносительные. Установившиеся в Москве нормы передавались в другие культурные центры в качестве единого образца, постепенно усваиваясь там на почве своих местных диалектных особенностей.

Полной унификации литературного произношения нет. Возможны произносительные варианты, имеющие стилистическую окраску.

Кроме того, местное произношение всегда в определенной степени влияет на единое орфоэпическое произношение. Поэтому имеются местные отличия в произношении ряда крупных городов, таких, как Ленинград, Казань, Горький, Ростов-на-Дону, Рязань, Воронеж, Одесса и др.

В советскую эпоху ранее выработавшаяся орфоэпическая система сохранилась во всех своих основных, решающих чертах. Из нее выпали лишь отдельные частные особенности, получившие просторечный или специфически местный, московский характер. В ряде случаев произношение сближалось с правописанием. Возникли новые произносительные варианты.

Однако, несмотря на возникшие колебания и произносительные варианты, произносительная система в целом представляет собой исторически сложившееся явление, которое, развиваясь и вырабатывая новые черты, в то же время сохраняет и традиционные черты, отражающие пройденный исторический путь.

Основными источниками отклонений от литературного произношения являются письмо и родной говор. Отклонения от литературного произношения под влиянием письма объясняются тем, что не всегда имеется соответствие между буквенным и звуковым видом слова. Например, родительный падеж прилагательных мужского и среднего рода имеет в написании окончание с буквой г, а произносится в этой форме звук (в): большого (произносят больш[овъ]), слова конечно, что пишутся с буквой ч, а в произношении соответствует ей звук [ш]: конешно, што и мн.др.

В результате влияния правописания на произношение возникают произносительные варианты, допускаемые в литературном языке. Так возникли произносительные варианты формы именительного падежа прилагательных мужского рода с основой на заднеязычные: [кр?епкъй] и [кр?епк?ий], [г?ипкъй] и [г?ипк?ий], глаголов на –гивать, -кивать, -хивать: [фскакъвът?], [фскак?ивът?] и др.

Более частным источником отступления от литературного произношения является родной диалект говорящего. Так, весьма устойчивой диалектной чертой на севере является оканье. Даже при утрате окающего произношения произносят не месте безударного [о] звук, близкий к отодвинутому назад [э]: [вэда], [дэмой], [пэтом], [взэшла] или [въда], [дъмой], [пътом], [взъшла].

На юге устойчивой диалектной чертой является произношение [г] фрикативного образования – [y]. Южане, усвоив литературное произношение во всех основных чертах, очень долго сохраняют произношение [у] фрикативного.

Особенно долго держится фрикативное образование в конце слов, где звук [у] закономерно оглушается в [х], т.е. имеет место произношение: [с?н?ех], [п?ирох],[д?ен?ьх] и др. При переходе от диалектного якающего произношения к литературному могут сохраняться более открытые оттенки безударных гласных. Такое сохранение влияния диалекта на речь говорящих, усвоивших литературное произношение во всех основных чертах, тоже создает произносительные варианты. Однако многие из этих вариантов, возникших под влиянием местного говора, в образцовой литературной речи недопустимы. [Е.М. Галкина-Федорук, К.В. Горшкова, Н.М. Шанский. Современный русский язык. Ч. I. –Изд. МГУ, 1961, с. 189-191]

Приведем некоторые примеры орфоэпических обязательных норм (произношение гласных и согласных звуков).

1. Слова иноязычного происхождения, вошедшие прочно в литературный язык, знают мягкое произношение зубных согласных и р перед е, например: тема, тенор, претензия, теория, и мн. др.

Особенно следует предостеречь от произношения твердых согласных перед е в таких словах, как тема, техника, текст, картотека, Одесса, демон, музей, газета, пионер, бассейн, конкретный, берет, профессор, эффект.

В недостаточно освоенных заимствованных словах наблюдается сохранение твердых согласных в соответствии с нормой ряда европейских языков.

Произношение твердых согласных перед е наблюдается:

а) в выражениях, которые нередко воспроизводятся средствами других алфавитов: де-юре, де-факто, кредо;

б) в словах, обозначающих понятия зарубежного быта: пэр, мэр, дэнди, коттэдж, коктейль, констебль;

в) в собственных именах, фамилиях: Шопен, Флобер, Вольтер, Лафонтен;

г) в терминологии: интервью, дезинформация, модерн, ателье, шоссе, реквием, гротеск, сепсис, дедукция, модель, энергия, антитеза, стенд.

2. Произношение сочетания чн как шн было широко представлено в старой московской традиции. Эти нормы отразились в указаниях о произношении соответствующих слов в Толковом словаре под ред. проф. Д.Н. Ушакова.

В конце XIX – начале XX веков многие слова произносились еще с шн, например: булошная, беспроволошный, бутылошный, взятошник, войлошный, молошник, буднишный, бруснишный, бруснишник, беспорядошный и т.д.

По современным нормам такое произношение является устаревшим, в ряде случаев – просторечным. Под влиянием правописания произношение шн постепенно стало вытесняться произношением чн. В современном литературном произношении шн обязательно в немногих словах, в ряде других оно допустимо наряду с чн. В словах нового происхождения, особенно в словах, появившихся в советскую эпоху, произносится только чн, ср. многостаночный, поточный метод, съемочный.

В современном языке шн произносится в следующих словах: конешно, скушно, яишница, пустяшный, скворешник, прачешная, перешница, в женских отчествах на –ична: Савишна, Ильинишна, Фоминишна.

В ряде слов произношение шн допускается наряду с чн: булошная и булочная, сливошное и сливочное, яшневая и ячневая, молошный и молочный, пшенишный и пшеничный, лавошник и лавочник.

Под влиянием тюменских диалектов, в которых шн на месте чн распространено значительно шире, чем в литературном языке, в речи интеллигенции г. Тюмени произношение шн встречается в таких словах, в которых в нормированном языке употребляется чн, например, решной (вместо речной), бруснишный сок.

3. В литературном языке в конце слов в соответствии с написанием произносится -мь (семь, восемь), -бь (голупь), -вь (любофь).

4. В неопределенной форме глагола (улыбаться, заниматься, развиваться) на месте -ться по литературной норме произносится -цца (улыбацца, развивацца).

5. Суффикс -ся употребляется в глаголах после согласных звуков: смеялся, умывался, после согласных же употребляется вариант -сь: смеялась, умывалась.

Иное произношение является диалектным.

Суффикс -ся, -сь по старой московской норме произносился твердо.

В настоящее время господствующим стало произношение мягкого -сь:

смеюсь, зажглась. Лишь на сцене культивируется архаичное для общего литературного языка твердое произношение звука с у возвратных глаголов. Однако -ся произносится твердо: смеялса.

6. Особого замечания требует произношение звонкого согласного г. На месте орфографического г произносится взрывной г, который на конце слова

чередуется с взрывным к: могу – мок.

В литературном языке фрикативное г употребляется в ограниченных условиях, с колебаниями: а) всегда в междометиях ага, ого, гоп; б) в некоторых словах, широко употребляющихся в церковном произношении: Господь, Бог, (Бога и т.д.), реже: благо, благодарить, богатый. В последних словах часто произносится г взрывное.

7. В литературном языке в сочетаниях гк и гч в результате диссимиляции по способу образования вместо г произносится фрикативный звук х: мяхкий, лехкий, мяхче, лехче, облехчить, смяхчить, и под.

8. В первом предударном слоге после твердых согласных (кроме шипящих) произносится на месте орфографических а и о звук, близкий а. Не случай- но еще М.В. Ломоносов писал:

«Великая Москва в языке столь нежна,

Что «а» произносить за «о» велит она».

В других безударных слогах после твердых согласных произносится звук ъ

– краткий, редуцированный гласный среднего подъема.

В русском языке норма исключает так называемое оканье, т.е. произнесение звука о в безударном положении: нельзя, следовательно, говорить молоко, золото, дорогой, вместо о произносится редуцированный звук (средний между о и а).

9. В соответствии с ударным е в первом предударном слоге произносится звук, средний между э и и – эы: цэына, оцэынить, цэыла, цэылую, лицэывоц, кольцэывой.

После мягких согласных в первом предударном слоге в соответствии с ударным а, о, е произносится несколько ослабленный гласный переднего ряда, по степени подъема средний между и и е – ие. Примеры: вз?иела, п?иети, пр?иеди, з?иетья, т?иени, в сниегу, цв?иеты, л?иесной, с?иедой, с?иело, в?иело, в?иесло, н?иесу, в?иезу, н?иесу, иеда, иезда, ч?иесы, ш?иедить, ш?иенель.

Икающее произношение в настоящее время встречается и в литературном языке. Но такое произношение не считается образцовым и характерно для беглой речи.

В остальных предударных слогах после мягких согласных произносится звук, средний между и и е, но более редуцированный, чем в первом предударном слоге, — ь. Примеры: п?ьр?ьв?иела, п?ьр?ьв?ьз?иена, ч?ьловек.

Произношение гласных в первом предударном слоге после шипящих допускает в современном литературном языке произносительные варианты. По старой московской норме произносят в данном положении звук, средний между э и ы, — ыэ или даже ы – в соответствии с ударным звуком а; в соответствии с ударным е произносится звук эы. Примеры: жыра, жыэркое или жыркое, жыэровня, шыэгать или шыгать, шыэлить или шылить, жэылтеть, шэыстой, пшэыно, шэыренга.

Эта норма последовательно соблюдается в современном сценическом произношении, в произношении дикторов радио, но она не имеет уже широкого распространения. В настоящее время установилась вторая норма, по которой после шипящих, особенно перед твердыми согласными, в соответствии с ударным а произносят гласный, близкий к а.

Однако в ряде отдельных слов орфоэпическим следует считать произношение с ые: жыэлеть или жылеть; к сожыэлению, пожыэлей, жыэкет, жыэсмин, лошыэдей, лошыэдям, лошыэдями, лошыэдях.

Допускается много отступлений от орфоэпических норм в употреблении гласных е или о после мягких согласных под ударением.

Основным фонетическим положением, в котором в русском языке осуществилось изменение е в о, является положение перед твердыми согласными.

Поэтому незакономерно произношение ударного гласного э в таких словах, как расчесывать, дерн, с издевкой, черточка, подчеркивать, желчь, желчный, застегнутый, поблескивать, блеклый, поблекший, белесый, тверже.

Б. Характеристика морфологических норм.

Морфологические нормы многочисленны и касаются употребления формразных частей речи. Эти нормы отражены в грамматиках и справочниках. Приведем отдельные нормы.

1. Имена существительные с основой на мягкий согласный и нулевым окончанием могут относиться к мужскому и женскому роду. Среди них можно выделить некоторые семантические группы. Так, названия животных, птиц, рыб, насекомых обычно относятся к мужскому роду, за исключением слов: выпь, моль, неясыпь, мышь. Среди вещественных и конкретных существительных могут быть слова мужского и женского рода, что обусловливается только традициями употребления, поэтому в случаях сомнения следует обращаться к словарям. Ср.:

Мужской род Женский род

2. Существительные с суффиксами субъективной оценки ( -ышк-, -ишк-, -ушк-, -ищ-) сохраняют род того слова, к которому присоединяются суффиксы: дом – большой домище, сарай – старый сараишко, воробей – молоденький воробьишка, окунь – маленький окунишка, сильный голосище, нелепое письмишко.

3. Род несклоняемых существительных связан со значением слова. Неодушевленные существительные обычно относятся к среднему роду: алоэ, пальто, такси, какао, пианино, попурри, эскимо, джерси, желе, жюри, ландо, кашне, кимоно, пюре, рагу, радио и т.д. Однако в современном литературном языке зарегистрированы некоторые отклонения от нормы, например: авеню – жен. род, а также реже ср. род; болеро (испанский национальный танец) – муж. и ср. род; виски (водка) ср. и жен. род; кольраби (капуста) – жен. род; манго (фрукт тропического дерева) – муж. и ср. род; сирокко (знойный ветер в Африке) – муж. род; пенальти – муж. и ср. род; салями (сорт колбасы) – жен. род; урду, хинди (языки) муж. род, кофе – муж. род; в разг. речи – ср. род и немногие другие.

Название лиц относятся к мужскому или женскому роду в зависимости от пола обозначаемого лица, например:

Мужской род Женский род

Некоторые слова относятся к общему роду, так как могут обозначать лиц мужского и женского пола: визави, инкогнито, протеже, саами (народность), сомали (народность).

Названия животных в соответствии с литературной нормой относятся к мужскому роду, например: динго, жако, зебу, колибри, какаду, кенгуру, марабу, пони, шимпанзе. Исключение составляют слова: иваси (рыба) – жен. род; цеце (муха) – жен. род.

Название животных в предложении могут употребляться как слова женского рода, если в тексте есть указание на самку животного: кенгуру кормила детеныша.

4. У буквенных аббревиатур (сложносокращенные слова, читаемые по названиям букв) род связан с их морфологической формой. Если аббревиатура склоняется, то ее род обусловлен окончанием: вуз – муж. род, так как в именительном падеже имеет нулевое окончание (ср. в вузе, вузом и т.д.); цум – муж. род (в цуме, цумом). Если аббревиатура не склоняется, то обычно род ее определяется по роду стержневого слова, от которого образована аббревиатура: ЦК – Центральный комитет – муж. род, ВДНХ – выставка – жен. род. Однако у такого рода аббревиатур часто наблюдается отклонения от этого правила, особенно в тех случаях, когда аббревиатуры становятся привычными и отрываются

от стержневого слова. Например, НЭП – муж. род, хотя стержневое слово женского рода (политика); МИД – муж. род, хотя стержневое слово среднего рода (министерство); ВАК – муж. род, хотя комиссия – женского рода.

5. Большое количество слов мужского рода в русском языке обозначают как лиц мужского, так и женского пола. Такие существительные обозначают лиц по профессии, роду занятий, называют должности и звания, например: герой, доцент, профессор, юрист, экономист, бухгалтер, адвокат, прокурор и т.п..

За последние десятилетия в литературном употреблении распространение получили конструкции типа директор пришла при обозначении лиц женского пола. Однако если сказуемое при обозначении лиц женского пола ставится в женском роде, то определения к ним употребляются только в форме мужского рода: молодой прокурор Иванова, опытный экономист Петрова сделала отчет.

6. В творительном падеже единственного числа у существительных женского рода возможны в соответствии с литературной нормой вариантные окончания –ой, –ою, (–ей, –ею), которые различаются только стилистически: окончания –ою (–ею) характерны для книжной, официальной или поэтической речи, а окончания – ой (–ей) имеют нейтральный характер, т.е. употребляются в любом стиле: водой – водою, страной – страною.

7. У существительных мужского рода, называющих вещества, в родительном падеже единственного числа возможны вариантные окончания –а и –у: снега – снегу, сахара – сахару, формы с этими окончаниями различаются или по значению, или стилистически. Различие в значении заключаются в том, что формы с окончанием –у обозначают часть от целого: купил сахару, но: производство сахара, напился чаю, но: выращивание чая. Стилистические различия проявляются в том, что формы с окончанием –а нейтральны (характерны для любого стиля), а формы с окончанием –у свойственны прежде всего устной, разговорной речи. В письменной же речи формы на –у встречаются в устойчивых сочетаниях: дать жару, не было уговора, дать маху, ни проходу, ни проезду, без спросу. Встречаются эти формы также в словах с уменьшительным значением: лучку, чайку, кваску.

8. В именительном падеже множественного числа большинству слов по традиционным нормам литературного языка соответствует окончание –ы, –и: слесари, пекари, токари, прожекторы. Однако встречается в ряде слов окончание –а. Формы с окончание –а обычно имеют разговорную или профессиональную окраску. Лишь в некоторых словах окончание –а соответствует литературной норме, например (устойчиво 70 слов): адреса, берега, бока, борта, века, векселя, директора, доктора, кителя, мастера, паспорта, повара, погреба, профессора, сорта, сторожа, фельдшера, юнкера, якоря, паруса, холода.

Иногда формы с окончаниями –а и –ы (–и) различаются по значению, ср.:меха (выделанные шкуры зверей) и мехи (кузнечные); корпусы (туловища людей или животных) и корпуса (здания; крупные войсковые соединения); лагери (общественно-политические группировки) и лагеря (стоянки, временные поселения); хлеба (зерновые растения) и хлебы (испеченные); соболя (меха) и соболи (животные); провода (электрические) и проводы (кого-либо); ордена (знаки отличия) и ордены (в средневековом обществе, например, орден меченосцев).

Приведем примеры существительных с окончанием –ы, –и: боцманы, бухгалтеры (бухгалтера – разг.), ветры (ветра – разг.), выборы, выговоры, джемперы (джемпера – разг.), договоры (договора – разг.), инспекторы, инструкторы (инструктора – разг.), инженеры (инженера –разг. и просторечное), конструкторы, свитеры (свитера – разг.), шоферы (шофера – разг.), токари.

9. Особое внимание следует обратить на склоняемость фамилий нерусского происхождения и географических названий. Приведем лишь некоторые нормы литературного языка.

а) Фамилии на –ко типа Шевченко, Сидоренко в официальной речи и в письменной форме литературного языка не склоняются.

В разговорной речи и в художественной литературе эти фамилии употребляются в двух вариантах, т.е. могут быть несклоняемыми, но могут и склоняться: направил к Семашке, разговоры об Устименке.

б) Если фамилии совпадают с нарицательными существительными, то женские фамилии не склоняются (встретил Анну Сокол), а мужские склоняются (встретил Владимира Сокола), при этом возможно несколько случаев: фамилии, имеющие суффиксы –ец, -ек, -ок, -ел лучше склонять без выпадения гласного: Ивану Заяцу, Тимофею Перецу; фамилии оканчивающиеся на мягкий согласный, обозначая лиц мужского пола, склоняются как существительные мужского рода, хотя, будучи нарицательными, они могут быть словами женского рода. Ср. рысь – жен. род, но: Ивану Рысю, даль – жен. род, но: Владимиру Далю.

в) Русские фамилии на –ин, –ов в творительном падеже имеют окончание -ым: Фроловым, Ивановым, Калининым. Географические названия в творительном падеже имеют окончания –ом: г.Калиныном, с.Голышмановом. Окончание –ом имеют также иноязычные фамилии на –ин, –ов: Дарвином, Чаплином, Кольвином. Женские иноязычные фамилии не склоняются: Дарвин, Цейтлин и т.п. [Подробнее об этом см. указанную выше книгу, с.150–160]

Своеобразны и специфичны нормы употребления числительных в современном русском языке.

Так, например, сложные числительные типа восемьдесят, семьсот – это единственная группа слов, в которых склоняются обе части: восемьюдесятью, семьюстами (твор. пад.), о восьмидесяти, о семистах (предл. пад.). В современной разговорной речи склоняемость сложных числительных утрачивается, чему способствует и профессиональная речь математиков, однако в официальной речи норма требует склонения обеих частей сложных числительных.

Собирательные числительные (двое, трое, …, десятеро) в официальной речи не употребляются, хотя по значению совпадают с количественными числительными. Но и в разговорной речи их употребление ограничено: они не сочетаются с наименованиями лиц женского рода, с неодушевленными существительными, с наименованиями высоких званий, должностей (герой, генерал, профессор и т.п.). Собирательные числительные сочетаются с наименованиями лиц мужского пола (кроме названий высоких званий, должностей): двое мальчиков, шестеро солдат; с названиями детенышей: семеро козлят, пятеро волчат; с субстантивированными прилагательными: семеро конных, четверо военных.

В сфере прилагательных к частым нарушениям нормы относится образование сложной формы сравнительной степени. Норме соответствуют формы типа «более + начальная форма прилагательного»: более интересный. Образование типа более интереснее является ошибочным.

Многообразны нормы, касающиеся употребления глаголов.

1. Так, при образовании видовых пар глагола существуют нормы, касающиеся чередования гласных в корне:

а) Чередование обязательно, если ударение падает не на корень (укоротить – укорачивать);

б) Чередование отсутствует, если ударение падает на корень (приохотить – приохочивать), однако в ряде слов отсутствие чередования является архаичным, искусственным (заработать, заготовить, освоить, оспорить, приспособить, закончить, успокоить, удвоить, утроить).

в) Около 20 глаголов допускают колебания (варианты) в образовании видовых пар (с чередованием в разговорной речи, без чередования – в книжной, деловой), например: условиться – условливаться и уславиваться, удостоить – удостоивать и удостаивать, обусловить – обусловливать и обуславливать.

2. В русском языке существуют глаголы, оканчивающиеся на –чь. В личных формах этих глаголов, кроме 1 лица единственного числа и 3 лица множественного числа, обязательным является чередование согласных г–ж, к–ч: жгу, жгут, но: жжешь, жжет, жжем, жжете; волоку, волокут, но: волочешь, волочет, волочем, волочете.

Итак, морфологические нормы многообразны и, как сказано выше, излагаются в грамматиках и справочниках.

В. Характеристика синтаксических норм.

Синтаксические нормы предписывают правильное построение основных синтаксических единиц – словосочетаний и предложений. Эти нормы включают правила согласования слов и синтаксического управления, соотнесения частей предложения друг с другом с помощью грамматических форм слов с той целью, чтобы предложение было грамотным и осмысленным высказыванием.

Нарушение синтаксических норм имеется в следующих примерах: читая ее, возникает вопрос; Поэме характерен синтез лирического и эпического начал;

Выйдя замуж за его брата, никто из детей не родился живым.

Нормы литературного языка

Нормы литературного языка Литературная норма – это принятие в языковой практике образованных людей правила произношения, употребление слов, использование грамматических и стилистических средств. Нормы складываются в результате сознательного отбора языковых средств в процессе коммуникации и возводятся в ранг правильных, общеобязательных. Норма культивируется в печатных изданиях, средствах массовой информации, в процессе школьного обучения русскому языку. Кодификацией нормы называют закрепление ее в словарях, грамматиках, учебных пособиях. Норма относительно стабильна и системна, так как включает в себя правила выборов элементов всех уровней языковой системы; при этом она подвижна и изменчива, так как может измениться с течением времени под воздействием разговорного языка.

Следует различать понятие нормализации и кодификации. Термином нормализация обозначается комплекс проблем, предполагающих освещение следующих аспектов: 1) изучение проблемы определения и установления нормы литературного языка, 2) исследование в нормативных целях языковой практики в ее отношении к теории; 3) приведение в систему, дальнейшее совершенствование и упорядочение правил употребления в случаях расхождения теории и практики, когда проявляется необходимость укрепления норм литературного языка. Наиболее оптимальным является определение нормализации как процесса становления, утверждения нормы, ее описания и упорядочения языковедами. Нормализация представляет собой исторически длительный отбор из языковых вариантов единых, наиболее употребительных единиц. Нормализаторская деятельность находит свое выражение в кодификации литературной нормы – ее официальном признании и описании в виде правил (предписаний) в авторитетных лингвистических изданиях.

Таким образом, то или иное явление, прежде чем стать в кодифицированном литературном языке нормой, переживает процесс нормализации, а в случае благоприятного исхода (широкого распространения общественного одобрения и т.п.) закрепляется, кодифицируется в словарях с рекомендательными пометами.

Норма языка – категория социально-историческая по своей природе и динамичная по характеру функционирования и развития. Она стабильна и системна и вместе с тем устойчива и подвижна. В ее реализации и закреплении большую роль играет стремление говорящих и пишущих к сознательному сохранению традиций в использовании языковых средств.

Нормы существуют на разных уровнях языка – фонетическом, лексическом и грамматическом. Фонетические нормы диктуют правила произношения звуков, слов и высказываний. Лексические нормы определяют правила и порядок использования слов и устойчивых выражений (фразеологизмов) языка в соответствии с их значением и экспрессивно- стилистическими свойствами. Грамматические нормы устанавливают правила образования форм слов, правильность построения словосочетаний и предложений, рекомендации по их употреблению в тех или иных сферах коммуникации.

Норма различается по степени устойчивости в разных уровнях языка и в различных условиях общения. Так, сфера действия фонетических норм системна, обязательна для исполнения. Совокупность норм литературного языка, связанных со звуковым оформлением морфем, слов, предложений, называется орфоэпией. В орфоэпию включаются все произносительные нормы литературного языка, как системные, так и вариативные. К системным нормам относят редукцию безударных гласных неверхнего подъема – аканье, оглушение звонких согласных на конце слова и ряд других, которые определяются фонетическими законами русского языка. К вариативным нормам относят произносительные особенности представителей разных поколений: так представители старшего поколения произносят булошнайа, молошнаиа, мылса, бралса, а представители младшего поколения – булочнаиа, молочнаиа, мылся, брался. Различные особенности произношения могут характеризовать общенародную и профессиональную сферу употребления, например, врачи говорят алкоголь, шахтеры- добыча.

Орфоэпические варианты произношения могут принадлежать к разным стилям, в разговорной речи возможно произношение хто, тыща, Николаич и др. Фонетические нормы характеризуются как произносительные, содержащие правила произношения звуков и их сочетаний, и суперсегментные, диктующие место постановки ударения в слове и выбор интонационной конструкции.

На лексическом уровне норма регулирует использование стилистически и экспрессивно окрашенных или нейтральных лексем в соответствии с содержанием и целью речи. Так, синонимические ряды организуются не только на основе сходства, но и на основе различий: слова- синонимы различаются по стилистической и экспрессивной окраске: бежать-нестись, смотреть-уставиться-вылупиться, очи-глаза-зенки; сочетаемости: старый – пожилой (только о человеке); ухаживать–смотреть за…; оттенкам в значении: старый-ветхий-пожилой. Говорящий выбирает нужное слово в соответствии с собственным замыслом и условиями коммуникации; так, экспрессивная лексика допустима в разговорной речи, публицистике, художественной речи, но ее употребление в книжных стилях – научном, официально деловом-нарушает сложившиеся нормы русского литературного языка. Следовательно, для правильного, нормативного употребления слова или фразеологизма необходимо знать его значение, сочетаемость и стилистические свойства. Нарушение лексических норм часто происходит при использовании паронимов – близких, но не тождественных по звучанию слов, таких как представить – предоставить, дипломатичный – дипломатический, удачливый – удачный; фразеологизмов: вводить в заблуждение – водить за нос, сложить голову-дать дуба.

Следование грамматическим нормам предполагает выполнение следующих требований: следование нормам словоизменения (знание системы) и выбор нужного варианта, нужной словоформы в том случае, если система предполагает несколько вариантов. Грамматические трудности русского языка включают в себя трудности формообразования, например, формы множественного числа некоторых существительных договор-договоры, лектор-лекторы; формы родительного падежа множественного числа: партизан, апельсинов, туфель, заусениц; деепричастных форм глагола: ведя, неся и подобные. В ряде случаев в русском языке представлены варианты, например: стакан чая и стакан чаю, кусок сыра и кусок сыру, в вишневом саду и о вишневом саде, в лесу и о лесе, лагеря и лагери, тона и тоны; в таком случае выбор правильной формы диктует норма, которая регламентирует употребление словоформы в каждом конкретном случае. Иногда в языке существует запрет на образование какой-либо формы слова: пылесошу, лажу и лазию, побежу и победю; в этом случае употребление указанных форм следует избегать в книжных стилях и в определенных ситуациях общения. Но их можно использовать в просторечии.

Грамматическая норма включает в себя и следование правилам синтаксического построения словосочетаний и предложений, сюда следует отнести знание родовых характеристик существительных: правая туфля, старая тапка, вкусная брокколи; управление глаголов: обращать внимание на что — либо, уделять внимание чему-либо, уплатить за что-либо, оплатить что-либо; использование причастных и деепричастных оборотов. В русском языке существует значительное количество схем простого и сложного предложений, часть из них употребительны только в книжных стилях речи, например конструкции с причастными оборотами, с придаточными определительными, неопределенно-личные предложения; а некоторые более свойственны разговорной речи, например, предложения с родительным отрицания или родительным количественным (народу собралось, ни часу не отдохнул).

По степени обязательности различаются императивные и диспозитивные нормы. Императивные нормы строго обязательны, их нарушение трактуется как слабое владение русским языком; к императивным нормам относят неправильную постановку ударения, неверное произношение, нарушение правил склонения, спряжения и синтаксической сочетаемости слов, ошибочное использование слов и построение предложений. Диспозитивные нормы предполагают существование вариантов произношения, грамматических и синтаксических единиц, они рекомендуют отдавать предпочтение тому или иному варианту в зависимости от ситуации общения. От вариантов, объективно существующих в языке, следует отличать варианты, находящиеся за пределами литературного языка.

Объективные колебания литературной нормы обычно связаны с развитием языка, с такими ситуациями, когда оба варианта являются следствием стилистической дифференциации языковых элементов. Иногда варианты ничем не различаются ни в смысловом, ни в стилистическом отношениях. Тогда их считают дублетами, то есть полностью равнозначными: творог и творог, родился и родился, спазм и спазма, капает и каплет.

Норма – одно из важнейших условий стабильности, единства и самобытности национального языка, она ограничивает и регулирует использование в языке различных единиц. Норма литературнго языка динамична, так как представляет собой результат человеческой деятельности, закрепленный в традиции и образцах, и следовательно, способна изменяться. При нормализации какого-либо образования следует учитывать его регулярную воспроизводимость в речи, активное взаимодействие с другими единицами системы. Колебание нормы является результатом взаимодействия литературного языка с диалектами, просторечием, профессиональной речью.

Развитие литературного языка есть, в сущности становление, развитие и совершенствование его норм в соответствии с потребностями общества и в силу внутренних закономерностей языковых эволюций. В понятие языковой нормы каждая историческая эпоха вносит свое содержание. В период существования развитых национальных языков литературный язык как высший тип общенародного языка постепенно вытесняет диалекты и становится выразителем общенациональной нормы. При этом сама норма претерпевает качественные изменения в сторону демократизации. Учение о нормах литературного языка лежит в основе научных рекомендаций и прогнозов в области речевой культуры.

Комментарии к статье

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *